Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Беда, когда законы пишут те, кому они не писаны»

Борис Замятин, литератор

24.06.2015

Мастер-класс по теме «Интернет и закон"

Мастер-класс Саркиса Дарбиняна, ведущего юриста общественной организации «РосКомСвобода», руководителя «Центра защиты цифровых прав» по теме «Интернет и закон. Права, обязанности и ответственность в он-лайне».

Мероприятие организовано «Школой журналистики», Крым, Симферополь.

В последнее время в России наметилось огромное количество тенденций, связанных с ограничением конституционных прав, которые, в принципе, российским гражданам статьей 29 Конституции обеспечены и обеспечиваются всеми международными соглашениями и конвенциями. Но сегодня очевиден тренд на введение цензуры в сети интернет. Хоть официальные органы власти и не любят называть это словом «цензура», а предпочитают термин «фильтрация контента в целях обеспечения публичных интересов и нераспространения запрещенной законом информации».

Можно сказать, что указанная тенденция сейчас проявляется не только в России: она проявляется во всем мире и связана, скорее всего, с увеличением потребления интернет-трафика и увеличением количества пользователей. В России сегодня таких уже по официальной статистике более 70 млн. человек: они ежедневно используют сеть интернет для получения какой-то информации, контента, литературы или для связи. Поэтому значение этого средства коммуникации приобретает все больше и больше. Когда-то, еще в 2011 году, такие авторитетные международные организации, как OpenNet Initiative и FreedomHouse называли российское пространство интернета, либо, как говорят в простонародье — Рунет, одним из наиболее свободных пространств, в котором не существовало никаких специальных законов, которые могли бы ограничивать права человека, либо регулировать отношения внутри сети. Однако в 2012 году все изменилось. Появился первый закон.

Кстати, я не представился вам: я являюсь практикующим адвокатом и я представляю несколько организаций, которые занимаются, как раз, мониторингом законодательства в области IT и интернета и занимаются защитой прав пользователей. Прежде всего, это наша организацияFreeRunet — Ассоциация пользователей интернета, которая стоит на страже защиты прав пользователей Сети, прежде всего пользователей. Это Пиратская партия, членом которой я тоже являюсь. Пиратская партия базируется на 4 фундаментальных принципах — это: открытое государство, открытые знания, открытая культура и открытые технологии. И наш проектRuBlackList.Net, либо РосКомСвобода. Сегодня это крупнейшее медиаиздательство, которое занимается мониторингом случаев привлечения пользователей Сети, блоггеров, журналистов, ограничения доступа к некоторым интернет-сайтам. Мы постоянно ведем реестр, который из года в год только расширяется — это так называемый Реестр запрещенной информации. Их уже много и об этом мы поговорим позднее. И, собственно, мы как раз освещаем данные из этого реестра и те случаи, которые происходят.

Как я сказал, все началось с 2012 года, с принятием 139 федерального закона «О защите детей». Собственно, это путь многих государств, не только России — когда речь идет об онлайн-фильтрации, прежде всего, политики начинают говорить о педофилии, о распространении детской порнографии в Сети. Эта тема вроде всем понятна — что это плохая информация, которую не надо распространять. Многие государства фильтруют Сеть на предмет контента, содержащего детскую порнографию. И, собственно, эта риторика была в начале того законодательного пути, когда принимался первый закон, который устанавливал ограничения для оборота контента в сети Интернет. Начал он действовать с 1 ноября 2012 года. Тогда же появился на свет наш проект РосКомСвобода, который в день вступления в силу закона начал мониторить реестр, который с нуля начал расти в России. Был впервые установлен механизм для досудебной блокировки сайта и были впервые введены те основания, по которым доступ к интернет-сайту может быть ограничен. Это, как я сказал уже, педофилия, это пропаганда суицида, в том числе описание способов совершения самоубийства, это информация о наркотиках, способах их употребления, распространения и так далее.

3

«…Все началось с принятием в 2012 году закона «О защите детей»

Вот три основания, которые появились в России, и они были распределены по разным федеральным органам. Так, ФСКН — Федеральная служба по контролю наркотиковзанималась тем, что мониторила Сеть на предмет любой информации о наркотиках.Роспотребнадзор занимался мониторингом глобальной Сети на предмет распространения контента о способах совершения самоубийств и Роскомнадзору поручили заниматься поиском педофильского контента. Вот, собственно, три органа получили полномочия определять этот контент в Сети. После того, как этот контент определялся, соответственно, информация направлялась в Роскомнадзор, который вне суда определял IP-адрес сайта, доменное имя сайта, либо конкретный указатель страницы, так называемый URL и вносил это в федеральный реестр. Эта статья внесла изменения в 149 федеральный закон «Об информации». Это главный закон, который регулирует все отношения внутри Сети и, в котором, в статье 15 все основания для блокировки интернет-сайтов описываются.

