Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Хорошие законы у нас не работают, а плохие действуют, но только на нервы»

Анатолий Рас, писатель

30.01.2015

Юристы: Предупреждения Роскомнадзора феноменально незаконны

 

Злоупотребление неопределенностью законов, двойные стандарты,  необходимость экспертизы и судебного решения, путаница правовых норм и морали – юристы высказали свое мнение о предупреждениях  Роскомнадзора, которые  получили 26 января некоторые российские СМИ, в том числе газета РБК и портал Лениздат.Ру.
 
Решения РБК и Лениздат.Ру опротестовывать предупреждение ведомства в суде не случайны. В один голос юристы говорят о том, что в подобной ситуации такая реакция единственно верная.
 
Правовая неопределенность
 
Галина Арапова, директор Центра защиты прав СМИ, как и другие юристы, уверена: без экспертизы, только силами сотрудников Роскомнадзора, подобные решения приниматься не могут. «Вопросы, связанные с религиозной рознью – очень тонкая вещь, и без религиоведческой экспертизы здесь никак нельзя, - рассказала Галина Арапова Лениздат.Ру. - Потому что иначе мы будем грязными сапогами топтаться в месте, которое требует особого отношения».  Юрист также обращает внимание на «безумную конструкцию» формулировки закона об оскорблении чувств верующих, которая подвергалась серьезной критике экспертов права.  «Что это такое - непонятно никому, - удивляется Арапова. - Вообще-то, юридический термин «оскорбление»  - это правовой инструмент для защиты конкретного человека, его чести и доброго имени от адресного оскорбления, выраженного в неприличной форме. И этот инструмент втянули в чуждый, непривычный и эфемерный контекст. Что такое чувства верующих? Кого считать верующими? Как определять степень их оскорбленности?»
 
О необходимости экспертизы в таком случае единогласно говорили юристы, с которыми общался Лениздат.Ру. Но, как сообщил пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский, ведомство решило, что необходимости в консультациях с экспертным сообществом на этот раз нет. «Поверьте мне, в штате Роскомнадзора работают достаточно квалифицированные люди, с высшим юридическим образованием, и уж точно они знают ключевые законы, которые регулируют деятельность СМИ», - сообщил Лениздат.Ру пресс-сек ведомства. При этом он несколько раз подчеркнул: решения Роскомнадзора всегда зависят от контекста. Юридических толкований таких определений, как «чувства верующих» или «религиозные святыни» тоже не существует.
 
Правозащитник Иван Павлов, возглавлявший Фонд свободы информации, считает, что правовая неопределенность – это самое плохое, что может быть в законе. Но при этом понятие «экстремизм» юридически сформулировано настолько расплывчато, что это полностью развязывает руки Роскомнадзору  в интерпретациях, замечает Павлов. «Мне кажется, что в последнее время эта правовая неопределенность стала арсеналом, который используется для борьбы с политическими оппонентами во власти, - рассказывает Лениздат.Ру юрист. - Специально создаются такие лакуны в законах, чтобы можно было работать избирательно и не дай бог не задеть «своих». В пример Павлов приводит новостные выпуски «Первого канала» или «России 24».  «Это же сплошной экстремизм. Если посмотреть на формулировку закона, то все, что происходит во время выпуска новостей - это экстремизм по отношению к собственному народу, - уверен правозащитник. - Но их трогать не будут, будут трогать другие СМИ, понятно по каким причинам». 
 
Роман Захаров тоже отмечает двойные стандарты: «За газетенками правого и националистического толка, где откровенно разжигается вражда, Роскомнадзор почему-то не следит, и это меня пугает. А в них встречаются в том числе прямые призывы «громить Украину» или «убивать гастарбайтеров».  Но почему-то голова у Роскомнадзора болит не об этом, а о дискуссионных вещах, о которых в обществе единого мнения нет».
 
По мнению Галины Араповой, конкретные формулировки причин в обвинениях Роскомнадзора необходимы для того, чтобы все поняли, в чем состоит нарушение, и в дальнейшем такие ошибки не допускались. «А здесь  понять ничего невозможно, - удивилась юрист. - В чем проблема? В том, что пророка нарисовали в образе человека, или в том, что показали стопку газет, которая вызвала конфликт? Конкретно сформулируйте». 
 
Шутить можно
 
Иван Павлов обратил внимание на то, что в скандале с карикатурами странным образом сдвигаются приоритеты. В такой ситуации, когда публикации СМИ могут вызывать волнения в обществе, силы демократического государства должны быть направлены на то, чтобы не допустить волнений, а не на то, чтобы запрещать что-то СМИ.
 
