Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Хорошие законы у нас не работают, а плохие действуют, но только на нервы»

Анатолий Рас, писатель

12.09.2007

«ФЛУКС» против МОЛДОВЫ (№ 3)
(Flux v. Moldova (№ 3))

ДЕЛО «ФЛУКС» ПРОТИВ МОЛДОВЫ» (№ 3)
 
(Flux v. Moldova (№ 3))
 
(жалоба № 32558/03)
 
Постановление Суда
Страсбург, 12 сентября 2007 года
 
 
По делу «Флукс» против Молдовы» (№ 3) Европейский Суд по правам человека (Четвертая Секция), заседая Палатой в следующем составе:
 
Сэр Николас Братца, Председатель,
г-н Дж. Касадевалль,
г-н Г. Бонелло,
г-н K.Tрайя,
г-н С. Павловски,
г-н Й. Сикута,
г-жа П. Хирвела, судьи,
а также г-н Т. Л. Эли, Заместитель Секретаря Секции,
 
Проведя 22 мая 2007 года закрытое заседание,
 
Вынес следующее постановление, принятое в указанный выше день:
 
 
ПРОЦЕДУРА
 
1. Дело было начато после подачи жалобы (№32558/03) против Республики Молдова в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав и основных свобод человека (далее - «Конвенция») Кишиневской газетой «Флукс» (далее - «Заявитель»), 13 мая 2003 года.
 
2. Интересы заявителей представлял г-н В. Грибенча из неправительственной организации «Юристы за права человека», базирующейся в Кишиневе. Молдавское правительство (далее - «Правительство») было представлено его уполномоченным г-ном В. Пырлогом.
 
3. Заявитель утверждал, в частности, что его право на свободу выражения мнения было нарушено вследствие предъявленного ему обвинения в клевете на политика.
 
4. 9 февраля 2006 года Суд принял решение довести заявление до сведения Правительства. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции было решено рассмотреть существо жалобы одновременно с вопросом о ее приемлемости.
 
 
ФАКТЫ
 
I. Обстоятельства дела
 
5. 27 марта 1999 года, в ходе телевизионной передачи, глава отдела по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, Н. А., обвинил Валериу Матея, в то время бывшего вице-спикером парламента и председателем одной из политических партий, представленных в парламенте, в коррупции и, вместе с одной из мафиозных групп, в защите интересов нескольких компаний, якобы замешанных в преступной деятельности. Он заявил, interalia,что:
 
«... Г-на Матея следовало арестовать, поскольку он совершил и уголовное преступление, и административное правонарушение... Материалы уголовного дела, касающегося покрывания преступников, будут направлены в прокуратуру и суд. Интересы этих компаний [подозреваемых в преступной деятельности] защищает преступная группа, возглавляемая M. и г-ном Матеем, членом парламента...».
 
6. 30 марта 1999 года «Флукс» опубликовала статью под заголовком «Антикоррупционная война: генерал Н.А. против председателя Матея. Николае Алексей заявляет, что Валериу Матей предоставляет политическую защиту мафиозному клану».
 
7. Статья дословно воспроизводила содержание телевизионной передачи от 27 марта 1999 года с добавлением комментария газеты.
 
8. 30 апреля 1999 года Валериу Матей подал гражданский иск о клевете против «Флукс», в котором утверждал, что многие утверждения Н. А., опубликованные «Флукс», были недостоверными и клеветническими в отношении него. Заголовок статьи не вошел в число таких утверждений.
 
9. 20 февраля 2003 года в своем окончательном постановлении апелляционный суд констатировал, что утверждения, оспоренные Валериу Матеем, не были клеветническими по отношении к нему, interalia, потому что «Флукс» просто воспроизвела утверждения Н. А.. Однако суд пришел к выводу о том, что клеветнической в отношении Валериу Матея была следующая часть статьи: «Н. А. заявляет, что Валериу Матей предоставляет политическую защиту мафиозному клану». Суд констатировал, что во время передачи 27 марта 1999 года Н. А. не произносил таких слов, и что газета не представила доказательств того, что Валериу Матей являлся членом мафиозного клана. Суд обязал газету выплатить истцу 3600 молдавских лей и напечатать извинение в течение пятнадцати дней. Газета также была обязана оплатить судебные расходы.
 