Вот новые положения закона предусматривали, что после добавления сайта в реестр, все операторы связи, интернет-провайдеры доступа обязаны два раза в день — утром и вечером, выгружать данные из реестра и блокировать интернет-сайты. То есть, блокировка происходила на уровне интернет-провайдеров доступов. Как федеральных, больших провайдеров, так и мелких, локальных домашних интернет-провайдеров. И вместо запрещенной страницы, либо сайта, пользователям показывается заглушка, в которой говорится, что доступ к сайту ограничен в связи с решением федерального органа власти.

Почему мы стояли с самого начала против этого закона? Потому что прежде всего мы говорили всегда о том, что защита родителями своих детей должна производиться по их собственному усмотрению. Для этого существует огромное количество технических фильтров, которые родители могут поставить на свои компьютеры и, соответственно, сами принимать решение, какой контент для своих детей запрещать. Но государство решило, что родители не справляются со своей обязанностью и взяло обязанности Большого Родителя над всеми гражданами РФ, которые по умолчанию были обозначены, как дети. Потому что понятно, что доступ блокировался не только детям, а всем гражданам. И это, конечно, вызвало немало недовольства у крупных интернет-компаний, тех компаний, которые уже долгое время работали в русскоязычном сегменте интернет. Волна протестов прокатилась по Рунету. Такие компании, как Яндекс, Google вешали заглушку на своих сайтах, что они против этого закона, потому что закон определял не очень прозрачные способы административного принятия решения вне суда, какая именно информация будет признана запрещенной.

Кроме этого, существовала большая проблема в связи с тем, что при блокировке сайта законодательство предусмотрело также, что блокируется также IP-адрес. Не вдаваясь в технические подробности интернета, хочу вам донести, что большинство интернет-сайтов сегодня работают на протоколе IPv4. Это протокол распределения сетевых адресов и так устроена сетевая архитектура, что на одном IP-адресе может располагаться от десятков до сотен ресурсов. Поэтому блокировка даже одной страницы на сайте может вызвать не только блокировку целого сайта, но и блокировку сотни других сайтов, которые не несут никакой ответственности и не распространяют никакого запрещенного контента.

Собственно, эта проблема была обозначена сразу, что указанный закон может внести хаос в русскоязычную зону интернета. Но законодатель был непреклонен, ссылаясь на международную практику и опасность этого контента. Все таки закон вступил в силу и сайты начали блокироваться. С первых дней блокировки сайтов было выявлено огромное количество случаев, когда уполномоченные органы власти блокируют доступ к весьма спорному контенту.

Одно из громких дел было в Московском арбитражном суде, когда сведения об одном из роликов в YouTube были внесены в Реестр. Google обратился в суд, как компания, которая владеет сервисом и обжаловал действия государственного органа. На видеоролике было изображено, как некое лицо, которого не показывали, подготавливал суицид. Это стало причиной, почему решили ролик заблокировать, но в чем была спорность ситуации. На самом деле, пропаганды суицида не было. Это был такой шуточный ролик, в котором показывалось, как готовить бутафорию для Хэллоуина. И в конце понятно, что человек не вены режет, а наносит себе определенный грим на руки, якобы порезы от ножей. Google проиграл этот суд.

Дальше было еще несколько дел. Есть такая известная русская онлайн-энциклопедия«Абсурдопедия», в которой тоже много различного контента. То есть, любой шуточный контент о суициде блокировался сразу государственными органами. Туда попадало огромное количество ресурсов Рунета, таких как«Хабр»«Лурк». Местами попадали даже такие крупные ресурсы, как «Яндекс», Mail.Ru. Время от времени пользователи обнаруживали, что доступ к сайту ограничен по тем или иным причинам. Но правоприменительная практика началась и все суды были проиграны. Ни одно из решений государственного органа по блокировке ресурсов не было признано незаконным, а на все упование интернет-отрасли, что из-за этого блокируются и другие сайты, которые находятся на этих IP-адресах, оно не вызвало понимания у Роскомнадзора. Соответственно, рекомендация всему IT-бизнесу была — закупать собственный пул IP-адресов, независимых и перекидывать ресурсы на другие айпишники.

17

«Еще в 2011 году авторитетные международные организации называли Рунет одним из наиболее свободных пространств»

Одно из главных опасений общественности и интернет-компаний заключалось в том, что после принятия трех оснований для блокировки сайта наверняка найдутся те лоббисты и желающие добавить дополнительные основания, которые могут уже серьезно ограничить свободу слова.
Так и произошло — после принятия 139 закона законодателя было уже тяжело остановить. Правообладатели и государство ставят совершенно разные цели для блокировки онлайн-ресурсов. Но они едины в своем желании контролировать частные коммуникации граждан, запрещая заходить на какие-то интернет-сайты. И, конечно, после того, как было введено такое основание, как «контент, который нарушает права человека на доступ к безопасной информации», правообладатели настояли на принятии очередного закона — 187 Федеральный закон. «Антипиратский закон версия 1.0″. Многие называют этот закон аналогом американского закона SOPA. В США в свое время хотели принять такие законы, как SOPA и PIPA, но под давлением широкой общественности и интернет-индустрии было принято решение отклонить эти законы. Однако РФ в конце 2012 года — это произошло в «день апокалипсиса» — 21 декабря 2012 года. Апокалипсиса не случилось, но торговое представительство США подписало с Россией меморандум об увеличении правовых мер по защите авторских прав в сети интернет. И, собственно, Россия была выбрана таким экспериментальным полигоном, где можно опробовать новый антипиратский закон.

