Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
28.09.2017
В рамках мероприятия участники дискуссии расскажут об изменениях закона для СМИ за последние пару лет. 

«Некоторые люди слушают собеседника только для того, чтобы возразить»

Болеслав Вольтер, д.т.н., профессор

31.05.2015

Все явное становится тайным


Обсуждение возможных потерь российской армии на Украине президент Путин закрыл. Теперь об этом в газете не напишешь. Указом от 28 мая 2015 года, вступившим в силу сразу после подписания, глава государства вернул советскую норму, которая когда-то делала преступлением разглашение информации о гибели военных, в частности, в Афганистане. Президент внёс и другие изменения, сделав представление о гостайне соответствующим духу времени.

Перечень сведений, относящихся к государственной тайне, утверждается указом президента. Впервые в новейшей российской истории указ об этом перечне подписал Борис Ельцин в 1995 году. Потом в список много раз вносили поправки, и вот 28 мая президент Путин вновь заверил изменённый перечень. В первых строках указа он объявил гостайной информацию о потерях среди личного состава Минобороны "в мирное время в период проведения спецопераций".

О том,  что такая норма в списке гостайн в нашей истории уже существовала, "Фонтанке" напомнил адвокат Владислав Лапинский.

– В советское время это именно так и было, – сказал он. – Данные о гибели военнослужащих в Афганистане или даже во время учений скрывались.

Но с 1995 года и до сих пор засекречена была только информация о возможных потерях во время войны. О погибших в мирное время военных писать и говорить разрешалось.

– Это позволяло, например, общественным организациям, в частности – "Солдатским матерям", ставить вопросы об обеспечении безопасности в вооружённых силах, – добавляет адвокат.

Тема закрыта

Юрист Галина Арапова, глава Центра защиты прав СМИ, связывает указ Путина с событиями на Украине.

– Такое ощущение, что этот указ – реакция на публикации о потерях на Украине, – говорит она. – Потери в мирное время – это и есть случаи, вызывающие сейчас самые большие вопросы у общества. В такой формулировке этот пункт покрывает все проблемы, связанные с публикациями на тему правомерности нахождения российских контрактников на Украине. Об их гибели, о похоронах. Поэтому возникает ощущение, что этот пункт расширен для того, чтобы журналисты не могли об этом писать.

Публичное обсуждение потерь российских войск, по словам Галины Араповой, теперь будет закрыто.

– Получается, что мы не сможем и количественно оценивать потери, – добавляет она. – Мы не сможем говорить, что там-то погибло столько-то человек из такой-то дивизии.

Политолог и журналист Сергей Шелин считает, что толчком к появлению указа стала недавняя информация о задержанных на Украине российских гражданах, называющих себя бойцами спецназа ГРУ.

– Хотя вряд ли это было главной причиной, – добавляет он. – Я опасаюсь, что этот указ подписан не для того, чтобы сократить объём информации о погибших в каких-то негласных войнах. А, скорее, для того, чтобы преследовать тех, кто будет такие сведения распространять.

Для преследования тех, кто всё-таки решит распространять засекреченные сведения о гипотетических десантниках, погибших, например, на Украине, в Уголовном кодексе есть целых 4 статьи: государственная измена (срок от 12 до 20 лет), шпионаж (от 10 до 20 лет), разглашение гостайны (до трёх лет), незаконное получение сведений, составляющих гостайну (до восьми).

Юрист организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Александр Горбачёв считает, что новая норма, конечно, осложнит защиту военнослужащих, но серьёзных помех не создаст.

– Речь, насколько я понимаю, идёт о гибели военных не просто в мирное время, а в период спецопераций, – уточняет он. – Вот давайте дождёмся приказа о том, что где-то проходит спецоперация. Насколько я знаю, на Украине наши войска в спецоперациях не участвуют.

Галина Арапова видит ситуацию иначе.

– У нас в законодательстве нет такого юридического термина – "специальная операция", – объясняет она. – Есть "контртеррористическая операция". А понятие "спецоперация" используется, скорее, в межведомственном общении. Поэтому теоретически запрет разглашать потери в мирное время может распространяться даже на гибель военнослужащих во время учений. Или – от эпидемии гриппа. Могу предположить, что проблемой станет и разговор о дедовщине.

Субъекты и объекты

Не так давно за разглашение мог отвечать только так называемый субъект гостайны: тот, кому она официально доверена. Ведомства, отвечающие за сохранение тайны, указаны в перечне в правом столбике таблицы. Например, субъект тайны гибели солдат в мирное время – Минобороны. Кстати, в основном указ президента Путина вносит изменения в этот "правый столбик", добавляя где-то ещё по одному-два субъекта. Эту часть поправок к перечню обычный гражданин может считать практически несущественной: если вы не сотрудник указанного там ведомства, это не значит, что вам нечего бояться.

