Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
28.09.2017
В рамках мероприятия участники дискуссии расскажут об изменениях закона для СМИ за последние пару лет. 

«Большая должность не делает маленькую личность значительнее»

Артур Васильев, социолог

23.06.2017

Российский интернет нуждается в защите от законов

Комитет гражданских инициатив оценил состояние сегмента. 

Российское законодательство в сфере интернета так отрегулировало отрасль, что российский сегмент, который мог занять лидирующие позиции на мировых рынках, теряет привлекательность для инвесторов и конкурентоспособность. Такую тенденцию выявили эксперты круглого стола, организованного Комитетом гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина для обсуждения проблем интернет-законодательства.

Интернет-технологии до недавних пор развивались в России практически без поддержки и контроля со стороны государства, напоминают участники круглого стола, проведенного КГИ совместно с экспертами, анализирующими практику применения законов об интернете. Резкое усиление вмешательства госорганов в деятельность российских компаний началось с 2012 года. Ограничения и запреты вводились для борьбы с терроризмом, наркоманией или детской порнографией. Но ни к одной из целей принятые законы не приблизили российского общества, считают эксперты.

Не стал исключением и 2017 год. Глава «Центра защиты цифровых прав» Саркис Дарбинян напомнил про вступивший в силу 7 июня закон, запрещающий интернет-ресурсы, склоняющие подростков к самоубийству: «Работники МВД еще на стадии разработки в Госдуме сообщали, что лишь 1% подростковых суицидов связан с интернетом». Но реальными проблемами для отрасли стали законы «об онлайн-кинотеатрах», о новых штрафах «для операторов», которые не заблокировали запрещенные сайты, отметил господин Дарбинян.

Авторы запретительных инициатив зачастую оправдывают свои законопроекты «опытом ведущих стран». Но подобная аргументация некорректна, судя по обзору, подготовленному Институтом исследований интернета, о котором рассказала директор по стратегическим проектам Ирина Левова. Эксперты института решили сравнить с зарубежными аналогами «пакет Яровой» (вступит в силу в июле 2018 года). В восьми странах (Франция, Великобритания, США, Австралия и др.), по словам госпожи Левовой, тоже действуют законы, которые, как и «пакет Яровой», требуют в целях обеспечения национальной безопасности и противодействия терроризму, чтобы провайдеры хранили информацию о фактах приема, передачи, доставки и обработки голосовой информации, текстовых сообщений, а также «изображения, звуки или иные сообщения пользователей». Но «пакет Яровой» требует «сплошного копирования и хранения», то есть хранения информации обо всех пользователях. В аналогичных зарубежных законах это касается только пользователей, которые «подозреваются в причастности к терроризму» или иным преступлениям, утверждает Ирина Левова. «Пакет Яровой» требует, чтобы голосовая информация и текстовые сообщения хранились три года, за рубежом сроки от трех месяцев до двух лет. «Пакет Яровой» требует, чтобы «изображения» копировались и хранились не меньше шести месяцев, за рубежом — три месяца. «Самое жесткое правило в Франции — четыре месяца,— подчеркнула госпожа Левова.— Но там это делается на основании судебного ордера, подкрепленного распоряжением премьер-министра». За рубежом затраты провайдеров на «копирование и хранение» финансируются или компенсируются средствами госбюджета. «Пакет Яровой» предлагает это делать провайдерам за собственный счет. Отечественному сегменту интернета это обойдется «примерно в 4,5 трлн руб.», напомнила Ирина Левова. По ее мнению, такое регулирование лишает российский сегмент инвестиционной привлекательности, а значит, он «теряет конкурентоспособность».

Если тенденция не изменится, то российское интернет-пространство рискует уподобиться, например, Таджикистану, в веб-пространстве которого «нет популярных новостных сайтов, нет Facebook, “ВКонтакте” и даже “Одноклассников”», заявил юрист компании Park Media Consulting Николай Дмитрик. Эксперты решили, что они должны постоянно и публично оценивать каждый российский акт, регулирующий глобальную сеть, чтобы отечественный сегмент не превратился в «цифровое болото».

 

Источник: "Коммерсант"