Первая версия антипиратского закона устанавливала, что доступ к сайту может быть заблокирован в связи с нарушением исключительных авторских прав на видеоконтент. Почему только видео, а не все объекты авторского прав? Потому что видеолоббисты обладают наибольшей силой, чтобы лоббировать собственные интересы. Ряд крупных организаций правообладателей настояли на принятии этого закона, и он предусматривал возможность черезМосгорсуд — исключительная подсудность таких дел была передана именно туда — принимать решения о блокировке интернет-сайтов в качестве обеспечительных мер. То есть, закон устанавливал, что на 15 дней сайт может быть заблокирован без какого-то начала искового производства от правообладателя. В течение этого срока может подать заявление в суд и тогда сайт будет блокироваться дальше. Если он заявление не подает, то блокировка сайта снимается.

Принятие этого закона породило создание второго Реестра, который также ведет до сих пор Роскомнадзор и который позволяет таким же образом заблокировать доступ к сайту, если контент не будет удален. Надо, наверно, сказать, что и первый, и второй закон предусматривают алгоритм, когда Роскомнадзор уведомляет владельца сайта, либо владельца хостинга, на чьих серверах этот сайт поддерживается, об удалении контента. Если контент не удаляется в течение суток, то Роскомнадзор принимает решение о том, чтобы внести его в реестр и уже ограничить доступ к сайту на уровне интернет-провайдеров.

Третий закон, который появился уже в декабре 2013 года — 398 федеральный закон. Один из самых резонансных законов. В Рунете его сразу же назвали законом о политической цензуре. Он предусматривал возможность немедленной блокировки сайта без какого-либо уведомления владельца сайта о незаконности контента по решению генерального прокурора, либо его заместителей.

Алгоритм строился так — генпрокурор направляет информацию в Роскомнадзор, что на таких-то сайтах содержится информация, призывающая к массовым беспорядкам, осуществлению экстремисткой деятельности, участию в массовых публичных мероприятиях, проводимых с нарушениями установленного порядка. Роскомнадзор сразу же принимает меры по ограничению доступа к сайту и лишь потом, после блокировки, владелец сайта информируется, что «у тебя там контент такой-то противоправный есть». При этом, ряд судебных дел по указанному закону показали, что законодатели забыли прописать процедуру разблокировки сайтов, как это было с двумя предыдущими реестрами.

Первым самым громким случаем применения закона стала блокировка в марте 2013 года 4-х крупных сетевых издательств. Это были ЕЖ.руKasparov.ruГрани.ру и блог Навального в«Живом журнале». После этого последовал ряд судебных процессов. Каждое из изданий обращалось в суд для того, чтобы доказать, что их права нарушены, потому что никто не мог добиться от Генпрокуратуры точного наименования, тех ссылок и того контента, который, по мнению прокурорских сотрудников является незаконным. Буквально доказательства всплывали из рукавов прокурорских сотрудников уже на самих судебных заседаниях. При этом прокуратура говорила, что «указанные издания тенденциозно нарушают нормы российского права», собственно, публикуя противоправный контент. Претензии касались освещения «болотного дела», ход событий на Болотной площади во время митингов в Москве. И весь этот контент признавался незаконным. Хотя, вроде бы, в самом пункте закона говорится о призывах. И мы понимаем, что призывы — это что-то, что должно произойти в будущем. Но даже несмотря на то, что события описывались уже прошлые, сайты были заблокированы и буквально около трех недель назад сайт господина Навального был разблокирован. При этом, ряд ресурсов ввели самоцензуру.

Несомненно, что введение новых законов отражается на том, что сервисы начинают по другому подходить к правилу использования своих сетей. Например, ЖЖ решил, что во избежание каких-то проблем лучше самому ограничить доступ к блоку Навального на Живом журнале, чтобы весь LiveJournal не блокировался на территории РФ. Это было сделано. LJ запретил выход на блог Навального с российских IP-адресов.

Другие сайты много судились. Все процессы были также проиграны. Мы тоже обращались с позиций пользователей и обжаловали эти решения суда. Говорили: «Да, несомненно, государство может регулировать Сеть, но подобные ограничения нарушают права пользователей на доступ к информации, на распространение не запрещенной законом информации». Но после прохождения всех национальных судов успеха добиться не удалось. Сейчас уже несколько дел, в том числе и по нашей жалобе лежат в Европейском суде по правам человека. Ждем, когда Европейский суд все-таки решит эту проблему.

С нашей точки зрения указанное правоприменение и указанный закон нарушают ряд международных обязательств России. В том числе, одним из наиболее важных является всеобщая декларация ООН от 2011 года «О свободе выражения мнений в Интернете». То есть, ООН попыталась сформулировать основания, когда и как сайт можно блокировать. Был введен такой термин, как «тройной тест». Он говорит о том, что доступ к сайту может быть ограничен, если 1) это предусмотрено национальным или международным законодательством; 2) если это нарушает публичные интересы; 3) ограничение запрещенной информации должно быть пропорционально, чтобы не нарушались права человека. Например, если информация содержится на одной из страниц интернета, не надо блокировать весь сайт или весь Фейсбук.

