Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«В скольких избирательных урнах похоронен пепел надежды!»

Иван Иванюк, журналист

10.03.2009

«ТАЙМС НЬЮСПЕЙПЕРЗ» (№ 1 и 2) против СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА
(«Times Newspapers Ltd» (№ 1 and 2) v. the United Kingdom)

ДЕЛО «Таймс Ньюспейперз» (№ 1 и 2) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА»

 

(«Times Newspapers Ltd» (№ 1 and 2) v. the United Kingdom)

 
(жалобы № 3002/03 и 23676/03)
 
Постановление Суда
Страсбург, 10 марта 2009 года
 
 

По делу «Таймс Ньюспейперз» (№ 1 and 2) против Соединенного Королевства» Европейский Суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

 
г-н Лех Гарлицки, Председатель,

г-н Николас Братца,
г-н Джованни Бонелло,
г-жа
Лильяна Мийович,
г-н Пайви Хирвела,
г-жа Леди Бьянку,
г-жа Небойша Вужинич, судьи,

а также Лоренс Эрли, Секретарь Секции,
 

Проведя 17 февраля 2009 года закрытое заседание,

 

Вынес следующее постановление, принятое в указанный выше день:

 
 
ПРОЦЕДУРА
 

1. Дело было начато после подачи двух жалоб (№ 3002/03 и 23676/03) против Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») компанией «Таймс Ньюспейперз» (далее – «Заявитель») 28 октября 2002 года и 28 июля 2003 года, соответственно.

 

2. Интересы Заявителя представляла «Рейнольдз Портер Чэмберлен», юридическая фирма из Лондона. Интересы британского правительства (далее - «Правительство») защищал его уполномоченный г-н Дж. Грейнджер из министерства иностранных дел и дел британского содружества.

 

3. Заявитель утверждал, что положение законодательства Великобритании, в соответствии с которым каждый раз, когда материал скачивается из Интернета, является новым основанием для возбуждения дела о диффамации (далее - «Правило об Интернет-публикациях»), является необоснованным и несоразмерным ограничением его права на свободу выражения мнения.

 

4. 11 октября 2005 года Суд объявил неприемлемой часть жалоб и сообщил об оставшейся части жалоб Правительству. Было также решено рассмотреть  жалобы по существу в соответствии с положениями пункта 3 статьи 29 Конвенции одновременно с вопросом об их приемлемости.

 
 
ФАКТЫ
 
I. Обстоятельства дела
 

5. Заявитель, «Таймс Ньюспейперз», является владельцем и издателем газеты «Таймс». Зарегистрирован в Англии.

 
A. Две статьи в «Таймс»
 

6. 8 сентября 1999 года в своей печатной версии газета «Таймс» опубликовала репортаж под заголовком «Второй русский канал отмывания денег». В репортаже говорилось:

 

«Британские и американские следователи изучают роль предположительно второго лица в российской мафии в возможном участии в отмывании денег через Банк Нью-Йорка.

 

По имеющимся сведениям, следователи изучают связи с [Г.Л.: в оригинале статьи его имя было названо полностью], чья компания, «Нордекс» была названа ЦРУ «организацией, связанной с российской преступностью».

 

Имя [Г.Л.] всплывало ранее в расследованиях отмывания денег, которое могло иметь отношение к Банку Нью-Йорка, в котором предположительно были отмыты миллионы долларов российских денег.

 

Предприниматель российского происхождения попал в сферу внимания европейских и американских следователей в начале 90-х. Они подозревали «Нордекс» в использовании своей бывшей международной базы в Вене в качестве центра широкомасштабной операции по отмыванию денег. Его имя также фигурировало в отчете британской полиции в 1995 году, названном «Операция Иван», в котором речь шла о степени влияния российских преступников в Лондоне.

 

[Г.Л.] неоднократно отрицал какую-либо причастность к противоправным деяниям или связи с преступностью.

 

«Нордекс», которая уже не имеет своего венского офиса, также предположительно участвовала в контрабанде ядерного оружия, и к середине 90-х, как сообщалось, контролировала около 60 предприятий в бывшем Советском Союзе и еще 40 компаний на Западе.

 

«Таймс» выяснила, что в их числе находились от восьми до десяти оффшорных компании под британской юрисдикцией, включая Нормандские острова и остров Мэн.

 

Их администрирование из центра Лондона выполнял дипломированный бухгалтер, чьи офисы и дом подверглись проверкам в 1996 году городской полиции Лондона.

 

Существовали подозрения в том, что эти компании использовались для помощи в отмывании денег из России, которые затем направлялись через европейские банки. Бухгалтеру обвинений предъявлено не было.

