Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году

«Нам нужна не столько свобода слова, сколько свобода после сказанного слова»

Владимир Калечицкий, журналист

23.01.2015

Дело Резника: три года в колонии за «тракториста»

Обвинительный приговор журналисту Сергею Резнику 22 января стал неожиданностью для юристов: защита поражена нелогичностью судей и огромным количеством процессуальных нарушений, оскорблениями признали слова «тракторист» и «бес», а зал после оглашения приговора скандировал «Позор». 

22 января Ленинский районный суд Ростова-на-Дону приговорил журналиста и блогера Сергея Резника к 3 годам лишения свободы. Подсудимый признан виновным в составлении заведомо ложного доноса (306 УК РФ) и публичном оскорблении представителей власти (319 УК РФ). В качестве дополнительного наказания Резнику запрещено работать в СМИ в течение двух лет с момента завершения его срока заключения в колонии общего режима. Интересы журналиста в суде представляли юристы Центра защиты прав СМИ, директором которого является Галина Арапова. 

По сведениями Лениздат.Ру, во время заседания зал суда был набит битком. После оглашения приговора наблюдатели хором скандировали «Позор». В этот момент судья не решался отойти от своего стола и требовал вывести всех людей из зала. Только после того, как требование было выполнено, он удалился в кабинет. 
 
«Это демонстрирует отношение к правосудию. Это стыдно, когда такие вещи происходят, - поясняет Галина Арапова Лениздат.Ру. - И судья явно это понимал, он не выглядел как человек, которому совершенно безразлична буква закона – видимо, настолько сильное было давление, что он все-таки на это пошел». 
 
Хуже, чем коррупция
По мнению защиты, судья однозначно должен был вынести оправдательный приговор. 
 
Сергею Резника вменяли в вину нарушение сразу двух статей Уголовного кодекса РФ: ч. 2 ст. 306 (заведомо ложный донос о совершении преступления) и ст. 319 (публичное оскорбление представителя власти). Как считает Галина Арапова, 306 статья оказалась в обвинении исключительно из-за того, что 319 статья не предполагает лишения свободы, и самое тяжкое наказание, которое может назначить суд для обвиняемого – это штраф. 
 
Дело в том, что тот самый «заведомо ложный донос», о котором идет речь – это ходатайство, написанное Резником еще на этапе предварительного следствия по первому делу. В этом ходатайстве он просил исключить из доказательств рапорт оперуполномоченного Андрея Глинкина. В тексте ходатайства в форме предположения высказано: возможно, Глинкин имеет сексуальную связь со школьником. «Человек, которого в чем-то обвиняют, имеет право защищаться разными способами, в том числе и провокационными, - поясняет Галина Арапова. – Он действовал импульсивно, без адвоката, после допросов». При этом не только сам заведомо ложный донос должен быть осознанным, умышленным и высказываться в жесткой форме, но и его автор «должен желать проверки, возбуждения дела», - поясняет юрист. Адвокаты Центра защиты прав СМИ нашли огромное количество  грубых процессуальных ошибок в этом обвинении, которые, как считают в центре, в принципе не должны были привести к приговору и не давали возможности вообще завести уголовное дело. «Понятно, что эта статья как воздух нужна была обвинению по одной простой причине – за все остальное посадить невозможно, - рассказала Галина Арапова Лениздат.Ру. – Видимо, нужно было придержать Резника подальше от интернета и от средств массовой информации».
 
«Мне как юристу стыдно, - продолжает  Арапова. - Это такая коррозия, которая не дает возможности нормально работать правовой сфере. Это гораздо  хуже, чем коррупция, потому что мешает людям верить в правоту судебной системы как в некую справедливость». 
 
Тракторист как оскорбление
Уже когда Сергей Резник был заключен в СИЗО, прокуратура изучила его блог в интернете и выявила около 20 резких критических материалов, в которых, по их мнению, содержались публичные оскорбления представителей власти. Заметим, этот блог не был личным блогом обвиняемого, журналист выступал его администратором и иногда размещал в том числе и свои материалы. 
 
По предположению прокуратуры, в этих материалах были нанесены оскорбления троим потерпевшим: Андрею Глинкину, бывшему заместителю прокурора Ростовской области Роману Климову и сотруднику центра по борьбе с экстремизмом ГУ МВД Ростовской области Дмитрию Ищенко. При этом запись, в которой критиковался Дмитрий Ищенко, вообще не принадлежала Сергею Резнику - это был один из чужих текстов, размещенных в блоге. Теоретически, согласно УК РФ, человек не может нести  ответственность за деяния третьих лиц. Кроме того, это противоречит требованиям Европейской конвенции, согласно толкованию которой журналист не может быть привлечен к ответственности за чужие слова. 
 
