Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Нам нужна не столько свобода слова, сколько свобода после сказанного слова»

Владимир Калечицкий, журналист

30.07.2009

Интересный судебный иск предстоит рассмотреть судьям Санкт-Петербурга

 

"Новая газета", № 81 от 29 июля 2009 года
Виктория Работнова


Деканали!

Санкт-Петербургский государственный университет подал иск против своего декана факультета журналистики из-за ее выступления на ученом совете

 

Тогда, обсуждая доклад ректора Николая Кропачева об итогах работы за год, декан сказала, что «если бы отчет завершился результирующей частью, я бы голосовала за то, чтобы признать работу неудовлетворительной», — и обосновала свою позицию. Шишкина заявила, что «реальную работу все больше замещает изнурительный бумажный процесс, а ректорат все усиливает контрольно-надзирательную функцию» и что «ректор день ото дня снижает коллегиальность и объективность в управлении и формирует систему, которая основана не на профессионализме, а на личной преданности, невозможности высказывания никакой иной точки зрения». Теперь эту позицию ей придется обосновывать в Дзержинском районном суде…

Николай Кропачев комментариев по этой ситуации не дает — всех желающих узнать его точку зрения направляют к пресс-секретарю Марии Астафуровой. А она говорит, что в судебном иске нет никакой эмоциональной составляющей — к критике ректора он не имеет ни малейшего отношения. «Речь идет о ложной информации, которая содержалась в выступлении Марины Шишкиной, — поясняет Астафурова. — Она говорила, например, о закрытии Академической гимназии, медицинского центра, научно-исследовательских институтов. Но эти подразделения продолжают работать, и никто не думал их закрывать».

Между тем еще в апреле этого года вокруг гимназии полыхали страсти — ее выпускники и родители учеников выходили на митинги, требуя сохранить учебное заведение. До этого проректор СПбГУ по учебной работе Николай Каледин заявил, что в 2009 году набор в гуманитарные классы проводиться не будет, а тех ребят, которые постигают азы естественных наук, начнут постепенно «выводить» в Петергоф, чтобы освободить здание на Васильевском острове. Реакцию родителей (с учетом «удобства» проезда в Петергоф и немалых расходов на дорогу) предсказать было нетрудно.

В дальнейшем конфликт был отчасти урегулирован — Николай Кропачев пообещал, что, по крайней мере, в нынешнем году гуманитарные классы набирать будут и что всем тем школьникам, которые начали учиться в старом здании (между прочим, построенном специально для них), дадут возможность спокойно доучиться. Но что будет с гимназией дальше, пока неизвестно.

Медицинский центр университета, в состав которого входят медицинский факультет и колледж, поликлиника, санаторий и оздоровительный комплекс, также оказался в эпицентре конфликта. В 2007 году центр получил государственную премию, однако новый ректор счел необходимым «прописать» ему ряд реформ. В частности, Кропачев потребовал отстранить от медицинского обслуживания студентов и сотрудников университета компанию «Делор» и проводить его исключительно на базе поликлиники. Руководитель центра — профессор Сергей Петров (он же муж Шишкиной) выступил против — и вначале был отстранен от финансового управления центром, а в дальнейшем снят с поста декана медицинского факультета. «Того медицинского центра, который прежде считался образцовым, больше нет — перечень услуг, которые он оказывал, сократился в разы», — утверждает Марина Шишкина.

Столь же неоднозначна и ситуация с научно-исследовательскими институтами. В рамках проводимых Кропачевым реформ все НИИ «потеряли юридическое лицо», став структурными подразделениями факультетов. Мария Астафурова говорит, это один из шагов по децентрализации управления университетом. «В нашем вузе учатся и работают 40 тысяч человек, — поясняет она. — И для того чтобы система работала более эффективно, новый ректор стремится передать максимум полномочий на места — это приведет к тому, что многие вопросы будут решаться значительно быстрее и проще». «На мой взгляд, цель реформы состояла как раз в укреплении вертикали власти, — парирует Марина Шишкина. — Директора НИИ были достаточно независимыми людьми, и все они входили в состав коллегиальных органов управления университетом. После того как их оттуда вывели, решения этих органов стали куда более предсказуемыми».

По словам Шишкиной, она не открывала никаких Америк — все без исключения члены ученого совета знали о проблемах тех подразделений, которые она упомянула. «Я высказывала свою точку зрения на эти проблемы, — отмечает она. — И бессмысленно спорить, например, о том, на сколько процентов закрылся прежний медицинский центр. Речь не об этом, а о том, что собственное мнение, отличное от мнения руководства университета, может стать поводом для судебного иска»…

Надо отметить, что иск против Шишкиной был подан уже после того, как на страницы питерских газет выплеснулась другая конфликтная ситуация, связанная с журфаком. Каждый год на факультете проводятся дополнительные испытания для абитуриентов — творческий конкурс. В состав творческой комиссии, которая его принимает, входят не только преподаватели факультета, но и известные журналисты. Нынешняя приемная кампания, однако, стала исключением. Николай Кропачев назначил председателем комиссии гендиректора и главного редактора «Санкт-Петербургских ведомостей» Сергея Слободского, который окончил Военмех и практической журналистикой никогда не занимался.

Всю предварительную работу по подготовке конкурса тянул зав.кафедрой факультета журналистики доктор филологических наук Владимир Коньков, и преподаватели факультета и журналисты, согласившиеся войти в комиссию, были уверены, что именно Коньков станет ее председателем. Но произошедшая в последний момент смена лидера, а как следствие, и изменение заранее оговоренных критериев отбора привели к тому, что все они вышли из ее состава. Конкурс судили преподаватели других факультетов — филологи, юристы, обществоведы.

— Произошла подмена экзаменов, — говорит Марина Шишкина. — При оценке сочинений должна была оцениваться не грамотность — для этого есть ЕГЭ по русскому языку, — а стиль, нестандартность мышления.

Второй ласточкой стало несогласованное с Шишкиной назначение первого заместителя декана журфака. По приказу Кропачева на время ее болезни и.о. декана стал заведующий кафедрой международной журналистики Анатолий Пую. Именно он составил и подписал представление о назначении себя первым замом декана — в дальнейшем на основании этого представления был издан приказ ректора.

— Это такая изощренная юридическая казуистика, которая в последнее время получает все большее распространение в университете. По закону вроде все правильно, а по существу — издевательство над здравым смыслом, — комментирует Шишкина…

Впрочем, сегодня ее, разумеется, больше всего тревожит поданный иск. И даже не столько сам иск, сколько та модель отношений, которая за ним стоит.

— Я всегда гордилась тем, что училась, работала в университете. А сегодня ловлю себя на том, что мне стыдно за свою альма-матер, — признается она. — Университеты всегда были территорией, свободной от полицейского произвола. Они рассматривались как модель будущего общества. Так какое будущее нам сегодня готовят в старейшем университете России? Пространство несвободы, где иметь, а тем более высказывать свое мнение — запрещено?

Официально Николай Кропачев не имеет ни малейшего отношения к подаче иска — это сделано по инициативе президента университета и бывшего ректора Людмилы Вербицкой. Подачу иска она объясняет тем, что «нельзя мириться с теми ложными сведениями, которые уже неоднократно распространяла Марина Шишкина». Однако претензии Шишкиной адресованы — о чем она постоянно говорит — именно к Кропачеву и его методам руководства. Но доктор юридических наук и «учитель президента» (доцентом на юрфаке, деканом которого до сих пор остается Кропачев, работал, как известно, Дмитрий Медведев) не желает защищать свою честь и достоинство в суде — за него это делает доктор филологических наук Вербицкая.

Заметим, что опыт защиты чужой чести и достоинства у Людмилы Алексеевны имеется — в феврале 2000 года она требовала возбудить уголовное дело по статье 319 УК РФ против авторов программы «Куклы» на старом НТВ, которые, по ее мнению, стремились «с особым озлоблением и остервенением» ошельмовать кандидата в президенты Владимира Путина. Вместе с ней, что характерно, это «заявление членов инициативной группы СПбГУ» подписывал и Николай Кропачев.

Опубликовано на сайте "Новой газеты"

Другие публикации на эту тему:

Грани.ру