Елена Шахова, председатель правозащитной организации «Гражданский контроль», напомнила: Россия  должна руководствоваться международными стандартами Европейского суда, и если принять это во внимание, то такие действия Роскомнадзора - необоснованное ограничение свободы слова. «На мой взгляд, вообще излишнее регулирование СМИ вредно, - высказалась Елена Шахова в беседе с Лениздат.Ру. -  Люди должны иметь возможность свободно  выражать свои  взгляды, распространять и получать информацию. Возможны какие-то ограничения, но они должны касаться явно экстремистской литературы, вроде книги Mein Kampf («Моя война», - прим. Лениздат.Ру), но что касается карикатур – это явно излишнее давление». «Такой инструмент регулирования – он сам по себе очень ущербный и необоснованно ограничивает возможность писать на религиозные темы», - добавляет Галина Арапова. 
 
Если принимается решение о том, что любая карикатура на пророка является экстремистской, то это означает, что  определенные социальные группы могут навязывать всему обществу понятие экстремизма, и не с позиции этого общества, а с позиции своих специфических подходов - такова позиция Александра Верховского, директора информационно-аналитического центра «Сова».  «Нельзя обвинять Charlie Hebdo и российские СМИ в том, как на безобидные с точки зрения светской морали картинки реагируют радикальные исламисты», - заключает юрист в комментарии Лениздат.Ру.
 
Самое интересное, что позиция относительно допустимости сатиры - это позиция не только Европейского суда по правам человека, на который ссылались все эксперты, но и, как ни странно, Верховного суда Российской Федерации.  Как рассказывает Верховский, в 2010 году постановлением верховного суда в отношении закона о СМИ было установлено: материалы, которые носят юмористический характер, не должны рассматриваться, как оскорбительные. «Шутить у нас все-таки можно», - заключает Александр Верховский. 
 
Лишить лицензии 
 
Как отмечает Александр Верховский, ситуация сложилась очень странная. С одной стороны, теоретически предупреждение выносится не тогда, когда совершено незаконное действие, а когда какие-то действия находятся на грани незаконности. «Роскомнадзор предупреждает издание: «Вы, ребята, очень близко к грани подошли и вот-вот ее перейдете», - вроде бы в этом и должен быть смысл, - рассказывает Лениздат.Ру юрист. -  Но где именно эти грани - мнение субъективное». При этом после двух предупреждений от ведомства за один год СМИ могут лишить лицензии. «Получается, что за любую оплошность можно закрыть газету, - подвел итог Верховский. - Так что я думаю, что эти предупреждения избыточны, и Роскомнадзор превышает свои полномочия».  
 
Того же мнения придерживается и Елена Шахова: «Это могут быть рекомендации, выражение мнения, но в любом случае не штрафные санкции. А если уж мы говорим о штрафных санкциях, то все они должны следовать только после решения суда». В этом сходятся все эксперты:  ситуация, в которой юридически Роскомнадзор не обязан сначала доказывать экстремистскую направленность материала в суде, но имеет право требовать лишить издание лицензии после двух предупреждений - абсурдна. 
 
Тем временем Александр Верховский уверен: если бы в суде ставился вопрос признания этих фотографий экстремистским материалом, то издание следовало бы оправдать. «Потому что эти изображения не направлены на возбуждение вражды к мусульманам, - высказал свое мнение юрист. - Если кто-то воспринимает их как оскорбительные, то это не является основанием для того, чтобы признать их экстремистскими». 
 
На взгляд управляющего партнера Коллегии юристов СМИ Федора Кравченко, предупреждения Роскомнадзора  «феноменально незаконны». Закон устанавливает, что экстремистскими являются те материалы, которые возбуждают социальную, расовую, национальную или религиозную рознь. «Но определять это можно и нужно не по тем последствиям, которые материал спровоцировал, а по его умыслу и конкретному содержанию, - объяснил Лениздат.Ру юрист. -  Если публикуется материал, цель которого - возбуждение религиозной ненависти, например, утверждается, что какая-то религия является неполноценной, или же ее представителей нужно уничтожать или каким-то образом дискриминировать - конечно, это чистый экстремизм». Но, как считает эксперт, определять материал как экстремистский на основе возможных последствий публикации совершенно неправильно. «Если я, например, нарисую свинью, и в каком-то контексте это вызовет шок у мусульманской общественности, то анализировать нужно именно то, что я опубликовал, то есть свинью, - поясняет Федор Кравченко.  – Анализировать в контексте общечеловеческих ценностей и того, оскорбляет ли изображение свиньи мусульман. Но это необходимо делать не с точки зрения мусульман, а с точки зрения светской логики». 
 
По мнению Ивана Павлова, экстремизмом может считаться только одно:  призыв к физическому насилию, уничтожению чего-либо. «Даже если идет критика – это, извините, плюрализм мнений в демократическом обществе», - добавил правозащитник. 
 
Надо говорить
 
Роман Захаров, руководитель петербургского корпункта Фонда защиты гласности, напоминает, что это не первый подобный случай. Схожим образом в 2013 году Роскомнадзор реагировал на упоминания в СМИ об «иконах Pussy Riot», тогда предупреждения также были вынесены нескольким СМИ. Как считает представитель Фонда защиты гласности, с одной стороны, так Роскомнадзор перестраховывается, а с другой - выполняет общественный заказ. «Может, это не так уж плохо, - допускает Захаров. - Я против происходящего, но, возможно, если бы мы снизили накал, то Роскомнадзор перестал бы играть роль сторожевого пса общественной морали и стал бы играть ту роль, которую ему положено – блюстителя закона». 
 
Пока же, как замечает Роман Захаров, это только снижает эффективность реального контроля за реальными проблемами: ведомство следит не за соблюдением закона, а за соблюдением морали. «Было бы отлично, если бы Роскомнадзор занимался не отслеживанием кучи ненужных вещей, как например выискивание условного экстремизма и условных нарушений, а только своими прямыми обязанностями - например, контролем за размещением рекламы, - считает Роман Захаров. - Тогда мы не увидели бы этих всех пораженческих вещей, как «наезды» на «Фонтанку», «Росбалт», или на издания, которые опубликовали карикатуры». 
 
Наше общество придерживается традиционных ценностей, и это ярко показала поддержка суда против Pussy Riot, напомнил Роман Захаров. «Но все равно есть дискуссия, которую можно вести в цивилизованных рамках, - заметил корреспондент.  - А мы эту дискуссию вести отказываемся, и ведомство льет воду на мельницу одной из сторон». 
 
Действия Роскомнадзора – это попытка угодить государственной политике и в очередной раз подавить дискуссию на эту тему, считает Галина Арапова. «Конечно, проблема конфликта религиозных взглядов есть. Никто не говорит, что все просто», - пояснила юрист. Сатира, которая ходит «на грани» - в традициях французской прессы, и эти традиции сейчас входят в конфликт с сильно изменившимся национально-религиозный составом страны. «Но это же не означает, что нужно брать в руки оружие и стрелять, - считает Арапова. - А у нас решили: раз сложилась такая ситуация во Франции, и в нашей стране тоже есть мусульмане,  давайте лучше не освещать эту историю. Но мы должны научиться договариваться, а не просто затыкать друг другу рот». 
 
Как считает Роман Захаров, сейчас медиасообществу необходимо не впадать в панику, не вестись на провокации и затевать серьезный разговор. «С противниками, со сторонниками, с обществом в целом – что можно себе позволять, а чего нельзя допускать, - призвал корреспондент. – И вот такой разговор надо было бы всячески поддерживать». 
 
 
Гражданская незрелость
 
На данный момент известно только о двух изданиях, которые намерены оспаривать предупреждения Роскомнадзора о карикатурах в суде – РБК и Лениздат.Ру. 
 
«Это самое удивительное - что многие просто не будут оспаривать, - сказал Роман Захаров. – Получается, одинаково оцениваются реальная человеконенавистническая позиция госпожи Скойбеды (журналистка «Комсомольской правды» Ульяна Скойбеда, в 2013 году опубликовала авторскую колонку, в которой пожалела, что «из предков сегодняшних либералов нацисты не наделали абажуров» - прим. Лениздат.Ру) и безобидная публикация, которая иллюстрирует такое явление, как существование карикатур. Публикация без оценки правильности или неправильности, просто констатация факта». 
 
Смиренная позиция СМИ возмущает и Галину Арапову. Она вспоминает историю волгоградской газеты «Городские вести», где в 2006 году  в статье «Расистам не место во власти» был опубликован рисунок, который показался части общественности спорным в контексте датского «карикатурного скандала» 2005 года.  На рисунке были изображены Иисус Христос, Моисей, Будда и Мухаммед, они смотрели телевизор, где на экране люди были готовы забросать друг друга камнями.  Подпись к картинке гласила: «Мы вас этому не учили». Тогда мэр Волгограда, он же учредитель газеты, принял решение закрыть издание. «Не Роскомнадзор, а сами учредители испугались и закрыли, - резюмирует Галина Арапова. - Эта трусость, которую проявляют люди в такой ситуации, говорит просто о гражданской незрелости. Вы должны понимать: имеете вы право публиковать материал или нет. Если вы считаете, что имеете - отстаивайте это право. Что же вы начинаете метаться, как загнанные в угол? Или, чтобы не вызывать огонь со стороны государства - давайте пойдем сами и убьемся». 
 
В том, что такое предупреждение бесспорно необходимо оспаривать, уверен и Федор Кравченко. «Это необходимо отбивать всеми силами», - подчеркнул в беседе с Лениздат.Ру юрист.  «Если сейчас мы допускаем, что можно просто сказать: «Мне это не нравится, поэтому это запрещено», то скоро мы придем к ситуации, когда не сможем обсуждать общественно  значимые темы», - заключила Галина Арапова. 

 

 

Источник: "Лениздат.ру"