Что же касается тех выражений, которые суд признал оскорбительными, это слова: «тракторист», «бес», «прохвост», «аферист», «педофил». Как считают юристы, подобная лексика вообще не может ложиться в основу уголовного обвинения и «тянет» разве что на нанесение морального вреда. По 319 статье же под оскорблением понимаются сведения, которые унижают честь и достоинство представителя власти, выражены в неприличной форме и распространены публично. Под неприличной формой, в свою очередь, имеется в виду циничная, грубая, обсценная лексика – то есть мат, к которому ни одно из названных слов очевидно не относится.
 
Юристы обращают внимание и на другое: приговор практически никогда не повторяет полностью санкцию, которую требует прокуратура. Выносимые сроки всегда чуть меньше. В этот же раз была запрошена высшая мера, которую  предполагает статья – три года лишения свободы, и в таком виде она и перешла в приговор. 
 
Говорить нельзя
Только лишением свободы суд не ограничился, и добавил еще одну меру наказания: Сергею Резнику запретили заниматься трудовой деятельностью в СМИ сроком на 2 года. Этот запрет вступит в силу по истечении основного наказания. «Видимо, он так всех достал, что его решили «отлучить от интернета», - считает Галина Арапова. - Самое парадоксальное, что прокурор прямым текстом говорила: если Резник такой, то нужно, помимо лишения свободы, назначить еще дополнительное наказание в виде лишения права заниматься профессиональной деятельностью».  
Уже будучи в СИЗО, Сергей Резник подал заявку на вступление в Союз журналистов России, и тот решением федерального секретариата журналиста поддержал.
 
Пожалуй, это был первый случай, когда в ряды членов Союза вступил человек, который находится в следственном изоляторе.  Документы о принятии Сергея Резника в члены Союза были отправлены в суд для того, чтобы продемонстрировать поддержку профессионального сообщества. 
 
А 23 января будет опубликовано заявление ОБСЕ и заявление Международного комитета защиты журналистов в поддержку Резника. 
 
Особый регион
«Такое ощущение, что мы с разных планет, - высказалась Галина Арапова в комментарии Лениздат.Ру. - Ощущение, что мы по-разному понимаем какие-то банальные вещи. Например, право человека высказываться экспрессивно или право выражать свое мнение, не только когда это мнение слащавое или нейтральное, но и когда оно критическое. К тому же из этого приговора следует, что сотрудники правоохранительных органов неприкасаемые и критиковать их вообще нельзя».  
 
Защита приговор собирается обжаловать, но перспективы видит неутешительные. «Если бы это была не современная Россия, где мы уже были свидетелями большого количества несправедливых приговоров, где даже опытные юристы удивляются, до чего мы вообще докатились с точки зрения циничного отношения к закону... Если бы не все эти обстоятельства, я бы сказала, что приговор должен быть однозначно отменен, потому что в деле нарушение на нарушении. А некоторые положения, которые мы представляли как положения защиты, изложены в приговоре с точностью до наоборот».  Медиаюрист замечает, что ни на один из своих доводов защита не услышала конкретных опровержений.
 
Похожее дело Центр защиты прав СМИ вел в Хакасии, и там обвиняемого удалось оправдать. Это было дело Михаила Афанасьева, который обвинялся в оскорблении заместителя начальника полиции Абакана, полковника Александра Злотникова. Суд продолжался полтора года, до июля 2014, и в итоге Афанасьев был полностью оправдан, даже апелляция прокуратуры не возымела действия.  «Но видимо, Ростов особый регион, раз здесь так ломается закон»,  - заключила Галина Арапова. 

По инициативе Центра Центр защиты прав СМИ  судебную защиту Сергея Резника осуществляет адвокат Тумас Мисакян при консультационной поддержке юристов Центра. 

Защита по делу Сергея Резника поддержана в рамках совместной инициативы  Центра защиты прав СМИ и международной организации Media Legal Defence Initiative в рамках "Правовая защита журналистов в критических ситуациях". 

IMG_119355828847699.jpeg   IMG_119365959523968.jpeg   IMG_119082768392376.jpeg  IMG_128305927389386.jpeg IMG_119185987203411.jpeg 

текст Катерины Яковлевой / фото Владимира Стародумова

Источник: "Лениздат.ру"