Но, тем не менее, несмотря на рекомендации международных органов, уполномоченных давать рекомендации в сфере применения законов о правах человека, в России этот закон продолжает действовать и вызывает много нареканий и проблем. Это было и во время марша за федерализацию Сибири — сайты блокировались. Они блокировались периодически в связи с появлением той или иной информации о предстоящих митингах. Последним был как раз Марш «Весна», который пытались заблокировать, но в результате марш не прошел по другим известным причинам.

На этом дело не закончилось. На протяжении двух лет «Бешеный принтер», как иногда называют Государственную думу РФ, продолжал выкидывать мятую бумагу из своих недр: один за другим законы появлялись на свет. Несмотря на всеобщую критику интернет-индустрии и общественности: «Что вы делаете? Давайте разберемся сначала с одним законом и будем принимать другой». Но нет, защита публичных интересов важнее. Появляется 97-й Федеральный закон, который также назвали «законом о блогерах». Он ввел доселе неизвестную норму, фактически приравняв блогеров к журналистам. По закону, если страницу блогера посещает больше 3 тыс. пользователей в сутки, этот блогер обязан зарегистрироваться в специальном реестре. Отменяется право на анонимность — он указывает свои фамилию, имя и отчество, как с ним связаться. Он должен проверять публикации — соответствуют ли они обстоятельствам или о других обязанностях, которые раньше были применимы только к журналистам, которые работали на зарегистрированные СМИ.

Если блогер — «трехтысячник» не хочет добровольно регистрироваться в Реестре,Роскомнадзор может зарегистрировать его насильно, сам. И уведомить, что «ты, дорогой мой, зарегистрирован в специальном реестре и на специальном контроле». Конечно, в блогерском сообществе Рунета закон приняли не очень благожелательно. Никто не захотел добровольно регистрироваться, потом нашлось несколько десятков психов, которые хотели, наверно, показать свое почтительное отношение к указанном закону. Зарегистрировались и сегодня они находятся в реестре Роскомнадзора, который следит за их активностью.

16

«Если блогер-«трехтысячник» не хочет регистрироваться добровольно, Роскомнадзор может зарегистрировать его насильно»

Кстати, недавно Роскомнадзор опубликовал интересный отчет по применению указанного закона. Пришли к выводу, что российские блогеры ругаются матом, нарушают все обязанности, которые предусмотрены 97-м Федеральным законом. Это мы говорим о зарегистрированных блогерах. И вообще, крайне вон плохо выполняют требования нового закона. Но это оказалось не самым плохим и не самым жестким положением федерального законодательства. 97-й федеральный закон также ввел понятие организатора распространения информации. Вот с этой дефиницией были наибольшие вопросы у сообщества и у бизнеса. Потому что организатором распространения информации признается владелец сайта, либо владелец программного обеспечения, которое позволяет пользователям взаимодействовать друг с другом. То есть, по сути, любой сайт в сети интернет, который оставляет возможность оставления каких-либо комментариев, взаимодействия пользователей, размещения публикаций, может быть признан организатором распространения информации.

Примерно такой же механизм, как и в законе о блогерах — либо ты сам регистрируешься там, либо тебя насильно регистрируют в реестре и устанавливают для тебя ряд обязанностей. Обязанности были довольно таки жесткие. То есть, организатор распространения информации, который находится в реестре, должен был в течение 6 месяцев хранить все данные о пользовательской активности, так называемые логи. Это факты подключения к тем или иным ресурсам, какие друзья у этого пользователя. Какие транзакции он совершал, куда он выходил, какую информацию он вбивал в качестве личной информации. Вся эта информация должна собираться на протяжении 6 месяцев организаторами распространения информации и выдаваться правоохранительным органам по первому требованию. Если лицо подозревают в совершении административного, либо уголовного деяния, организатор должен эту информацию представить, либо будет оштрафован.

Причем штрафы были очень немаленькие: для физлиц от 1 тыс. до 5 тыс. руб. Юрлица штрафуются от 100 тыс. до 500 тыс. руб. Что, вы понимаете, может похоронить любой ресурс небольшой, у которого нет крупной капитализации. При этом, закон также говорил о том, что организатор распространения информации не имеет права распространять сведения о взаимодействии с правоохранительными органами по передаче информации о пользовательской активности. То есть, рассказывать сообществу, какая информация передается правоохранительным органам также нельзя. За это организатор может быть отдельно оштрафован.