II. Применимое национальное законодательство
 
10. Применимые положения гражданского кодекса, действовавшие во время происходивших событий
 
Статья 7. Защита чести и достоинства
 
«(1) Любое физическое или юридическое лицо имеет право обращения в суд с требованием опровержения утверждений, наносящих ущерб его или ее чести и достоинству и несоответствующих действительности, а также утверждений, не наносящих ущерб чести и достоинству, но несоответствующих действительности.
 
(2) В случаях, когда СМИ, распространившее такие утверждения, не в состоянии доказать, что они соответствуют действительности, суд должен обязать публикующий орган СМИ опубликовать не позднее 15 дней после вступления в силу судебного решения опровержение соответствующих утверждений в той же колонке, на той же странице или в той же программе или серии теле/радио передач».
 
Статья 7 § 1. Компенсация морального ущерба
 
«(1) Моральный ущерб, нанесенный человеку в результате распространения через СМИ или организации или других людей утверждений, несоответствующих действительности, а также утверждений, касающихся его или ее частной или семейной жизни, без его или ее согласия, должны возмещаться в форме денежной компенсации, размер которой определяет суд.
 
(2) Сумма компенсации определяется судом по каждому отдельному делу в размере от 75 до 200 месячных МРОТ, если информация была распространена юридическим лицом и в размере от 10 до 100 месячных МРОТ, если информация была распространена физическим лицом».
 
 
ПРАВО
 
11. Заявитель подал жалобу по статье 6 Конвенции на несправедливость разбирательств в национальных судах, на то обстоятельство, что национальные суды не обосновали принятые ими постановления и на отсутствие независимости в действиях судов. В соответствующих частях статьи 6 говорится:
 
«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях…имеет право на справедливое…разбирательство дела…независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».
 
12. Заявитель также обратился с жалобой по статье 10 Конвенции на то, что решения национальных судов повлекли за собой вмешательство в осуществление его права на свободное выражение мнения, которое нельзя было расценить как необходимое в демократическом обществе. В статье 10 говорится:
 
«1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ...
 
2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».
 
I. Приемлемость жалоб
 
13. В своей первой жалобе, Газета-заявитель предъявила дополнительные претензии по пункту 1 статьи 6 Конвенции, утверждая, что национальные суды выдвинули недостаточные причины своего решения, а их действия не были независимыми. Другая жалоба была подана по статье 1 Протокола № 1 и статье 13 Конвенции. Однако в своих комментариях относительно приемлемости и существа жалоб, Заявитель обратился к Суду с просьбой не рассматривать их по статье 1 Протокола № 1 и статье 13 Конвенции, и Суд не находит оснований для их рассмотрения.
 
14. Суд считает, что жалоба Заявителя по статье 10 Конвенции и жалоба по статье 6, касающаяся справедливости судебных разбирательств, поднимают достаточно серьезные фактические и правовые вопросы, разрешение которых возможно лишь при рассмотрении конкретных обстоятельств, а других оснований для признания их неприемлемыми выявлено не было. Поэтому Суд объявляет жалобы приемлемыми. В соответствии со своим решением применить пункт 3 статьи 29 Конвенции (см. пункт 4 выше), Суд немедленно приступает к рассмотрению конкретных обстоятельств этих жалоб.
 
II. Предполагаемое нарушение статьи 10 Конвенции
 
A. Аргументы сторон
 
1. Заявитель
 
15. Заявитель утверждал, что заголовок статьи, за который газета была наказана, был ничем иным, как субъективным выводом автора, сделанным на основании утверждений Н. А., т.е. всего лишь оценочным суждением, имевшем достаточное фактическое основание.
 