 

Примерно в то же самое время югославский партнер, подставное лицо [Г.Л.] был остановлен и допрошен в аэропорту Лондона. Обвинение ему предъявлено не было.

 

Британское расследование деятельности «Нордекс», как считается, не увенчалось успехом по причине трудности с установлением, что деньги, пропущенные через оффшорные компании под контролем «Нордекс», имели отношение к преступной деятельности.

 

[Г.Л.], как предполагается, ранее являлся деловым партнером Виктора Черномырдина, бывшего российского премьер-министра, и в 1995 году его имя попало в заголовки после того, как выяснилось, что он фотографировался с президентом Клинтоном на мероприятии по сбору средств демократической партии США в 1993 году.

 

Также существуют предположения о существовании его совместных бизнес-предприятиях с Семеном Могилевичем, обосновавшейся в Венгрии преступной фигурой, оказавшейся в центре расследования вокруг Банка Нью-Йорка».

 

7. 14 октября 1999 года «Таймс» опубликовала вторую статью под заголовком «Свидетельства жены о связи торговца с боссом мафии». В этом репортаже говорилось:

 

«Российский бизнесмен, в отношение которого швейцарские власти проводят расследование в связи с обвинениями в отмывании преступных денег, был в дружеских отношениях с [Г.Л.], предположительно боссом мафии, заявляет жена бизнесмена.

 

Лев Черной, алюминиевый магнат – объект швейцарского расследования, был обеспечен [Г.Л.] персоналом и личным водителем, когда переехал в Израиль, по словам Людмилы Черной, жены г-на Черноя, проживающей отдельно…

 

Если утверждение г-жи Черной о существовании связи между ее мужем и [Г.Л.] достоверно, то в отношении г-на Черноя возникнут новые вопросы. В 1996 году ЦРУ характеризовало «Нордекс», компанию, управляемую [Г.Л.] и предположительно использованную для отмывания денег и контрабанды ядерного оружия, как «организацию, связанную с российской преступностью».

 

В 1996 году [Г.Л.] стал причиной скандала в Америке после того, как была опубликована его фотография с президентом Клинтоном, сделанная в 1993 году, [Г.Л.] отрицал любую причастность к преступной деятельности».

 
8. Обе статьи были выложены на сайте Заявителя в день их опубликования в газете.
 
B. Начало разбирательства
 

9. 6 декабря 1999 года Г.Л. подал иск о защите репутации в связи с двумя напечатанными в газете статьями. Иск был подан против Заявителя, редактора газеты и двух журналистов, под чьими именами были помещены эти статьи (далее - «Первый иск»). Ответчики не оспаривали то, что статьи были потенциально порочащими и не пытались доказать достоверность оспариваемых сведений. Вместо этого, они опирались исключительно на защиту, основанную на преимущественном праве[1]   (defence of qualified privilege), утверждая, что информация была такого рода, что они были обязаны опубликовать ее, и общественность имела право на ее получение.

 

10. Пока первый иск находился на рассмотрении, статьи оставались на сайте Заявителя, где они были доступны пользователям Интернета как часть архива Заявителя.  6 декабря 2000 года, Г.Л. подал второй иск о защите репутации в связи с продолжающейся публикацией статей в Интернете (далее - «Второй иск»).  Изначально, единственной формой защиты ответчиков по второму иску также была защита, основанная на преимущественном праве.  Эти два иска были объединены в общее производство, и назначено слушание для рассмотрения как вопросов ответственности, так и ее степени.

 

11. 23 декабря 2000 года, Заявитель добавил следующее вступление к обеим статьям в Интернет-архиве:

 

«Эта статья является предметом разбирательств в Высоком Суде по иску о защите репутации между [Г.Л.] и «Таймс Ньюспейперз». Ее не следует воспроизводить или использовать как ссылку без упоминания юридического отдела «Таймс Ньюспейперз»».

 

C. Разбирательства в отношении публикаций в Интернете

 

12. В марте 2001 году ответчики обратились в суд с просьбой о внесении изменений в свою защиту по второму иску. Они утверждали, что «с юридической точки зрения единственной ситуацией, в которой публикация газетной статьи в Интернете является основанием для иска, это факт первого размещения статьи в Интернете» (правило одной публикации).  Они заявили, что, в результате, право на обращение со вторым иском утрачено в связи с истечением срока давности в соответствии с главой 4A Закона о сроках давности 1980 года.

 

13. 19 марта 2001 года Высокий Суд отказал в разрешении внести изменения в защиту, опираясь, в частности, на правило общего права, изложенное в деле «Герцог Брауншвейгский против Хармера» (Duke of Brunswick v Harmer) (см. пункт 20 ниже), которое гласит, что каждая порочащая публикация создает отдельный повод для иска. Суд постановил, что, в контексте Интернета, это означало, что новым основанием для иска является каждый случай, когда осуществляется доступ к порочащему материалу (правило об Интернет-публикациях).

 

14. 20 марта 2001 года Высокий Суд пришел к заключению о том, что ответчики не имели разумных оснований для утверждений о том, что после 21 февраля 2000 года (день, когда ответчики представили аргументы в свою защиту в отношении первого иска) они по-прежнему были обязаны публиковать статьи в Интернете. В результате, суд отклонил защиту, основанную на преимущественном праве по второму иску. 27 марта 2001 года суд вынес решение по второму иску не в пользу Г.Л. без оценки объема ущерба. К этому времени Заявитель изъял статьи с сайта в Интернете.

 
D. Апелляционный суд
 

15. Ответчики обжаловали определение Высокого Суда от 19 марта 2001 года, отклоняющего правило одной публикации. По их мнению, правило об Интернет-публикациях нарушало статью 10, т.к. при его применении газеты, поддерживавшие Интернет-архив, несут непрекращающуюся ответственность за повторную публикацию порочащих материалов. Ответчики утверждали, что это неизбежно должно было оказать охлаждающий эффект на намерение редакций газет предоставить в пользование свои Интернет-архивы и таким образом ограничить их свободу выражения мнения.

 

16. В своем постановлении от 5 декабря 2001 года, Апелляционный суд, в лице судьи Саймона Брауна, отклонил апелляцию в отношении определения по второму иску со следующей мотивировкой:

 

«Мы не считаем, что правило, сформулированное в деле Герцога Брауншвейгского, накладывает ограничение на готовность предоставить и поддерживать доступ к архивам, которое является несоразмерным ограничением свободы выражения мнения. Мы признаем, что поддержание архивов, будь-то в бумажном виде или в Интернете, полезно для общества, но полагаем, что поддержание архивов представляет собой сравнительно незначительный аспект свободы выражения мнения. Архивный материал содержит устаревшие новости, и его публикация не может сравниться по важности с распространением свежей информации. Мы, однако, не считаем, что нормы права о защите чести и достоинства должны становиться помехой для добросовестного поддержания архивов. Если известно, что архивный материал является или может являться порочащим, сопровождение его предупреждением о том, что его не следует воспринимать как достоверный, обычно лишает материал всякой остроты».

 

17. 30 апреля 2002 года Палата Лордов отказала в разрешении на повторное обжалование. Впоследствии стороны урегулировали спор, и Заявитель согласился выплатить Г.Л. суммы возмещения в полном размере, а также покрыть судебные расходы в отношении обоих исков.

 

II. Применимое национальное законодательство и практика

 
A. Закон о сроках давности 1980 года
 

18. В главе 2 Закона о сроках давности 1980 года (далее - «Закон 1980 года») устанавливается общий период срока давности в шесть лет по искам о гражданских правонарушениях. В главе 4A Закона 1980 года определяется этот период в отношении исков о защите чести и достоинства и говорится следующее:

 

«Ограничение срока давности в соответствии с главой 2 настоящего Закона не применяется к искам о:

 
(a) диффамации или клевете,

(b) злонамеренном и заведомо необоснованном опорочении правового титула, злонамеренном и заведомо необоснованном опорочении товаров или злоумышленном обмане другого рода,

 

но такие иски не могут возбуждаться по прошествии одного года со дня возникновения основания для иска».

 
19. В главе 32A Закона 1980 года сказано:
 

«(1) Если у суда есть основания полагать, что было бы справедливо дать иску ход, учитывая степень, в которой:

(a) действие главы 4A данного Закона создает преимущество в отношении истца или лица, которое он представляет, и

(b) любое решение суда в соответствии с этим положением может создать преимущество в отношении ответчика или другого лица, которое он представляет,

суд может распорядиться о том, что эта глава неприменима по отношению к определенному иску или любому указанному основанию, к которому иск имеет отношение.

(2) Руководствуясь данной главой, суд должен принять во внимание все обстоятельства дела, а, в частности,

(a) продолжительность и причины задержки со стороны истца;

(b) обстоятельства, при которых причина или одна из причин задержки состояла в том, что все или некоторые из фактов применимых к основанию иска стали известны истцу только после окончания периода, упомянутого в главе 4A:

(i) день, в который любые из таких фактов стали ему известны, и

(ii) степень оперативности и разумности, с которой он действовал, узнав, могут ли упомянутые факты создать основание для иска или нет; и

(c) степень, в которой, учитывая задержку, существенные доказательства могут:

(i) быть недоступными, или

(ii) быть менее убедительными, чем, если бы иск был подан в течение периода, указанного в главе 4A».

 
B. Правило об Интернет-публикациях
 

20. Дело «Герцога Брауншвейгского против Хармера» [1849] 14 QB 154 устанавливает правило общего права, имеющее юридическое значение. 19 сентября 1830 года в еженедельнике «Уикли Диспэч» (Weekly Dispatch) была опубликована статья. В то время срок давности в делах о диффамации составлял шесть лет. В статье содержались сведения, порочившие Герцога Брауншвейгского. Через семнадцать лет после ее публикации один из агентов герцога приобрел старый номер газеты со статьей в редакции Weekly Dispatch. Другая копия была получена из Британского музея. Герцог подал в суд на эти две публикации. Ответчик, ссылаясь на дату первой публикации, возразил, что срок исковой давности истек.  Суд постановил, что доставка экземпляра газеты агенту истца являлась отдельной публикацией, в отношении которой можно было подать иск.

 

21. В деле «Годфри против Демон Интернет Лимитед» (Godfrey v Demon Internet Limited) [2001] QB 201 ответчик подал иск о защите чести и достоинства против апеллянтов, которые являлись компаниями, предоставлявшими Интернет-услуги. Они получили и сохранили на своем новостном сервере статью, порочившую ответчика, которая была прислана анонимно с помощью другой компании-провайдера. Судья констатировал:

 

«По моему разумению, ответчики, каждый раз, когда они передают порочащую информацию, и когда такая информация передается из памяти их новостного сервера, публикуют эту информацию для каждого подписчика их (ответчиков) Интернет-провайдера, получающего доступ к группе новостей, содержащей эту информацию. Таким образом, каждый раз, когда клиент ответчиков заходит на 'soc.culture.thai' и видит эту информацию, порочащую истца, это является новой публикацией для данного клиента».

 

C. Защита, предполагающая предоставление привилегии при условии соответствия лица установленным требованиям

 

22. Основным прецедентом, где применялась защита, предполагающая предоставление привилегии при условии соответствия лица установленным требованиям - это дело «Рейнольдз против Таймс Ньюспейперз» (Reynolds v Times Newspapers) [2001] 2 AC 127. При рассмотрении этого дела было установлено, что привилегия или иммунитет при условии соответствия лица установленным требованиям представляет собой абсолютную форму защиты в разбирательствах по искам о защите репутации. В руководящем решении, оглашенном в Палате Лордов, Лорд Николс от Беркенхеда объяснил суть этой защиты следующим образом:

 

«Основной принцип, условно изложенный словами, сводится к тому, что между лицом, высказывающим утверждение, и лицом, воспринимающим его, должно существовать некое обязательство или заинтересованность в обмене информацией. Часто цитируемое ненормоустанавительное высказывание Лорда Аткинсона при рассмотрении дела «Эддам пр. Уорда» (Adam v. Ward) [1917] A.C. 309, 334 таково:

 

привилегированный случай – это ... случай, когда человек, делающий высказывания, заинтересован или обязан его сделать по юридическим, социальным или нравственным причинам, а лицо, которому они адресованы, имеет соответствующий интерес или обязанность в их получении. Взаимность обязательна».

 
D. Кодекс поведения Комиссии по жалобам на прессу
 

23. Комиссия по жалобам на прессу приняла Кодекс поведения, который подлежит регулярному пересмотру и изменению по мере возникновения необходимости. В пункте 1 ныне действующего Кодекса поведения говорится следующее:

 
«1. Точность
 

i) Пресса обязана следить за тем, чтобы не публиковать неточную, вводящую в заблуждение или искаженную информацию, включая изображения.

 

ii) Как только обнаружена значительная неточность, вводящее в заблуждение утверждение или искажение, они должны быть исправлены, быстро и с соблюдением соответствующей гласности, и - если уместно – должно быть опубликовано извинение.

 

iii) Пресса, сохраняя право на собственную позицию, должна ясно разграничивать комментарии, предположения и факты.

 

iv) СМИ должны предоставлять непредвзятый и точный отчет об исходе слушаний по искам о защите чести и достоинства, в которых она принимала участие в качестве одной из сторон, если не существует соглашения, предполагающего иного, или если не публикуется согласованное сторонами утверждение».

