Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Как ни полируй глупую мысль, «блестящей» она не станет»

Виген Оганян

22.04.2010

Лучше свобода

"Российская газета" - Федеральный выпуск 5164 (85) от 22 апреля 2010 г.

Эксперты "РГ" обсуждают решения Пленума Верховного суда

Пленум Верховного суда РФ на днях рассмотрел проект постановления "О практике применения судами закона о СМИ".

На нем обсуждались вопросы, как реагировать на оскорбления в Интернете, можно ли писать о личной жизни чиновников и обычных граждан? Документы к пленуму готовились в соавторстве с представителями СМИ, и страхи о наступлении цензуры не подтвердились. Эксперты "РГ" высказывают свои мнения о принятых решениях.

Даниил Дондурей, культуролог, критик: Увеличение пространства свободы, раскрепощения личности - это огромное событие макроцивилизационного масштаба. Но главным полем ограничений в таком случае становится моральное.

Однако почему никто не берет в расчет, что моральное состояние нашего общества сегодня в более опасном положении, чем другие сферы общественной практики - экономика, национальная безопасность, сохранение территорий, работа с ресурсами. У нас чрезвычайно расшатаны, гниют и плывут моральные устои. И это сегодня даже не попадает в фокус общественного внимания. Скрепы морали в обществе вырваны и выброшены. И свобода в океане моральных злоумышленников - это проблема. Нельзя допустить, чтобы они были абсолютно безнадзорными и делали с людьми (не важно с кем, хоть с обычным обывателем, хоть олигархом, хоть генералом милиции) все, что хотят. Я не хочу, чтобы моя приватная жизнь была отдана на откуп любому моральному злоумышленнику. Мне кажется, против этого у Верховного суда силы нет. И это неосознанная драма современного российского общества.

Михаил Федотов, секретарь Союза журналистов России: Очень важно, что Верховный суд уделил большое внимание практике применения закона о СМИ. На пленуме удалось разъяснить многие важные для нашей профессии моменты. Однако неверно считать, что интернет-ресурсы, не зарегистрированные как СМИ, теперь не несут ответственности за то, что у них опубликовано: несут, но не по закону о СМИ. Большое внимание Верховный суд уделил работе папарацци: решено, что факты личной жизни людей можно публиковать тогда, когда они представляют общественный интерес. Кроме того, в постановлении впервые разъясняется, что такое общественный интерес. Когда в прессе появляется информация о том, что чиновник подарил своей любовнице яхту, эти сведения действительно представляют общественный интерес - они связаны с деятельностью "слуги народа". То, что у чиновника есть любовница, - это его личное дело, но если он дарит ей яхту, люди имеют право знать, на какие деньги. Это ни в коем случае не оправдывает охотников за сенсацией, нарушающих все нормы морали: у каждого человека есть законное право на информацию, но права на любопытство у нас нет.

Конечно, есть еще немало вопросов, которые по-прежнему требуют рассмотрения. Например, как должна защищаться тайна источника информации. Только суд и только на стадии судебного производства имеет право требовать от редакции раскрыть источник информации. Таков закон. Но сегодня некоторые следователи делают вид, что этой нормы нет и что любой следователь, заручившись разрешением судьи, может организовать обыск в редакции. Тем не менее принятое Верховным судом постановление - это огромный шаг вперед.

Александр Архангельский, журналист: Мы живем в мире, где приходится радоваться, что дважды два - четыре. Вот и я радуюсь тому, что в Интернете нет новых законов, ущемляющих свободу. Да они там и не нужны. Существует огромное количество законов невиртуального мира, по которым стоит жить. Если человек хорошо воспитан, он не позволяет себе никакой вульгарности ни в Интернете, ни в жизни. Надо быть таким, как ты есть, и жить в своем, а не придуманном мире. Я в своем "Живом журнале" не допускаю никаких нецензурных выражений, и люди, которые его читают, тоже не позволяют себе оставлять едких или пошлых комментариев: они понимают, что это будет неуважение ко мне. Если нарушены какие-то законы в Интернете, значит, они нарушены и в жизни, и человек должен понести за это наказание. Но не виртуальное - такое как закрыть ему доступ на сайт, а вполне реальное, например, штраф.

Фото: "Российская газета"