16. Статья была написана в контексте дебатов на, несомненно, важную социальную тему, а именно, предполагавшееся участие высокопоставленного политика в незаконной деятельности. Поэтому рамки усмотрения национальных судов в данном случае были очень узкими.
 
2. Правительство
 
17. Правительство согласилось с тем, что факты данного дела указывали на вмешательство в осуществление Заявителем права на свободное выражение мнения. Вмешательство было, тем не менее, оправдано по пункту 2 статьи 10 Конвенции.  Заявитель был присужден к выплате возмещения морального ущерба на основании статей 7 и 7 § 1 Гражданского кодекса. Следовательно, вмешательство было «предписано законом», и закон был доступным и предсказуемым. Оно служило законной цели защиты достоинства Валериу Матея; к тому же, эта мера была необходима в демократическом обществе.
 
18. Правительство указало на существование у национальных органов власти рамок усмотрения при определении необходимости вмешательства и выдвинуло аргумент о том, что в ситуациях, при упоминании которых в Конвенции имеются ссылки на национальное законодательство, приоритет при осуществлении задачи его применения и истолковании находится именно у национальных органов власти. Правительство заявило, что в данном деле национальные органы власти не вышли за пределы этих рамок, но использовали их вполне добросовестно, аккуратно и разумно.
 
19. Правительство утверждало, что причины, выдвинутые в обоснование вмешательства, были «существенны и достаточны», и что в данном деле национальные суды действовали в своих рамках усмотрения.
 
В. Оценка Суда
 
20. Стороны и Суд согласились с тем, что решения национальных судов и назначенное Заявителю возмещение ущерба представляли собой «вмешательство государства» в осуществление Заявителем своего права на свободное выражение мнения в соответствии с первым пунктом статьи 10. Факт того, что такое вмешательство было «предписано законом» и преследовало законную цель, также споров не вызвал. Суду остается ответить на вопрос о том, было ли вмешательство «необходимо в демократическом обществе».
 
21. Проверка того, было ли оспоренное вмешательство «необходимо в демократическом обществе» требует от Суда определить, существовала ли в нем «острая общественная необходимость», было ли оно соразмерно преследовавшейся законной цели (важным фактором для оценки соразмерности вмешательства является потенциальный эффект использованного способа выражения мнения), а также, были ли причины, приведенные национальными органами власти в его обоснование, «существенными и достаточными». При определении того, существует ли такая необходимость, и принятия каких мер она требует, национальные органы власти имеют определенные рамки усмотрения. Это право, однако, не является неограниченным, предполагает контроль со стороны Европейского Суда, которому принадлежит последнее слово в определении приемлемости ограничения свободного выражения мнения в соответствии со статьей 10 (для получения более подробной информации о соответствующих принципах, см. постановления по делам Гиневски против Франции (Giniewski v. France), № 64016/00, §§ 43-54, ЕСПЧ 2006-...; Aидин Татлав против Турции (Ayd?n Tatlav v. Turkey), № 50692/99, §§ 22-27, 2 мая 2006 г.; Гундуз против Турции (G?nd?zv. Turkey), № 35071/97, § 38, ЕСПЧ 2003-XI; Мерфи против Ирландии (Murphyv. Ireland),№ 44179/98, §§ 65-69, ЕСПЧ 2003-IX (отрывки), содержащие другие ссылки).
 
22. Кроме этого, Суд напоминает о том, что в деле Лингенс против Австрии (Lingensv. Austria), постановление от 8 июля 1986 года, серия A № 103, § 42), было решено следующее:
 
«[политик] неизбежно и сознательно выставляет каждое свое слово и дело под пристальный контроль со стороны журналистов и широкой общественности и, следовательно, должен проявлять большую степень терпимости, Нет сомнений, что пункт 2 Статьи 10 позволяет защищать репутацию всех лиц, т.е. распространяется и на политиков, даже когда они выступают не в качестве частных лиц; но в таких случаях необходимо взвешивать потребности подобной защиты в связи с интересом общества к открытой дискуссии по политическим вопросам».
 
