Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Того, кто вышел из народа, назад уже не загонишь»

Иван Иванюк, журналист

26.06.2016

Страдалище какое...

Российские чиновники и депутаты видят в журналистах «террористическую угрозу» и требуют деньги в качестве компенсации нравственных страданий

Депутаты, чиновники, сотрудники правоохранительных органов по всей России подают иски против СМИ, нервно реагируя на факты и оценки, неудобный им контекст и даже намерение журналистов взять комментарий. Публичные деятели заявляют в судах о причиняемых им «нравственных и физических страданиях». Хронику таких «страданий» ведут Центр защиты прав СМИ и Фонд защиты гласности. Вот несколько свежих дел.

В Левобережном суде Воронежа началось рассмотрение иска полицейского о защите чести, достоинства и деловой репутации к порталу «36on.ru». Поводом стала заметка с названием «Дорожный конфликт привел к избиению водителя подполковником полиции». Распространение информации о драке, зафиксированной видеорегистратором, как говорится в иске сотрудника МВД, принесло ему нравственные и физические страдания на 200 тысяч рублей. «Статья написана в попытке дискредитировать меня. Она формирует негативное отношение к правоохранительным органам и подрывает авторитет государства», — жалуется полицейский.

Верховный суд Карелии недавно отказал в апелляции депутату Заксобрания республики Виталию Красулину, просившему отменить решение Петрозаводского городского суда, ранее отказавшего ему в иске против портала «Петрозаводск говорит». Депутату не понравилось упоминание его имени в статье о мошенничестве и использованное в отношении него слово «фигурировал». По мнению Красулина, оно опорочило его достоинство «в качестве статусного лица». Суд напомнил народному избраннику, что депутатский статус требует от него как раз обратного — более терпимого отношения к критике в свой адрес со стороны журналистов. «Публичный деятель, — указал судья Мамонов в решении, — должен быть готов к тому, что избиратели могут критически оценивать его деятельность». К тому же в материалах дела о мошенничестве господин Красулин действительно «фигурировал».

Депутат Госдумы Олег Денисенко, в прошлом офицер спецподразделения ФСБ «Альфа», заявил о намерении потребовать с омского издания РИА «СуперОмск» компенсацию в размере 10 миллионов рублей за «информационный терроризм», о чем сообщил на своей пресс-конференции. Терроризмом депутат назвал серию критических публикаций, основанных, по мнению Денисенко, «сугубо на домыслах и журналистской фантазии». «На фоне терактов в мире — во Франции, Бельгии — само слово «терроризм» призывает меня к прямой ответной реакции, к той работе, которую я выполнял в недавнем прошлом. Против терроризма у меня один аргумент — борьба», — заявил депутат.

В том же ракурсе мыслит директор школы № 95 города Омска, расценившая как «террористическую угрозу» приход в школу двух журналистов — собкора сибирской «Учительской газеты» Натальи Яковлевой и корреспондента газеты «Четверг» Ирины Краевской — за комментарием об инциденте с избиением шестиклассника. Во время беседы с журналистами в рабочем кабинете директор школы нажала тревожную кнопку и вызвала группу быстрого реагирования — как и полагается при террористической угрозе.

В обвинении по делу депутата Курской облдумы и редактора курской газеты «Народный журналист» Ольги Ли следователи пошли еще дальше и указали, что автор критических высказываний унизила достоинство «социальной группы представителей власти» — то есть обвинили Ли в дискриминации власть имущих как уязвимого меньшинства. В международном праве понятие «уязвимая социальная группа» обычно употребляют в отношении, например, ВИЧ-инфицированных, сексуальных и национальных меньшинств, заключенных.

Тем временем в недавнем решении по делу главного редактора газеты «Вечерний Новочеркасск» Европейский суд по правам человека вновь постановил: «Пределы допустимой критики политического деятеля шире, чем в отношении других лиц, и он должен проявлять большую терпимость». Суд напомнил, что высказывания журналиста могут быть резкими, преувеличенными и даже провокационными — во‑первых, должностные лица, депутаты, политики и общественные деятели имеют доступ к СМИ и всегда могут ответить на критику, во‑вторых, «нахождение под прицелом общества есть суть публичных профессий». Что важно — позицию Страсбурга неоднократно повторял в своих разъяснениях и Верховный суд России: «Политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ».

В Европейском суде в настоящее время, кстати, идет дискуссия о том, стоит ли снижать стандарт защиты репутации судей, позволив СМИ критиковать судебные решения. «Не представляю, как наказание за пренебрежение к суду может быть признано необходимым для обеспечения авторитета правосудия», — пишет в особом мнении судья Лукаидес.

Источник: "Новая газета"