Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Большая должность не делает маленькую личность значительнее»

Артур Васильев, социолог

01.04.2012

НАША СУДЕБНАЯ ХРОНИКА
Экс-банкир пытался опровергнуть публикацию о своих махинациях

Бывший управляющий белгородским филиалом банка ВТБ, обвиняемый по уголовному делу, требовал от редакции и администратора сайта опровержения и возмещения морального вреда на два миллиона рублей.

В Коминтерновском районном суде Воронежа закончилось рассмотрение иска о защите чести, достоинства и деловой репутации. Истец – бывший руководитель белгородского филиала ОАО ВТБ Владимир Пашенцев – посчитал, что статья «Банковская «паутина», опубликованная в газете «Белгородская правда» в июле 2010 года, нанесла ущерб его чести, достоинству и деловой репутации. Материал, размещенный также на сайте издания belpravda.ru, был опубликован Агентством бизнес-информации Abireg.Ru. Ответчиками по иску выступили редакция газеты, ее главный редактор и администратор домена belpravda.ru Владимир Данников и директор Abireg.Ru и администратор соответствующего домена Дмитрий Орищенко.

В публикации, в частности, говорилось о том, что «…в результате деятельности В.Ф. Пашенцева подконтрольные ему организации причинили Банку ВТБ ущерб в сумме более двух миллиардов рублей». Истец потребовал опровергнуть эти и другие сведения в указанных СМИ и взыскать с Владимира Данникова и редакции «Белгородской правды» по одному миллиону рублей в качестве компенсации морального вреда.

При этом стоит отметить, что на момент подачи иска Владимир Пашенцев являлся обвиняемым по.ст. 201 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Дело было возбуждено Следственным управлением УМВД России по Белгородской области по заявлению руководства филиала ОАО «Банк ВТБ» в Белгороде.

В ходе судебного процесса ответчики смогли предоставить доказательства, подтверждающие достоверность распространенных в газете сведений. В частности, в суд были представлены письма от руководства филиала банка и следственных органов, подтверждающие ущерб, нанесенный организации. Причем его сумма оказалась в два раза выше той, которую назвали журналисты в публикации.

Ответчики апеллировали и к международному законодательству, в том числе, к практике Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ). В частности, делались акценты на то, что проведенное журналистское расследование представляет общественный интерес, а в публикации содержалась критика профессиональной деятельности публичного лица – управляющего филиалом одного из крупнейших банков страны, функционирующего с финансовым участием государства. То, что Владимир Пашенцев позднее стал обвиняемым по уголовному делу, подтверждает значимость темы, затронутой журналистами. К тому же авторы публикации проявили добросовестность, указав, что следствие не закончено и не сделаны окончательные выводы. В статье приводилась всего лишь версия произошедшего, в ней присутствовали заявления руководства банка.

Ответчики также оспорили результаты лингвистической экспертизы, которую истец провел во внесудебном порядке по своей инициативе. По их мнению, эксперт в своем заключении в ряде случаев вышла за рамки своих полномочий.

Например, эксперт делает вывод о порочащем характере исследуемых сведений, хотя установление юридически значимого факта «порочащие сведения» относится исключительно к компетенции суда. Кроме того, эксперт в лингвистическом исследовании оценила и вопрос о том, какие утверждения о фактах могут быть «направлены на умаление чести, достоинства и деловой репутации» и утверждения о фактах, «свидетельствующие о недобросовестности при осуществлении В.Ф. Пашенцевым хозяйственной деятельности». Однако в соответствии со статьей 79 ГПК РФ на разрешение экспертизы могут быть поставлены только те вопросы, которые требуют специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла. Недопустима постановка перед экспертом вопросов правового характера, разрешение которых относится к компетенции суда.

Нужно также отметить, что истец не представил в суд доказательств в подтверждение юридически значимых фактов: факта наступления морального вреда, размера морального вреда, причинно-следственной связи между распространением оспариваемых публикаций и заявленным моральным вредом.

В итоге суд отказал Владимиру Пашенцеву в требованиях в полном объеме. Интересы редакции и Владимира Данникова в суде представляла юрист Центра защиты прав СМИ Анастасия Вострикова.