– Общее правило такое: к уголовной ответственности за разглашение гостайны должен привлекаться тот, кто давал подписку о её неразглашении, тот, кто, по крайней мере, осведомлён, что является носителем гостайны, – говорит Галина Арапова и тут же добавляет: – Но вспомните про дело Светланы Давыдовой.

Светлана Давыдова, напомним, – многодетная мать, которая никогда не расписывалась за сохранность информации о соседней воинской части, но при этом ей смогли инкриминировать разглашение. Потому что в 2012 году закон изменился. Об этом уже писала "Фонтанка": начали действовать поправки в Уголовный кодекс, по которым ответственность наступает даже тогда, когда человек не знает, что информация, которой он делится, секретна.

– Проблема в целом касается изменения подхода к разглашению гостайны, – объясняет Галина Арапова. – К тайне бывают отнесены такие сведения, что обычный человек и не подумает, что это – тайна.

Чтобы считаться разглашённой гостайной, сведения должны быть указаны в том самом перечне, что президент подправил 28 мая. Юристы говорят в один голос: формулировки в этом перечне позволяют при желании отнести к гостайне даже сводку происшествий в городе.

Формулировки

Пункт 46 относит к государственной тайне "сведения о степени обеспечения безопасности населения". Теоретически, если газета пишет о том, что в населённом пункте N плохо обстоят дела с защитой от пожаров, потому что нет рынды, это можно подвести под статью о разглашении.

– Да, такой вопрос правомерен, – согласен юрист Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства в высших судебных инстанциях. – Но проблема не только в этом. Что такое "безопасность населения"? Есть информационная безопасность, продуктовая. Криминальная. Это слово требует раскрытия.

Пункт 104 относит к гостайне, в частности, сведения о финансировании спецобъектов. При желании правоприменитель может назвать разглашением тайны публичный рассказ о злоупотреблениях при строительстве космодрома. Юрист Фонда борьбы с коррупцией Иван Жданов признал в разговоре с "Фонтанкой", что это может серьёзно осложнить антикоррупционные расследования.

Формулировки в перечне гостайн настораживают и адвоката Вадима Клювганта.

– Они настолько расплывчатые, что к государственной тайне может быть отнесён неопределённо широкий круг сведений, – замечает он. – А поскольку за разглашение установлена уголовная ответственность, то и сфера риска расширена до неопределённых пределов для любого человека.

Сергей Шелин видит в президентском указе не желание посадить побольше народу, а, скорее, "воспитательный" смысл.

– Я не уверен, что власть готова карать каждого, кто скажет хоть слово о том, о чём запрещено говорить, – полагает он. – Но отдельные показательные меры, возможно, будут применяться. И, предположительно, это окажет гипнотизирующее воздействие на всех остальных.

В ногу со временем

Поправки в Перечень сведений, относящихся к государственной тайне, вносились за всё время его существования 23 раза. Чаще всего это были, как и теперь, перемены в списках министерств. Новые пункты тоже появлялись. И по содержанию некоторых из них можно судить о времени, когда они "родились".

Серьёзно перечень был дополнен в 2014 году, правки вносили четырежды. Государственной тайной стала, например, информация "о горных выработках, естественных полостях, метрополитенах или других сооружениях, которые могут быть использованы в интересах обороны страны".

– Мы же с вами знаем, например, что в Москве есть два метро, – объясняет Михаил Барщевский. – Так вот, это второе метро, боковые тоннели, ответвления, бомбоубежища, сделанные в проходах под метро, всё это – государственная тайна.

Засекречены были в 2014-м и сведения, "раскрывающие схемы водоснабжения городов с населением более 200 тыс. человек или железнодорожных узлов, расположение головных сооружений водопровода или водовода, их питающих".

– Головное сооружение – это не здание Водоканала в центре города, – говорит Барщевский. – А вот, например, заслонка, которая открывает и закрывает воду в городе – это тоже всегда было из сферы обороны.

Со словами "всегда было" отчасти согласен адвокат Владислав Лапинский.

– Это всё вернулось из советского представления о гостайне, – говорит он.

Последнее дополнение перед нынешним указом президент Путин внёс в перечень в октябре 2014 года. Гостайной были названы "сведения о российском экспорте или импорте продукции двойного назначения".

В нынешнем указе президента Путина, помимо пункта о погибших в мирное время военных, есть ещё одно интересное нововведение. Раньше секретом были сведения о тех, кто "на конфиденциальной основе" сотрудничает или в прошлом сотрудничал с органами "внешней разведки Российской Федерации". Теперь добавлены данные о "лицах, изучаемых в целях привлечения их к содействию". То есть – о тех, кого ещё только собираются вербовать.

Ирина Тумакова, 


Источник: "Фонтанка.ру"