23. Суд в первую очередь отмечает, что национальные суды расценили как клеветническое утверждение, которое не обжаловал даже истец в национальных судебных процессах, что само по себе является достаточным основанием для выявления нарушения в данном деле. Однако, даже если бы это не было так, оспоренное утверждение являлось заявлением о фактах, точность которого не вызывала сомнений, поскольку Н. А. обвинил Валериу Матея в защите интересов преступной группы, и стороны не оспаривали факт этого обвинения.
 
24. Учитывая вышеуказанные обстоятельства, тот факт, что оспоренное утверждение было высказано журналистом в ходе дебатов на тему, вызывающую общественный интерес, что истцом в национальных процессах был высокопоставленный политик и, принимая во внимание характер использовавшихся выражений, Суд приходит к выводу о том, что вмешательство не отвечало острой общественной необходимости, и, следовательно, не было необходимо в демократическом обществе. Таким образом, имело место нарушение статьи 10 Конвенции.
 
III. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции
 
25. Газета-заявитель также подала жалобу на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, утверждая, что прошедшие судебные разбирательства не были справедливыми, потому что национальные суды расценили как клеветническое утверждение, которое сам истец не обжаловал. Поскольку эта жалоба не поднимает вопроса отдельного от того, который рассматривался в связи со статьей 10 выше, Суд не считает необходимым рассматривать ее отдельно.
 
IV. Применение стать 41 Конвенции
 
48. Статья 41 Конвенции гласит:
 
«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протокола к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
 
A. Финансовый ущерб
 
27. Заявитель потребовал 260 евро в качестве возмещения финансового ущерба, складывающегося из суммы, уже выплаченной Валериу Матею, и судебных расходов, которые были оплачены для того, чтобы суды рассмотрели жалобы.
 
28. Правительство не согласилось с затребованной суммой, утверждая, что Заявитель не имеет право на возмещение, потому что судебные разбирательства в национальных судах были справедливыми, а принятые постановления вполне обоснованными. Правительство обратилось к Суду с просьбой отклонить требование Заявителя о возмещении финансового ущерба.
 
29. Суд считает требование Заявителя о возмещении финансового ущерба полностью обоснованным и удовлетворяет его в полной мере.
 
В. Моральный ущерб
 
30. Заявитель потребовал 18500 евро в качестве возмещения морального ущерба, причиненного ему нарушением его права, гарантированного Конвенцией. Обосновывая свои требования о возмещении морального ущерба, связанного с нарушением статьи 10, Заявитель сообщил о том, что был принужден опубликовать опровержение оспоренного утверждения, и сослался на более раннюю судебную практику по молдавским делам. В частности, он сослался на дела Бусуйок против Молдовы (Busuioc v. Moldova) (постановление от 21 декабря 2004 года, № 61513/00, § 104) и Савицки против Молдовы (Savitchiv. Moldova) (постановление от 11 октября 2005 года, № 11039/02, § 64), в которых были назначены четыре и три тысячи евро, соответственно.
 
31. Правительство оспорило это требование, заявив, что оно необоснованно и чрезмерно.
 
32. Учитывая факт нарушения статьи 10 Конвенции, установленный выше, Суд считает оправданным присуждение компенсации морального ущерба в данном деле. Проведя оценку на справедливой основе, Суд назначает Газете-заявителю 3000 евро (см. постановление по делу Савицки против Молдовы, § 64).
 
С. Издержки и расходы
 
33. Адвокат Заявителя потребовал 1455 евро на покрытие судебных издержек и расходов. Он представил подробную ведомость и договор, в соответствии с которым его почасовая ставка равнялась 60 евро. Расчеты в ведомости не включали в себя время, потраченное на рассмотрение жалоб по статьям 6, 8 и 13 и статье 1 Протокола № 1 к Конвенции, которые были впоследствии отозваны Газетой-заявителем.
 
34. Он заявил, что количество часов, потраченных им на работу по данному делу, не было чрезмерным, а, напротив, оправданным сложностью дела и тем обстоятельством, что комментарии по делу необходимо было составлять на английском языке.
 
