Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
28.09.2017
В рамках мероприятия участники дискуссии расскажут об изменениях закона для СМИ за последние пару лет. 

«Некоторые люди слушают собеседника только для того, чтобы возразить»

Болеслав Вольтер, д.т.н., профессор

09.08.2013

Благим матом. Роскомнадзор дал рекомендации по нецензурной брани

Роскомнадзор выпустил рекомендации по исполнению вступившего в силу запрета на нецензурную брань в СМИ. Документ, призванный разъяснять, скорее, порождает вопросы, чем дает ответы.

Напомним, что с недавних пор законодательство запрещает использовать нецензурную брань в материалах СМИ. Запрет прописан в ст. 4 ФЗ «О средствах массовой информации»:

«Не допускается использование средств массовой информации… для распространения… материалов, содержащих нецензурную брань».

За мат в масс-медиа теперь предусмотрен административный штраф согласно ч. 3 ст. 13.21 КоАП: 2–3 тыс. рублей для граждан, 5–20 тыс. – для должностных лиц и 20–200 тыс. рублей для юридических лиц. Наказание также предусматривает обязательную конфискацию «предмета правонарушения», то есть тиража, записи программы или материала на сайте СМИ. Плюс к этому Роскомнадзор вправе выписывать изданиям предупреждения за использования нецензурной брани и, соответственно, после двух предупреждений в течение года лишать СМИ регистрации.

Санкции, установленные для нарушителей сложно назвать мягкими. Поэтому у редакций и журналистов сразу же возник закономерный вопрос: что считать нецензурной бранью?

 

Четыре общеизвестных слова

Как нередко бывает, законодательство по этому поводу ничего не говорит. И вот Роскомнадзор решил официально восполнить этот пробел. Не так давно появился документ под длинным названием Рекомендации по применению Федерального закона от 05.04.2013 №34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Именно он и должен был дать ориентиры относительно брани в масс-медиа.

Рекомендации начинаются с констатации факта отсутствия официального списка запрещенных бранных слов. Однако, продолжает Роскомнадзор, «среди специалистов существует мнение, согласно которому к нецензурным словам и выражениям относятся четыре общеизвестных слова (х.., п.., е…, б…), а также образованные от них слова и выражения».

Роскомнадзор вполне конкретно заявляет, что действие законодательных нововведений не касается использования нецензурных слов на иностранных языках. Иными словами, СМИ нельзя привлечь к ответственности по указанным статьям, если ругательства будут не на русском языке.

Далее ведомство разъясняет ситуацию с нецензурными комментариями на страницах сетевых изданий. Теперь, обнаружив такое сообщение в интернет-СМИ, Роскомнадзор будет присылать редакции обращение с требованием отредактировать или удалить матерное сообщение. Если редакция этого не сделает, то опять же получит предупреждение.

 

Маскировка и художественный замысел

На этом конкретная часть «Рекомендаций…» исчерпывается. Все остальное в документе можно назвать размышлениями, сомнениями, риторическими упражнениями, но никак не рекомедациями. Ибо жанр последних подразумевает некую ясность в советах и твердость в позиции.

Так, авторы документа вводят понятие «средства маскировки нецензурной брани». К ним отнесли достаточно большую и неоднородную группу языковых средств: тут и слова с точками вместо пропущенных букв, и эвфемизмы (слова типа блин, пипец и т.п.).

Как оценивать подобные случаи? С одной стороны, размышляет Роскомнадзор, если маскировка однозначно указывает на запрещенное слово, то ее и нужно воспринимать как нецензурную брань. То есть получается, что маскировка тоже подпадает под запрет.

С другой стороны, «в некоторых случаях маскировку нецензурной брани можно рассматривать как способ соблюдения требований Федерального закона». В каких это некоторых случаях? Авторы документа отвечают: «Когда осуществляется размещение или цитирование… классических литературных произведений и кинодокументальных произведений (или иных произведений, в которых использование такой лексики является неотъемлемой частью художественного замысла)».

Сразу возникают непростые вопросы. Что такое классическое произведение и как его достоверно отличить от неклассического? Даже с Пушкиным не все понятно: все ли его тексты можно считать классическими произведениями. Что уж говорить о книгах Генри Миллера, Владимира Сорокина и Виктора Пелевина. Тут передерутся даже профессиональные филологи. Наконец, где методика определения «неотъемлемой части художественного замысла»? Литературоведение – сфера настолько зыбкая и субъективно понимаемая, что в таких случаях вряд ли поможет установить истину даже экспертиза.

Далее Роскомнадзор оговаривает случаи использования нецензурной брани в прямом эфире. Логично, что согласно ст. 57 ФЗ «О СМИ», журналист, главный редактор и редакция не несут ответственности за то, что сказали гости эфира или его случайные участники. Однако дальше в документе следует фраза: «Вместе с тем, на редакции лежит ответственность за работу с приглашаемыми в прямой эфир гостями». О чем тут идет речь? Какая ответственность имеется в виду? Документ об этом скромно умалчивает.

Все эти вопросы далеко не праздные. «Рекомендации…» Роскомнадзора предназначены, в первую очередь, для его же собственных территориальных органов. Это означает, что документ будет использоваться как инструкция при регулировании деятельности СМИ в регионах. «Рекомендации…» открывают большое поле для субъективных трактовок, а значит, регулирование будет зависеть от того, какие представления о морали, культуре и искусстве есть у конкретного чиновника-исполнителя. Что в стране милоновых и мизулиных весьма опасно.

Роман Жолудь,

доцент журфака ВГУ

Скачать «Рекомендации…» можно здесь