Это первый правовой шаг к запрету анонимности в Сети и для того, чтобы ограничивать возможность анонимно опубликовать какой-либо материал. 97 Федеральный закон также предусматривает возможность блокировки сайтов, если он не соответствует указанным требованиям. Пока не было ни одного прецедента, чтобы по указанному основанию сайт заблокировали, тем не менее, в ранее обозначенном мной 149-м ФЗ появилась статья 15.4, которая предусматривала возможность блокировки доступа к таким сайтам. Я думаю, что это такой механизм, рычажок, чтобы контролировать часть в том числе западных сервисов, которые до этого неохотно шли на контакт с Роскомнадзором, когда контрольное ведомство-регулятор направляло информацию: «давайте, ограничьте тот сайт или этот». Не реагировали. Теперь есть возможность ограничить доступ ко всему сайту на территории всей РФ, если сервис не хочет подчиняться новому законодательству.

— Регистрация бесплатная?

— Бесплатная. Слава Богу, денег пока за это не берут. Ряд изменений также было внесено в законодательство в том числе после присоединения Крымской республики к РФ. 433 ФЗ ввел запрет на обсуждение сепаратизма. То есть, любой призыв, любое частное мнение, которое говорит о том, что республика независимая, либо она не должна быть в составе РФ, является уголовным деянием. За публичный призыв к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ, грозит штраф от 100 тыс. до 300 тыс. руб., либо обязательными работами, либо лишением свободы до 3 лет. Раньше этой статьи в УК не было.

Квалифицирующим признаком статьи является публикация в СМИ или интернете. То есть, если это происходит в интернете, ответственность будет еще жестче.

— Вообще обсуждение или призыв к сепаратизму?

— Вы понимаете, такие субъективные категории, как призыв всегда трактуются правоохранительными органами довольно таки фривольно. В законодательстве не содержится понятия, что такое «призыв». Но если, например, ваша статья или публикация будет в такой радикальной форме, где вы говорите о независимости республики, о нелегитимности принятых мер, то это может быть расценено как призыв к сепаратизму. И за это может быть назначена уголовная ответственность. В интернете — срок лишения до 5 лет.

— А если на личной страничке? Кого-то уже поймали за такое?

— Да, уголовные дела начали уже появляться в РФ. При этом, одним из наиболее важных пунктов является «а кого привлекать к ответственности»? Сегодня мы увидели много дел, которые начали инициироваться по разным регионам России, когда пользователей интернета привлекают за репост, либо ретвит какой-то записи. Так как у нас законодательство не содержит понятия «репост» и «ретвит», соответственно, любое действие расценивается как распространение информации. Даже если вы не была автором, но не подумав сделали перепост в соцсети, это может быть причиной для возбуждения уголовного дела.

Мы заметили, что прокуратура сейчас очень активно мониторит сеть Вконтакте. Еще с Фейсбуком не очень, а вот Вконтакте нашим прокурорам полюбился и ряд уголовных дел уже было. Самое громкое дело было в прошлом году. В зданиях МГУ одного из профессоров за репост записи встретили в коридорах сотрудники Следственного комитета и ФСБ и привлекли к ответственности за распространение подобных сведений. Хотя он просто тоже делал репост.

— А если, допустим, несовершеннолетний ребенок сделает?

— Надо понимать возможность привлечения к уголовной ответственности. У нас она установлена с 14 лет. Если ребенок уже публикует, он также подлежит уголовной ответственности. Сейчас мы наблюдаем новую правоприименительную практику по этим делам. Таких случаев становится все больше. Недавно 19-летняя девочка в одном из регионов также привлеклась. Понятно, что никого пока не сажают, но штрафы назначают. Судимость и штраф вам обеспечены.

Но закон был принят буквально 20 декабря 2013 года и начал действовать с 9 мая 2014 года и уже в июле, через два месяца законодатели решили, что он мягкий и надо его сделать пожестче. Соответственно, был введен ряд дополнительных наказаний. Это лишение права занимать определенные должности. Например, если это публикует СМИ, то главный редактор может быть лишен права занимать свою должность на тот же срок — на 4 года.

— А лишение права занимать должность — где-то фиксируется — в трудовой, например?

— Когда вступает в силу решение суда, человек не имеет права занимать эту должность. Это нигде не значится. Но, соответственно, если ты эту должность обманным путем займешь и не покажешь решение суда новому работодателю, то ты можешь быть привлечен к более серьезной ответственности. Например, штраф могут заменить на реальное лишение свободы.

— То есть, нужно уведомлять работодателя о том, что ты лишен этого права?

— Да. необходимо. То есть, нельзя занимать ту должность, которая будет указана в решении суда: главный редактор, журналиста и все остальные.

-Уборщицей можно?

— Уборщицей можно.

— А псевдоним можно брать и занимать должность?

— А что значит под псевдонимом? Зарплату под псевдонимом вы получать не можете, поэтому договор под псевдонимом с вами никто не заключит и налоги в пенсионный фонд никто оплачивать не будет. Сеть позволяет все-равно заниматься той деятельностью, которой вам запретили заниматься. Понятно, что если на практике вы будете использовать иностранные IP-адреса, возьмете себе никнейм, используете определенные средства для сетевой защиты, чтобы вас не определить. Тогда вы сможете добиться публикации определенных материалов.

Например, «Анонимный интернационал», который является крупнейшим анонимным сообществом в Сети. Много лет уже публикует «сливы» с личной переписки должностных лиц. И их никто поймать не может. Никто не знает, сколько их в команде. Время от времени они радуют российских пользователей каким-то интересным контентом.

