Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
28.09.2017
В рамках мероприятия участники дискуссии расскажут об изменениях закона для СМИ за последние пару лет. 

«Берегите свободу мысли, на нее много охотников»

Валерий Егиянц, писатель

26.01.2014

"Страдания были два года, а вы заявляете о них только сейчас"

Анонимное обращение, опубликованное два года назад, побудило газету "Век" написать статью на его основе. Не проверяя информацию, не спрашивая сторон и не выясняя последствий. В итоге редакция едва не лишилась миллиона рублей, которых потребовал глава МВД Северной Осетии — именно его анонимные авторы письма обвиняли в "крышевании" родного брата-разбойника и во взяточничестве. Впрочем, деньги, как оказалось, для министра не так важны — его представитель согласилась на то, чтобы газета просто удалила материал с сайта.

В 2011 году южноосетинская правозащитница Светлана Козаева опубликовала на сайте своей организации "Вневедомственный контрольный комитет" обращение анонимных офицеров — сотрудников правоохранительных органов — к президенту. В нем авторы обвинили главу МВД Северной Осетии Артура Ахметханова в "крышевании" преступлений, якобы совершенных его братом Р.Ф. Ахметхановым, а также в коррумпированности. Само обращение на сайте комитета недоступно. Однако информация легла в основу статьи, опубликованной в электронной газете "Век" 30 сентября 2013 года под заголовком "Кровавое родство в стратегическом регионе".

Как выяснилось на судебном заседании 21 января в Таганском райсуде, министр Ахметханов не пробовал связаться с редакцией, а сразу подал на издание в суд. Также в иске в качестве ответчиков фигурировали автор материла Дмитрий Благин и сама правозащитница Козаева. Истец требовал убрать порочащие сведения с сайта и 1 млн руб. за моральный вред.

Никто из ответчиков в суд не явился, пришла только адвокат Анна Львова, представлявшая учредителя газеты "Век" ООО "Развитие". Она попыталась для начала отложить заседание – чтобы ознакомиться с материалами дела, которые доверитель ей передал "лишь в пятницу вечером", то есть меньше чем за три дня до начала слушания — и заявила ходатайство "об обязательной явке Козаевой", чем судью удивила. В обоих было отказано. Представитель главы МВД Адамбекова (имя она не назвала) начала перечислять фрагменты из статьи, которые, по ее словам, не соответствуют действительности и порочат ее доверителя:

"Между тем, самому Артуру Фарвазовичу, как минимум, неплохо было бы публично объясниться по поводу информации о его собственном родном брате — Р.Ф. Ахметханове, находящемся в федеральном розыске за совершение разбойного нападения и убийство Закировой Т. Г. в поселке Янгантау Республики Башкортостан. По этому преступлению были даны признательные показания одного из соучастников, однако, как писали некоторые блогеры, следователь отдела по расследованию умышленных убийств и бандитизма прокуратуры Башкирии Гульназ Закирова заявляла: если бы в деле не фигурировал родной брат тогдашнего замминистра внутренних дел Ахметханова, то дело бы расследовалось ею как обычно. Но в этом случае женщина боялась последствий.

<…> Тем более что Артур Ахметханов отреагировал немедленно, организовав травлю раскрывших преступление начальника ОУР Салаватского РОВД Жиганшина В.М. и начальника КМ Салаватского РОВД Хайретдинова Д.Д., которые впоследствии были уволены. Сейчас, по информации из различных источников, укрываться Ахметханову Р.Ф. помогает именно Кипа. Такое преступно-мвдшное братство! <…> Кроме того, представители правоохранительных органов сообщали: приказ о сокращении численности личного состава МВД, а также переход из милиции в полицию Ахметханов и Бекмурзов использовали для личного обогащения — были установлены расценки на прохождение аттестации. В итоге за время деятельности этого "бойкого дуэта" 61% профессионалов криминальной милиции и следствия, не достигших пенсионного возраста (35 лет — 43 года), которые не приняли поборы, вынужденно уволились из органов МВД."