 
E. Правило одной публикации в законодательстве США
 

24. В отличие от судов Великобритании, суды США приняли решение о применении «правила одной публикации». В деле Gregoire v GP Putnam's Sons (1948) 81 N.E.2d 45 книга, впервые выставленная на продажу в 1941 году, продолжала продаваться в 1946 году, претерпев несколько переизданий. Апелляционный суд Нью-Йорка принял во внимание применение этого правила в деле «Герцога Брауншвейгского против Хармера», но заключил, что оно было сформулировано «в эпоху, значительно отстоявшую во времени от современного процесса массовой публикации» и поэтому не отвечало современным условиям. Вместо этого, суд постановил, что срок давности начался в 1941 году, когда эта книга впервые была пущена в продажу. Суд подчеркнул, что

«В соответствии с [правилом в деле Герцога Брауншвейгского пр. Хармера] закон об исковой давности не потеряет свою силу до тех пор, пока экземпляры такой книги будут оставаться в наличии, и издатель будет выставлять их на продажу или общественное обозрение. Такое правило противоречило бы назначению законодательства».

 

25. Правило одной публикации было впоследствии применено к публикации в Интернете материалов дела «Фирт против штата Нью-Йорк» (Firth v State of New York) (2002) NY int 88. В этом деле, репортаж, опубликованный на пресс-конференции 16 декабря 1996 года, был в тот же день размещен в Интернете. Иск был подан более года спустя. Апелляционный суд Нью-Йорка постановил, что срок давности начал течь, когда этот репортаж был впервые размещен на сайте, и не начинался заново каждый раз, когда очередной пользователь открывал его Интернет-версию. Суд заметил, что:

 

«Подход, обуславливающий первоначальное принятие правила одной публикации, подразумевает его применение к размещению ... этого материала ... на сайте ... Этот подход даже более обоснован, если его рассматривать в связи с экспоненциальным ростом мгновенной и повсеместной возможности обмениваться информацией через Интернет ... Таким образом, правило множественной публикации предполагало бы даже больший потенциал для безконечного применения закона об исковой давности, умножение количества процессов и постоянное причинение безпокойства ответчикам. Это неизбежно возымело бы сильный сдерживающий эффект на открытое повсеместное распространение информации и идей в Интернете, что, конечно, является его важнейшим достоинством».

 
 
ПРАВО
 

I. Предполагаемое нарушение статьи 10 Конвенции

 

26. Заявитель утверждает, что правило об Интернет-публикациях является необоснованным и несоразмерным ограничением его права на свободное выражение мнения, гарантированное в статье 10 Конвенции, которая гласит:

 

«1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.

 

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе…защиты репутации или прав других …».

 
A. Приемлемость
 

27. Суд неоднократно подчеркивал, что статья 10 гарантирует не только право на распространение информации, но также и право общественности на ее получение (см. постановление по делу Обсервер и Гардиан против Великобритании (Observer and Guardian v. the United Kingdom), 26 ноября 1991 года, § 59(б), Серия A № 216; Гуэрра и другие против Италии (Guerra and Others v. Italy), 19 февраля 1998 года, § 53, Отчеты о постановлениях и решениях 1998?I). В свете своей доступности и способности хранить и передавать огромные количества информации, Интернет играет важную роль в увеличении доступа общественности к новостям и общего облегчения распространения информации. Поддержание Интернет-архивов является критически важным аспектом этой роли, и поэтому Суд считает, что такие архивы находятся под защитой статьи 10.

 

28. Суд приходит к заключению о том, что эта жалоба не является явно необоснованной в соответствии с содержанием пункта 3 статьи 35 Конвенции, и не было установлено никаких других оснований, на которых она могла бы быть объявлена неприемлемой, поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

 
B. Существо дела
 
1. Позиции сторон
 
(a) Заявитель
 

29. Заявитель утверждал, что правило об Интернет-публикациях ограничивало его возможность поддерживать общественно доступный Интернет-архив. Он указал на «охлаждающий эффект», который это правило оказывало на свободное выражение мнения, что, по его мнению, усугублялось тем обстоятельством, что он не предпринимал активных действий по распространению информации, содержавшейся в его Интернет-архиве. Заявитель привел довод о том, что cтатья 10 требовала применения правила одной публикации.

 

30. Заявитель опротестовал заключение апелляционного суда о том, что поддержание архивов являлось незначительным аспектом свободы выражения мнения. Заявитель указал на важность целостности и доступности исторических записей для открытого и демократического общества.

