Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Народ нервничает: что-то давно ничем не награждали президента»

Владимир Калечицкий, журналист

19.08.2011

НАША СУДЕБНАЯ ХРОНИКА
Поселковая администрация не защитила репутацию от срубленной елки

Истец, заявивший, что публикация о ели, срубленной у памятника погибшим в годы войны, вредит его репутации, не явился в суд.

19 августа в Коминтерновском районном суде Воронежа рассматривался иск о защите деловой репутации администрации Перелешинского городского поселения (Панинский район Воронежской области). В качестве ответчиков выступали ЗАО «Издательский дом «Свободная пресса» и журналистка газеты «Моё!» Анна Ясырева.

Поводом к обращению в суд стала публикация в газете «Моё!» от 28 декабря 2010 года «Новогоднюю ель привезли с братской могилы». В тексте автор рассказывала о том, что в поселке Перелешинский местная администрация срубила ель у братской могилы солдат, павших в боях Великой Отечественной войны, и установила на главной площади в качестве новогодней елки. В публикации описывалась негативная реакция жителей села на действия администрации, звучала критика и со стороны автора текста. Поводом для написания материала стало обращение в редакцию газеты жителя поселка.

Как выяснилось, Анна Ясырева ошиблась – указанный в публикации памятник погибшим воинам не был братской могилой. Администрация поселка обратилась в редакцию газеты с требованием об опровержении. После этого «Моё!» извинилась перед читателями за допущенную ошибку и указала, что это не братская могила, а памятник без захоронения.

Однако в администрации посчитали, что опубликованных извинений недостаточно, и направила в суд исковое заявление. В нем требовалось опровергнуть изложенные в публикации сведения о том, что памятник является братской могилой и взыскать нематериальный вред: 40 тыс. рублей – с ИД «Свободная пресса» (в который входит газета «Моё!») и 10 тыс. рублей – с журналистки.

Следует отметить, представители администрации села на первом судебной заседании в июне этого года не отрицали, что новогодняя ель, украшавшая село, действительно была спилена около памятника воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Они указывали, что корни ели разрушали фундамент памятника, и поэтому было принято решение ее спилить. Ну а чтобы спиленное дерево не пропало даром, его использовали как новогоднее украшение, все равно, мол, пришлось бы где-то его брать. Но жителям поселка показалось такое использование дерева неуместным, поскольку за голубой елью, которая не менее 40 лет росла на территории мемориала, ухаживали школьники не одного поколения. Многие восприняли действия администрации как кощунство.

В ходе судебного процесса сторона редакции представила суду доказательства достоверности факта рубки данной ели, свидетельства очевидцев, и указали, что в контексте темы публикации не важно — какой статус имеет данный памятник, все факты соответствовали действительности, администрации лишь не понравилась их оценка со стороны жителей и журналистки. Кроме того, в ходе общения журналистки с жителями поселка последние сами постоянно называли этот памятник братской могилой (возможно потому что сам памятник представляет собой монумент воина и несколько мемориальных досок с именами 110 погибших во время войны односельчан). И жителям поселка было не важно, похоронены они реально рядом с этим памятником или нет — это не мешало им чтить память погибших.

В суд сторона редакции представила материалы из справочника, изданного администрацией города Воронежа, свидетельствующие о том, что мемориалы героям Великой Отечественной войны далеко не всегда дают однозначное представление о том, являются ли они братскими могилами или просто памятниками. Никакой зависимости от наличия или отсутствия табличек с именами погибших нет, и известные памятники с перечнем имен погибших на самом деле могут оказаться просто монументами. И наоборот, памятник без каких-либо указаний на имена погибших может оказаться братской могилой, где захороненыя до 2000 солдат.

Таким образом, по внешнему виду памятного знака невозможно определить, является ли он братской могилой или нет. Да и не это показалось главным журналистами и жителям, а неуместность прагматичного использования ели как новогоднего украшения. И жители поселка через публикацию имели право выразить свое негативное отношение к решению администрации.

Суд согласился с доводами ответчика и отказал истцу в полном объеме. Интересы ИД «Свободная пресса» и журналистки Анны Ясыревой представляла в суде ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова.