Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Народ нервничает: что-то давно ничем не награждали президента»

Владимир Калечицкий, журналист

28.09.2010

Что такое презумпция невиновности: позиция Европейского суда

Европейский суд по правам человека признал недопустимым публичное высказывание следственными органами мнения о виновности подозреваемого. О принятом по делу "Мохов против России" решении российских служителей Фемиды информировал Верховный суд РФ в принятом в середине сентября постановлении.
 
Уголовное дело в отношении участкового милиционера Алексея Мохова было возбуждено по обвинениям в злоупотреблении должностными полномочиями, получении взятки и подделке документов (зарегистрировал находящийся в розыске автомобиль). Уже находясь под следствием, он совершил новое преступление - с целью ограбления заманил в квартиру и убил предпринимателя. Еще до передачи дела в суд следователь прокуратуры в интервью местной государственной телекомпании заявил о совершении гражданином Моховым ряда преступлений. Эти утверждения оправдались: суд впоследствии признал экс-милиционера виновным в предъявленных обвинениях.
 
В жалобе, поданной в Европейский суд по правам человека, приговоренный к 22 годам заключения Алексей Мохов указывал: еще до его осуждения официальное должностное лицо (прокурор) по телевизору заявило о его виновности, что является нарушением принципа презумпции невиновности
 
Страсбургский суд счел доводы заявителя обоснованными, указав на недопустимость высказывания должностными лицами мнения о виновности обвиняемого до того, как это будет доказано в соответствии с законом. Более того, нарушением презумпции невиновности суд считает любой аргумент, "намекающий на то, что суд или должностное лицо считает обвиняемого виновным, даже в отсутствие любого формального постановления. Необходимо провести фундаментальное разграничение между заявлением о том, что кто-либо лишь подозревается в совершении преступления, и ясным заявлением ..., что указанное преступление было совершено данным лицом", - констатировал Европейский суд. В деле же Мохова заявления следователя, "судя по всему, привели к созданию у общественности мнения, что заявитель является убийцей, до того, как его виновность была установлена законным порядком. Соответственно ... имело место нарушение принципа презумпции невиновности в отношении заявителя".

 
По решению Европейского суда в пользу бывшего милиционера из федерального бюджета нашей страны будет выплачено 6 тысяч евро компенсации морального вреда.
 
В Гильдии судебных репортеров отмечают, что принятое в Страсбурге решение касается только должностных лиц, но не освещающих уголовные процессы журналистов:

 "Бравые заявления о том, что удалось изобличить убийцу или что-то в этом роде, которые часто делают представители предварительного следствия накануне судебного разбирательства, являются нарушением презумпции невиновности, - отмечает директор Гильдии Сергей Чижков. - Достаточно внимательно прочесть статью 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ, чтобы понять, что должностное лицо не вправе говорить об обвиняемом или подозреваемом как о преступнике, пока его вина не будет доказана вступившим в законную силу приговором. Следователи обязаны выработать некоторые стандарты "говорения" на эту тему. Другое дело журналисты - они пользуются в своей работе обычным языком и вправе высказываться так, как считают нужным. Безусловно, важно при этом быть корректным и не вводить аудиторию в заблуждение".

  

Источник: Фонтанка.Ру