 

31. Заявитель утверждал, что поскольку защита, предполагающая предоставление привилегии при условии соответствия лица установленным требованиям, была достаточной защитой при рассмотрении исков о защите репутации, он не был обязан публиковать комментарий к известным статьям до окончания разбирательств. Он подчеркнул, что Кодекс практики Комиссии по жалобам на прессу обязывал газеты помещать извещение или оговорку, если публикация фигурировала в постановлении или соглашении в пользу истца. Любой другой подход потребовал бы снабжение комментариями слишком большого количества статей. Попытки ограничиться добавлением таких комментариев только к потенциально клеветническим статьям, были бы трудно выполнимы: поскольку клеветнический характер публикации может со временем меняться, Заявителю пришлось бы постоянно пересматривать содержание своего Интернет-архива. Заявитель сообщил, что каждый день в Интернет-архив загружаются приблизительно 500 единиц информации.

 

32. Заявитель выдвинул аргумент о том, что Суд мог рассмотреть общий принцип, вопрос о котором возник в рамках этого дела, невзирая на его конкретные факты. Хотя Заявитель признал, что права Г.Л. также были затронуты, он полагал, что правило одной публикации не явилось бы чрезмерным ограничением права эффективного доступа к суду.

 
(b) Правительство
 

33. Правительство опиралось на выводы, сделанные в ходе национальных разбирательств о том, что журналисты не продемонстрировали требуемый стандарт ответственности в отношении известных двух статей. Оно далее ссылалось на тот факт, что эти статьи на сайте Заявителя не сопровождались никаким комментарием до 23 декабря 2000 года, в течение более 12 месяцев после начала разбирательств о диффамации.

 

34. Несмотря на то, что Правительство признавало, что поддержание архивов было полезно для общества, его позиция сводилась к тому, что это не являлось аспектом осуществления свободы выражения мнения, представлявшей собою наибольшую ценность, т.к. архивные материалы содержали «устаревшие новости». В настоящем деле, с точки зрения Правительства, отсутствовали доказательства того, что Заявителю мешали поддерживать свой онлайн архив. К тому же, шаги, требовавшиеся от Заявителя для того, чтобы сгладить остроту архивного материала, не были обременительны.

 

35. В отношении довода Заявителя о непрекращающейся ответственности, Правительство возразило, что в настоящем деле такой вопрос не возникал. Правительство подчеркнуло, что хронологически второй иск совпадал с первым иском и не содержал устаревшие обвинения по прошествии долгих лет после события. В любом случае, даже в соответствии с правилом одной публикации, (1) в соответствии с английским законодательством, продолжающая публикация статей, порочащий характер которых известен Заявителю, которые не предварялись никакими комментариями, и чья достоверность не была подтверждена, представляла бы собой отдельное основание для гражданского иска; и (2) если существовали основания применения судебного усмотрения в соответствии с главой 32A Закона 1980 года, Суд вполне мог воспользоваться этим правом усмотрения, чтобы позволить Г.Л. подать второй иск, учитывая обстоятельства.

 

36. Правительство особо подчеркнуло, что данное дело также затрагивало права Г.Л. по статье 8 и статье 6. При выборе между правилом одной публикации и правилом об Интернет-публикациях необходимо найти баланс между этими конфликтующими интересами. Правительство указало на то обстоятельство, что в других юрисдикциях отсутствовал согласованный подход к разрешению этого вопроса, и заключило, что, по фактам данного дела, применение правила об Интернет-публикациях было допустимым и соразмерным ограничением права Заявителя на свободу выражения мнения, не нарушавшим статью 10.

 
 
2. Оценка Суда
 

37. Суд отмечает, что при рассмотрении второго иска было принято постановление не в пользу Заявителя. К тому же, впоследствии Заявитель согласился выплатить сумму денег для урегулирования исков Г.Л., а также покрытия судебных издержек по обоим искам. Поэтому Суд считает второй иск вмешательством в осуществление Заявителем своего права на свободное выражение мнения. Такое вмешательство нарушает статью 10, если только оно не «предписано законом», не преследовало одну или более законных целей, указанных в пункте 2 статьи 10 и не было «необходимым в демократическом обществе» для достижения такой цели или целей.

 
(a) «Предписано законом»
 

38. Заявитель не оспаривает законность вмешательства, т.к. оно было следствием применения правила, сформулированного в деле «Герцога Брауншвейгского против Хармера» и получившего дальнейшее развитие в деле «Годфри против Демон Интернет Лимитед». Суд не видит причины постановить, что данное вмешательство было незаконным и поэтому делает вывод о том, что вмешательство в осуществление Заявителем права на свободное выражение мнения было «предписано законом» с точки зрения пункта 2 статьи 10.