35. В том, что касается почасовой ставки в 60 евро, адвокат утверждал, что ее размер находился в рамках, рекомендованных Ассоциацией адвокатов Молдовы, а именно 40-150 евро в час. Он также упомянул высокую стоимость жизни в Кишиневе, приведя в качестве примеров цены на жилье и бензин.
 
36. Правительство не согласилось с затребованной суммой на оплату представительских услуг в суде. Его представитель назвал ее чрезмерной и заявил, что сумма, затребованная адвокатом, не соответствовала той, которая была в действительности выплачена ему Газетой-заявителем. Правительство усомнилось в количестве часов, отработанных адвокатом Газеты-заявителя по делу и оспорило размер почасовой ставки оплаты. Оно также заявило, что размеры почасовой ставки, рекомендованные Ассоциацией адвокатов Молдовы, были слишком высоки, учитывая уровень среднемесячной заработной платы в Молдове, и напомнило о некоммерческом характере организации «Адвокаты за права человека».
 
37. Суд напоминает, что для того, чтобы включить судебные издержки и расходы в сумму компенсации по статье 41, должно быть установлено, что они действительно были взысканы в разумном размере (см., например, постановление по делу Амихалакоайе против Молдовы (Amihalachioaie v. Moldova), № 60115/00, § 47, ЕСПЧ 2004?III).
 
38. Компенсация судебных издержек не может быть ограничена теми суммами, которые заявитель уже выплатил своему адвокату; по существу, подобный подход лишил бы многих адвокатов мотивации представлять в суде менее состоятельных заявителей. В любом случае, Суд всегда назначал компенсацию судебных издержек и расходов в ситуациях, в которых заявители не выплачивали никаких сумм своим адвокатам до того, как Суд выносил свое решение (см., среди прочих источников, постановление по делу Илиеску и другие против Молдовы и России (Ila?cu and Others v. Moldova and Russia)  [БП], № 48787/99, § 493, ЕСПЧ 2004-VII, и Христианская демократическая народная партия против Молдовы (Christian Democratic People's Party v. Moldova), № 28793/02, § 85, ЕСПЧ 2006-...).
 
В настоящем деле, принимая во внимание наличие детализированной ведомости и сложность дела, а также тот факт, что одна из жалоб была объявлена неприемлемой, Суд назначает адвокату Заявителя 1200 евро в качестве компенсации издержек и расходов.
 
 
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО
 
1. Объявляет жалобу приемлемой;
2. Постановляет, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции;
3. Постановляет, что отсутствует необходимость рассмотрения жалобы по пункту 1 статьи 6 Конвенции на то, что национальные суды не обосновали свои решения;
4. Постановляет,
(a) что государство-ответчик обязано выплатить заявителю, в течение трех месяцев с момента окончательного вступления данного решения в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы с последующим их пересчетом в валюту Государства-ответчика по курсу, действующему на момент расчета:
(i) 260 евро (двести шестьдесят евро) в качестве компенсации финансового ущерба;
(ii) 3000 евро (три тысячи евро) в качестве компенсации морального ущерба;
(iii) 1200 евро (одну тысячу двести евро) в качестве возмещения судебных издержек и расходов;
(iv) сумму любого налога, которым могут облагаться суммы, указанные выше.
(b) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев до момента выплаты на суммы, указанные выше, выплачиваются простые проценты в размере предельного ссудного процента Европейского центрального банка в течение периода выплаты процентов с добавлением трех процентных пунктов;
5. Отклоняет оставшуюся часть иска Газеты-заявителя с требованием справедливой компенсации.
 
 
Выполнено на английском языке, представлено в письменной форме 12 июня 2007 года, в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.
 
 
 
Николас Братца                                                         Председатель Суда
 
T. Л. Эли                                                  Заместитель Секретаря Суда
 
 
© Центр Защиты Прав СМИ, перевод с английского, 2007