- Утверждение, что брат Ахметханова в розыске, не соответствует действительности, это подтверждается официальными данными. Сам министр Ахметханов назначен главой МВД Северной Осетии по указу президента, а эти опубликованные сведения порочат его облик, статус и органы внутренних дел в целом. "Преступно-мвдшное братство"! Порочащие сведения могли прочесть пользователи сети интернет и другие лица. Это подтверждается комментариями в статье, — говорила представитель главы МВД.

Она заметила, что автор статьи ссылался в материале на обращение, опубликованное Козаевой, а со стороны МВД комментариев не просил.

- При этом открытое обращение Козаевой было передано в аппарат президента. По нему была осуществлена проверка в октябре 2011 года. Подтверждений указанным сведениям выявлено не было. У нас есть официальные документы. Козаева разместила, отчитываясь перед доверителями, это обращение, а о результатах почему-то не сообщила. И, видимо, намеренно причиняет вред истцу. Информация из этого обращения используется как источник разными СМИ. Эти сведения – о фактах, а не мнения. Факты совершения должностным лицом уголовных преступлений. При этом сам текст обращения, как нам известно, поступил к Козаевой в виде электронного письма, о его отправителях она ничего не знает. Истец — государственное публичное лицо, он имеет в подчинении 9000 сотрудников! – подчеркнула Адамбекова.

Адвокат Львова просила 10 минут, чтобы все же ознакомиться с материалами дела. Судья Юлия Смолина не возражала и ушла в совещательную комнату.

- Давайте мы удалим статью, и все. Ну мало ли, что напечатали. Они не нашли опровержения информации, — во время перерыва обратилась адвокат Львова к представителю истца.

- Не хотели, потому и не нашли. К нам не обращались. Проверили бы хотя бы информацию, — отвечала Адамбекова.

- Это ж журналисты, что вы хотите, — улыбалась представитель ответчика. — Ничего личного. Попробуйте, позвоните начальнику, может, он согласится на то, что мы убираем статью и все, без денежной компенсации. Мы-то здесь при чем? Это Козаева написала.

Когда судья вернулась, Львова обратилась к Адамбековой уже более официально.

- Если вы считаете, что неимущественные права были нарушены, то какие способы были использованы для защиты права? После того, как обнаружили информацию?

- Никаких не предпринимали. Козаева реализовала свое законное право обращаться к президенту, — ответила представитель истца. Также выяснилось, что результаты проверки североосетинского МВД само ведомство не публиковало – "действующее законодательство этого не подразумевает".

- Мой доверитель готов напечатать опровержение. Просто при чем здесь моральный ущерб? Страдания были два года, а заявили вы о них только сейчас. Если Козаева пишет субъективное мнение анонимных лиц и идет проверка, наверное, в этих мнениях есть для нее основания, — говорила Львова.

- Ну, вы проверяли бы сведения! Представляйте доказательства, что брат в федеральном розыске! Сайт Козаевой – это не СМИ, чтобы его так цитировать, — парировала представитель истца.

- Если бы просто до суда все истец нам принес, это постановление… — вздохнула Львова. И стала убеждать представителя истца, что с мировым соглашением все будет быстрее, чем с судебным решением. "Суд может затянуться, мы сейчас будем искать доказательства. А после мирового – быстро уберем материал", — настаивала она. После некоторых колебаний – деньги за моральный вред истец планировал, по словам его представителя, отправить в детские дома, мировое было подписано. Ответчик признал сведения недостоверными и порочащими и обязался их убрать в течение 10 дней (22 января оно еще было на сайте газеты "Век"). Исковые требования  к автору статьи представитель главы МВД Северной Осетии также сняла. А уточненное исковое заявление к правозащитнице Козаевой, возможно, будет подано.

 

Источник: "Право.ру"