 

(b) Законная цель

 

39. Правило об Интернет-публикациях направлено на защиту прав и репутации других лиц. Вмешательство имело законную цель, что не оспаривалось, и Суд с этим согласен.

 

(c) «Необходимо в демократическом обществе»

 
i. Общие принципы
 

40. Суд напоминает, что свобода выражения мнения является одним из оснований демократического общества, и в этом смысле защитные механизмы, гарантированные прессе, имеют особенную важность. Притом что пресса не должна переступать границы, установленные, inter alia, в интересах «защиты репутации или прав других лиц», ее долг, однако, состоит в передаче информации и идей, представляющих общественный интерес. Не только пресса имеет задачу распространения такой информации и идей, но и общественность также имеет право на их получение. Таким образом, пресса играет свою жизненно важную роль стража общественных интересов (см. постановление по делу Обсервер и Гардиан против Великобритании, 26 ноября 1991 года, § 59, Серия A № 216).

 

41. Суд замечает, что в ситуациях, когда в отношении прессы применяются меры или санкции, которые могут отпугнуть прессу от участия в обсуждениях вопросов, представляющих законный общественный интерес, требуется особенно внимательное рассмотрение с точки зрения статьи 10 (см. постановление по делу Бладет Тромсе и Стенсаас против Норвегии (Bladet Troms? v.  Stensaas v. Norway) [БП], № 21980/93, § 64, ЕСПЧ 1999?III). Суд далее напоминает, что в обоснование любой меры, ограничивающей доступ к информации, на получение которой общественность имеет право, должны приводится особенно убедительные доводы (см. постановление по делу Инфо-магазин Тимпул и Ангхел против Молдовы (Timpul Info-Magazin and Anghel v. Moldova), № 42864/05, § 31, 27 ноября 2007 года).

 

42. Однако Суд намерен повторить, что статья 10 не гарантирует прессе ничем не ограниченную свободу выражения мнения даже в отношении освещения тем, вызывающих сильную озабоченность общественности. Осуществляя свое право на свободное выражение мнения, пресса должна действовать согласно своим обязанностям и ответственности, как того требует пункт 2 статьи 10. Эти обязанности и ответственность приобретают особую значимость, когда, как в данном деле, велика вероятность того, что информация, переданная в прессе, сильно отразится на репутации и правах частных лиц. К тому же, защита, предоставляемая по статье 10 журналистам, предполагает соблюдение условия о том, что они действуют добросовестно для предоставления точной и проверенной информации в соответствии с принципами ответственной журналистики (см. постановление по делу Фрессоз и Руар против Франции (Fressoz and Roire v. France) [БП], № 29183/95, § 54, ЕСПЧ 1999?I и Бладет Тромсе и Стенсаас против Норвегии, упомянутое выше, § 65).

 

43. Наконец, следует вспомнить, что при оценке обоснованности вмешательства, роль Суда состоит не в том, чтобы подменять своими взглядами позицию национальных органов власти, а в том, чтобы рассмотреть дело в целом, в свете статьи 10, и определить, не выходит ли решение, принятое национальными властями за рамки усмотрения, имеющиеся у Государств-членов в этом отношении (см. постановление по делу Хэндисайд против Великобритании (Handyside v. the United Kingdom), 7 декабря 1976 года, § 50, Серия A № 24).

 

ii. Применение этих принципов к настоящему делу

 

44. Заявители утверждают, что они стали объектом судебного преследования, без ограничения во времени, вследствие применения правила об Интернет-публикациях вместо правила одной публикации.

 

45. Суд с самого начала соглашается с доводами Заявителя о значительном вкладе Интернет-архивов в сохранение и предоставление новостей и информации. Такие архивы являются важным источником сведений для целей образования и исторических исследований, в особенности, поскольку они легко доступны общественности и обычно безплатны. Поэтому Суд считает, что, хотя основная функция прессы при демократии заключается в охране общественных интересов, она также играет значительную второстепенную роль поддержания и предоставления всем желающим архивов, содержащих новости, которые были переданы ранее. Однако рамки усмотрения, предоставленные Государствам при поиске баланса между конфликтующими правами, обычно шире, когда дело касается новостных архивов прошедших событий в отличие от новостных репортажей текущих событий. В частности, долг прессы действовать в соответствии с принципами ответственной журналистики, обеспечивая точность опубликованной исторической, а не сиюминутной, информации должен становится значительнее в отсутствие какой-либо срочности в опубликовании материалов.

 

46. Далее Суд замечает, что введение сроков давности при рассмотрении исков о защите репутации имеет своей целью гарантировать, что люди, чья честь и достоинство оказались затронутыми, имели бы возможность быстро предпринять действия по защите своей репутации с тем, чтобы газеты, в отношении которых поданы иски о защите репутации, могли бы защититься без помех в виде срока давности или утраты записей, или ослабевания памяти, которые неизбежны в результате прохождения времени. При определении продолжительности срока давности, защиту права на свободное выражение мнения, на которую пресса имеет право, следует соизмерять с правами частных лиц на защиту своей репутации и, если необходимо, иметь доступ к суду, чтобы это сделать. В принципе, установление соответствующего срока давности и условий предоставления исключений в определенных случаях, должно быть делом договаривающихся Государств, использующих свои рамки усмотрения (см. постановление по делу Стаббингз и другиёёе против Великобритании» (Stubbings and Others v. the United Kingdom), 22 октября 1996 года, §§ 54-55, Отчеты о постановлениях и решениях 1996?IV).

 

47. Относительно фактов данного дела, Суд считает важным, что, хотя разбирательства о диффамации в отношении двух известных статей были начаты в декабре 1999 года., Заявитель не добавлял никакого комментария к этим статьям в своем Интернет-архиве вплоть до декабря 2000 года. Суд вспоминает о заключении апелляционного суда о том, что добавление комментария к архивным экземплярам материала, который, как известно, может быть порочащим, «обычно лишает материал всякой остроты». В отношении утверждения Заявителя о том, что такое обязательство чрезмерно, Суд замечает, что Заявитель сам администрирует упомянутый Интернет-архив. Также следует отметить, что апелляционный суд не рекомендовал полное изъятие потенциально порочащих статей из архива. При таких обстоятельствах, Суд, также как апелляционный суд, не считает, что требование опубликовать соответствующую квалификацию статьи в Интернет-архиве, когда газету известили о том, что в отношении той самой статьи, помещенной в печатной версии газеты, подан иск о защите репутации, является несоразмерным вмешательством в осуществление ее права на свободное выражение мнения. Далее Суд отмечает, что короткое вступление, которое в итоге было добавлено к архивным копиям статей, опровергает аргумент Заявителя о том, что было бы трудно сформулировать какой-либо комментарий.

 

48. Имея в виду это заключение, Суду нет необходимости подробно рассматривать охлаждающий эффект в большем масштабе, который, якобы, возымело применение правила об Интернет-публикациях в данном деле. Вместе с тем, Суд замечает, что два иска о защите репутации, поданные в отношении Заявителя, касались тех же самых двух статей. Первый иск был подан по прошествии двух-трех месяцев после публикации статей и, без сомнения, в рамках одногодичного срока давности. Второй иск был подан один год спустя, 14 или 15 месяцев после первой публикации статей. В то время, когда был подан второй иск, процесс в отношении первого иска еще не закончился. Нет оснований полагать, что Заявитель вел себя предвзято, основывая свою защиту на слушании дела о диффамации в Интернет-публикациях на сроке давности. При этих обстоятельствах, проблемы, связанные с непрекращающейся ответственностью, не возникают. Суд, однако, хотел бы подчеркнуть, что, с одной стороны, у пострадавшего заявителя должна быть действительная возможность восстановить свою репутацию, но, с другой стороны, если иск о защите репутации подается в отношении газеты по прошествии значительного времени, то это, при отсутствии исключительных обстоятельств, приводит к несоразмерному вмешательству в осуществление свободы прессы в соответствии со статьей 10.

 

49. Приведенные выше соображения достаточны для того, чтобы позволить Суду заключить, что в данном деле, решение национальных судов по второму иску о том, что Заявитель оклеветал истца в форме продолжающейся публикации в Интернете двух известных статей, было обоснованным и соразмерным ограничением права Заявителя на свободное выражение мнения.

 
50. Таким образом, нарушения статьи 10 Конвенции не было.
 
 
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО
 

1. Объявляет оставшуюся часть жалобы приемлемой;

2. Постановляет, что нарушения статьи 10 Конвенции не было.

 
 

Выполнено на английском языке, представлено в письменной форме 10 марта 2009 года, в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

 
 

Лех Гарлицки                                                                                Председатель Суда

Лоренс Эрли                                                                                  Секретарь Секции Суда

 
 
 
 

© Центр Защиты Прав СМИ,

перевод с английского, 2009



[1] Прим. редактора перевода: defenceofqualifiedprivilege в системе англосаксонского права означает смыслом защиты, основанной на преимущественном праве, является обязанность, правовая, социальная или моральная, опубликовать обжалуемую информацию в ситуации, когда тема публикации является общественно-значимой, а у читателей есть соответствующее право или законный интерес получить эту информацию.