Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
28.09.2017
В рамках мероприятия участники дискуссии расскажут об изменениях закона для СМИ за последние пару лет. 

«Закон джунглей не оставляет места правам человека»

Константин Кушнер, историк

25.05.2017

Журналисты и полиция: второй раунд по жилетам

Разговор полицейских и журналистов 23 мая о задержаниях представителей СМИ весной 2017 года не только не продолжил аналогичную встречу 12 мая, но даже не пересекался с ней в обсуждениях. Ни к каким конкретным итогам после встречи в петербургском Союзе журналистов 23 мая стороны не пришли, но удалось узнать, что несколько полицейских все же понесли наказание за неуставное задержание журналистов.
 
Первую встречу предложили «снизу», и проводилась она 12 мая на территории регионального ГУ МВД. Пришло около трех десятков корреспондентов и фотографов, с ними с высокой трибуны общался начальник Управления организации охраны общественного порядка, полковник полиции Алексей Смяцкий.
О второй попросил Союз журналистов Петербурга и Ленобласти — за круглым столом с чаем и пирожными собрались главные редакторы крупнейших петербургских СМИ.
 
Опять жилеты
 
Прошлая встреча журналистов и ГУ МВД обернулась бурным двухчасовым спором, порой перераставшим в ругань с массой взаимных обвинений. С трудом, но удалось прийти к вполне конкретному итогу: журналисты наотрез отказались от жилетов со специальной маркировкой и объяснили, что редакционные задания уже давно никто не выдает и требовать их нелепо. Договорились о том, что для фотографов удобным маркером станет нарукавник с надписью «Пресса», а для корреспондентов (как штатных, так и внештатных) будет разрабатываться новая версия аккредитации ГУ МВД, которая станет надежным пропуском из автозака или кольца оцепления как на согласованных, так и на несогласованных акциях. Планировалось, что информация будет донесена до Союза журналистов в том числе для того, чтобы на следующей встрече можно было окончательно договориться о деталях.
 
Но во время разговора 23 мая создавалось ощущение, что этой предыдущей встречи не происходило вовсе. Снова звучали слова о редакционном задании, снова обсуждали жилеты, снова подчеркивалось, что аккредитация ГУ МВД действует только на тех мероприятиях, которые организовывает само ведомство. Председатель петербургского Союза журналистов Людмила Фомичева упомянула о нарукавниках для фотографов, но тема развития не получила, снова свернув на жилеты.
 
Вместо временами резкого Алексея Смяцкого на этот раз разговор от имени полиции вежливо и предельно размыто вел заместитель начальника полиции по охране общественного порядка, полковник Виктор Подколозин. Даже начал разговор он душевной историей о своей семье и собственном переезде из Курской области в Петербург. На большинство вопросов от редакторов он обещал «донести информацию», «разобраться» или советовал направлять все вопросы ему лично.
 
Впрочем, если неделю назад журналисты живо интересовались тем, что обезопасит их от полиции, и много времени потратили на поиск компромиссов, редакторы не слишком верили в действенность каких бы то ни было «охранных символов». «Я напомню вам 2007 год («Марши несогласных», — прим. Лениздат.Ру), когда даже именные, пронумерованные жилеты не помогали, это просто не сработало», — заметил главный редактор петербургского «Коммерсанта» Андрей Ершов.
 
Увольнения за журналистов
 
Единственное относительно конкретное заявление, которого удалось добиться от заместителя начальника полиции, — правоохранители, задержавшие журналистов на антикоррупционной акции 26 марта и не выпускавшие их, наказаны «вплоть до увольнения». Даже эту информацию получить было не так просто. «А можно рассказать, кого уволили?» — интересовалась Диана Качалова, главный редактор петербургской «Новой газеты». «А вам зачем? — удивлялся Виктор Подколозин. — Это наше, служебное. Сотрудник и так понес наказание. А у него еще семья есть». «Но мы ведь не знаем о том, что кто-то был привлечен к ответу, мы продолжаем кипеть», — пыталась объяснить Качалова. Но удалось узнать только то, что наказание за нарушение ФЗ «О полиции» по итогам понесли несколько человек.
 
«Я в каждый автобус перед отправлением зайду и спрошу, есть ли журналисты, — уверял Подколозин. — Я не сторонник задержаний прессы. Они свою работу делают, мы свою. Ну, бывает, попадает, я не исключаю». Однако оказалось, что в автозаки на акциях 26 марта и 29 апреля попадали журналисты минимум троих присутствующих редакторов. «У моего корреспондента все документы были с собой, он все предъявлял, — рассказала Диана Качалова историю задержания корреспондента петербургской «Новой газеты» Сергея Сатановского. —  В результате из отделения его отпустили уже около 11 часов вечера. Текст, который он должен был сдать, писала за него я. Это не смертельно, конечно, по сравнению с проблемами всеобщей безопасности, но не очень приятно. И это не единичный случай».
 
Главред пыталась выяснить и то, почему вообще начались задержания, когда акция уже фактически была закончена и люди расходились. «Ведь мы же им дали все, — расстраивался в ответ Виктор Подколозин. — Дали высказаться, дали пройти. Перекрыли улицы, а это же правительственное распоряжение должно быть. И нет, наглеют, бросили дымовуху. Это что, не провокация? Начали кричать, хулиганить. А зачем они начали хулиганить? Мне бы не хотелось, чтобы в красивом городе начали пылать дома». На вопрос Андрея Ершова о том, почему задерживали всех подряд, а не только виновных провокаторов, ответа не было.
 
Журналисты и полицейские стояли на противоположных полюсах — пока первые приводили в пример мирные демонстрации на несколько километров во Франции, которые не пресекаются полицией, вторые вспоминали, как спецподразделение МВД Украины «Беркут» не вмешивалось в начавшиеся во время украинского Майдана погромы.
 
Чужие — не свои
 
Интересовались редакторы и выборочностью применения полицейских мер к нарушителям порядка: вспомнили безнаказанную ругань, нападение и угрозы депутата Госдумы Виталия Милонова на шествии 1 мая, нападение на участников разрешенной акции «Дети рисуют мир» 5 мая, оскорбления петербургской пожилой художницы Елены Осиповой 9 мая. «Весь интернет обошло видео, где старушка Осипова сидит с плакатом о том, что у Булата Окуджавы 9 мая день рождения, а вокруг люди с белыми глазами кричат, что она фашистка и пусть она убирается из страны, — напомнила Диана Качалова. — Действительно, рядом стояли представителя охраны правопорядка, не давали на нее наброситься и разорвать в клочья. Но никто не пошевелил пальцем для того, чтобы этих людей остановить. Я думаю, если бы происходило наоборот и бабушка бы орала, то реакция была бы другой».
 
На это редакторам предложили объединить все вопросы в один блок и послать лично Виктору Подколозину, хотя журналистские запросы по этим инцидентам уже были отправлены в том числе в ГУ МВД.
 
Ни к каким конкретным решениям разговор журналистов и полиции так и не привел, кроме общего вывода о том, что в случае проблем с корреспондентами нужно связываться лично с Виктором Подколозиным. На том и разошлись, не тронув пирожные.

Катерина Яковлева

Источник: "Лениздат.ру"