14

«В 101 ФЗ определили 4 матерных слова. Не будем их сейчас перечислять»

101 ФЗ начал действовать с 1 июля 2014 года. Определили 4 матерных слова. Не будем их сейчас перечислять. Но все эти слова и их производные становятся незаконными и в СМИ их публиковать нельзя. Введены штрафы за распространение аудиовидеопродукции на любых видах носителей, в том числе и в сети Интернет, которые содержат нецензурную брань без специальной упаковки. Как сделать упаковку на интернет-сайте, пока еще никто не придумал. Видимо должна быть какая-то заглушка, которая предупреждает и после того, как вы согласитесь, что вы совершеннолетний и можете туда зайти и что-то прочитать. Хотя, конечно, это всегда кажется странным, потому что подросток всегда нажмет «Да, мне есть 18 лет».

— А со звездочками как? Если буквы затирать.

— Если затирать буквы, то здесь незаконного ничего нет. Но давайте посмотрим, пока он свежий — прошло чуть более полугода с момента принятия закона. Но я вам скажу, что многие СМИ решили от греха подальше не публиковать никаких «звездочек». Потому что два предупреждения от Роскомнадзора, а Роскомнадзор может давать предупреждения, светит лишением лицензии СМИ. Поэтому кроме штрафов, а они тоже немаленькие — физлицам до 2,5 тыс., юрлицам до 50 тыс. руб. и повторные в два раза больше. Кроме того, в отношении юрлица может быть принято решение о приостановке деятельности, что значит временное прекращение деятельности СМИ до 3 месяцев, от того, что они позволили себе мат в Сети.

СМИ продолжили регулировать и дальше. Введено было еще одно условие, при котором ограничиваются права участия иностранцев в учреждении СМИ в РФ. Закон принят сразу во 2-м и 3-м чтении в сентябре 2014 года и с 1 января 2016 года по 1 января 2017 года — определенный переходный период, чтобы могли избавиться от активов иностранные юрлица, устанавливается планка 20% на участие иностранцев, лиц с двойным гражданством или без гражданства.

— Это значит два человека или как считать?

— Почему? 20% — это может быть 10 иностранцев с долей по 2%. Это может быть 1 иностранец с долей 20%. В общем, участие иностранцев не может быть более 20% в общем капитале СМИ. Запрет предлагается для всех медиаактивов, в том числе печатные и интернет-издания. Также устанавливается, что иностранные граждане, лица без гражданства и граждане РФ, имеющие гражданство другой страны, не вправе выступать учредителями СМИ. То есть, два гражданства — все.

— А если соучредителями?

— 100% если ты один учредитель — нельзя. Если ты соучредитель, значит твоя доля не должна превышать 20%. Если эти условия будут нарушены, деятельность СМИ также может быть приостановлена через суд. Вот такое новое правило, видимо, направленное на борьбу с американскими капиталистами, которые хотят «оранжевую революцию» в России.

— Один из самых скандальных законов — 242 ФЗ «О персональных данных» был изменен. Были внесены новые положения, по которым сначала закон хотели принять с 1 сентября 2017 года, потом была идея его принять с 1 января 2015, но интернет-бизнес немножко поднадавил — с 1 сентября 2016 начнет действовать новые положения, которые говорят о том, что все интернет-сервисы, которые работают в России, должны осуществлять первичную обработку персональных данных россиян на серверах внутри РФ.

Резонансный закон — он породил огромное количество вопросов. Еще в силу того, что сам закон о персональных данных, как говорят многие специалисты, он довольно таки уже старый и не соответствует техническим реалиям и не формулирует четко, что такое персональные данные. Поэтому любые персональные данные могут быть отнесены сюда, которые позволяют идентифицировать лицо в сети Интернет. Закладывается такое императивное правило, что пользователь не может дать свое согласие, как это было раньше, что «я согласен на обработку персональных данных компаниями, которые находятся вне России».

Несмотря на то, что на уровне Совета Европы была принята конвенция об обработке персональных данных. Туда, кстати, вошло много стран, включая Россию — США туда не вошло. Конвенция называет страны, которые обеспечивают адекватную защиту персональных данных и страны, которые ее не обеспечивают. После принятия данного закона Россия наверное отнеслась к странам с неадекватным регулированием персональных данных.

Главная проблема состоит в том, что персональне данные теперь отчленены от персонального субъекта данных и не зависят от его желания. То есть, вы не можете сами распорядиться тем, как вы доверяете третьему лицу, будь это Facebook, Google или какой-нибудь Booking.comобрабатывать ваши персональные данные. Этот закон — продолжение идеи цифрового суверенитета, которая в последнее время исповедуется многими госдеятелями. Доходило до абсурда, когда в России обсуждали создание так называемой сети «Чебурашка», которая будет по принципу китайской сети независима. В сообществе это называют Интранет — внутренняя сеть. Она будет работать сама по себе.

До сих пор множество компаний не знает, как они будут справляться с указанным законом, потому что архитектура компаний, которые сегодня работают на рынке соцсетей, сервисов, изначально устроены не так, что они хранят данные каждого пользователя в каждой определенной стране. Например, Facebook может хранить фотографии на одном сервере — в Финляндии, комментарии — на сервере в Бельгии, информацию о профайлах пользователей хранить на территории Индонезии. То есть, сервера распределены по всему миру. Теперь, судя по всему, крупные компании должны будут определять интернет-адреса по территории и на этом основании арендовать серверное пространство на территории России, чтобы эти данные изначально собирать на нашей территории.

Я думаю, что это продолжение 97 ФЗ — «закона о блогерах». Вот два закона в связке фактически дают сейчас очень крупные полномочия для Роскомнадзора, чтобы воздействовать на американские сервисы. Представители Google и Twitter неоднократно приезжали в Москву. За закрытыми дверями велись какие-то переговоры. Судя по всему, компании объясняли новые правила игры в Рунете. Но насколько мне известно, Google и Twitter не собираются соответствовать новому законодательству и, вполне возможно, что с 1 сентября Роскомнадзор будет принимать решение о блокировке интернет-сайтов целиком. Теперь эта возможность есть — если есть жалобы, есть решение суда, которое легко принимается, такое решение может быть принято. Конечно, это будет большим скандалом. Пока никто не понимает, как это будет работать. В настоящее время две страны: Китай и Сирия, которые ограничивают работу сервисов крупных соцсетей в мире. Россия либо станет третьей страной, либо она этой страной не станет.

— То есть, в законе не оговорен список, что именно считается «персональными данными»?

— Персональными данными называются любые данные, которые могут идентифицировать лицо: фотография, место жительства, фамилия-имя. Только фамилия и имя — это еще не персональные данные, потому что вы не можете узнать, кто такой, скажем, Петров Иван. Но если у вас есть фотография, либо телефон, то это уже персональные данные, потому что они уже позволят идентифицировать.

Недавно сенаторы Совета Федерации внесли поправки в закон о персональных данных. Мы участвовали в этих поправках. Поправки могли бы быть очень неплохими, потому что они вводят новое понятие — «идентификационные данные». Они говорят, что это и чем отличается от «персональных данных». При этом позволяют хранить персональные данные на территории всех стран, которые присоединились к конвенции Совета Европы, что было бы более разумным — не ограничивать пределами РФ, а, по крайней мере, тем сообществом, которому доверяют.

— А правильно я понимаю, что основная проблема в непроясненности категориального аппарата? Можно ли с этим помочь Роскомнадзору? Какая-нибудь общественная организация или партия с этим выступит, чтобы прояснить и прописать формулировки?

— Этот законопроект уже есть в Госдуме. Правда, его пока никто не спешит рассматривать. Этот закон приняли очень быстро — никаких общественных рассуждений не было. А вот закон, который уточнял бы формулировки, он не принят.

— Например, вами или с вашей помощью составленный.

— Там участвовало несколько ассоциаций: ассоциация европейского бизнеса, ассоциация интернет-издателей, наша ассоциация и другие организации, которые представляют интернет-сообщества, интернет-бизнес. Пытались акцентировать внимание, что в таком виде закон не годится. В таких широких дефинициях, которые можно вольно интерпретировать правоприменение будет ужасным. Но, видимо, кому-то выгоднее, чтобы дефиниции были такие широкие и можно тогда этот закон использовать, как закон ручного реагирования.

— Попадают под этот закон мобильные приложения?

— Да, несомненно.

После «ящика Пандоры», когда 139-ФЗ был принят, все — началась полная вакханалия. Начали лезть туда разные лоббисты, которые говорили — давайте расширим новые основания. 364-ФЗ, он вступает в силу в мае этого года. Расширяет основания для блокировки на весь контент авторский, кроме фотографий. Вы спросите, почему фотографии туда не вошли? Мы задавали этот вопрос неоднократно — чем права авторов фотографий отличаются от прав авторов музыки, стихов или видео? Ответ был простой — мы не знаем лоббистов от индустрии фотографов, поэтому раз никто не лоббировал, то давайте фотографии исключим. В России сейчас нет ни одной ассоциации, которая бы фотографов консолидированно представляла и их исключили. Но теперь Мосгорсуд может ограничить доступ к любому сайту сети, на котором нарушаются исключительные права авторов. Этот закон вполне ожидаем. Когда принималась первая версия антипиратского закона, было понятно, что закон не может частично регулировать оборот авторского права в Сети и, наверняка, другие правообладатели обидятся — а почему вы владельцев видеоконтента защищаете, а нас нет?

И вот, собственно, закон был расширен. Наиболее высокие опасности в нем заключаются в том, что этот закон ввел также возможность вечной блокировки сайта. За два или более нарушения сайт теперь можно заблокировать навсегда по решению суда. Правообладатели в своей риторике говорили, что есть огромное количество торрент-трекеров, файлообменников, которые не очень реагируют и для них надо меры пожестче. Самое плохое, что помимо размещения объектов авторских прав также запрещено размещение информации, с помощью которой можно получить объект авторских прав. А это все гиперссылки, торрент-файлы, magnet-файлы и любое текстовое описание, где эту информацию можно найти. Конечно, с большим ужасом сообщество Википедия встретило этот закон, потому что, насколько вы знаете, Википедия — это открытое сообщество, где каждый может написать какой-то контент. Они очень стараются соблюдать авторские права, но все, что публикуется в Википедии, должно иметь ряд ссылок внизу. Вот поэтому размещение даже этой ссылки на страницы внизу может послужить причиной, почему Википедию закроют полностью.

Надо сказать, что Википедия уже не раз попадала в предыдущие реестры. У них не раз были уведомления из Роскомнадзора в связи со статьей «Суициды», статьей «Каннабисы» и так далее. То есть, энциклопедические статьи, которые описывают какие-то явления нашей жизни, они также трактуются нашими госорганами как запрещенные. Есть закрытая часть реестра, когда информацию вносят по реестру и Роскомнадзор направляет уведомление, а есть открытая часть. Вот если сведения попадают из закрытой в открытую часть, сайт сразу блокируется, как я сказал уже, два раза в день интернет-провайдеры делают выгрузки и должны ограничивать доступ к сайту. Википедия уже не раз находилась в открытой части, но пока никто не решился ограничить доступ ко всей Википедии. Потому что, очевидно, это вызвало бы огромное недовольство пользователей, потому что это один из самых посещаемых ресурсов в российской зоне интернета.

Что будет дальше с применением этого закона, покажет практика. Но могу сказать, что первая версия «антипиратского закона» 187-го, показала крайне низкую эффективность. Да, правообладатели пошли в Мосгорсуд, но каждый раз это большая сложность — доказывать свои права в суде. Тем более, надо понимать, что технологии движутся намного быстрее права. Если процедура блокировки сайта через суд займет время — 2-3 недели, включая оплату услуг юристов, составление заявлений. То сайт может быстренько перескочить на другой IP-адрес, либо на другое доменное имя и информация будет доступна.

9

«С 1 мая начнется, я так думаю, довольно серьезная вакханалия в Мосгорсуде. Начнется куча претензий в том числе и от копирайтных троллей»

Многие друзья меня спрашивают: «Саркис, ты занимаешься авторским правом и скажи мне, вы критикуете антипиратский закон и мы не ощутили эффективность. Пиратский контент как был в Сети, так он и остался». Несомненно, это так. Но время от времени ресурсы туда попадают. Как правило, это торрент-трекеры, крупные файлообменные сети, на которые правообладатели уже давно точат зуб, потому что по мнению правообладателей, эти обменники воруют у них часть сборов и поэтому это абсолютное зло, с которым пытаются бороться во всем мире.

Все началось с первого дела «Пиратской бухты» в Швеции и теперь по всему миру мы видим правоприменение, которое пытается ограничить доступ к ресурсам. Но кроме новинок, музыки, фильмов, из-за которых якобы в начале принимался закон, которые не вышли в кино, не вышли на носителях. И мы увидели, что закон начал применяться и в других случаях. Один из самых одиозных случаев был, когда «Мосфильм» решил ограничить доступ к сайтам, на которых располагалась советская киноклассика. Фильмы, права на которые до сих пор принадлежат государственным киностудиям, они также попадали в этот реестр и блокировались.

С 1 мая начнется, я так думаю, довольно серьезная вакханалия в Мосгорсуде. Начнется куча претензий в том числе и от копирайтных троллей. Когда я говорю про копирайтных троллей, я имею ввиду те организации, которые якобы представляют по договорам авторов-правообладателей. Но они не заинтересованы, чтобы контент удалили. Они заинтересованы в деньгах прежде всего. И они направляют претензионные письма, в которых просят заплатить им денег и обещают взамен не обращаться в суд. Теперь у них есть возможность легального шантажа.

Закон о доступе к публичному wi-fi — это не совсем закон, а постановление правительства от июня 2014 года и было принято во исполнение закона о блогерах. Так, как закон установил необходимость собирания пользовательских данных, появилась необходимость регулировать доступ гражданами к wi-fi-сетям. Соответственно, закон ввел необходимость идентификации пользователя оператором связи путем установления ФИО, подтверждающих документов, удостоверяющих личность. Кроме того, необходимо идентифицировать конечное оборудование, то есть IMEI ваших мобильных устройств, ноутбуков, MAC-адреса этих устройств. И вносит ряд изменений в постановление правительства РФ о правилах оказания телематических услуг связи и правила оказания услуг связи по передаче данных. Собственно, юрлица, которые предоставляют wi-fi, обязаны теперь ежемесячно носить провайдеру список лиц, которые используют wi-fi на работе, либо на открытой точке. Большое количество вопросов, в том числе и как интернет-провайдер должен проверять соответствие лиц тем, что выходили.

Пока идентификация личности происходит по разному. Мы увидели, что некоторые требуют введения телефонного номера, а так как телефонные номера уже по умолчанию привязаны к данным лица. Кто-то отключает возможность подключения. Но большинство сейчас, наплевав на постановление правительства, продолжают работать дальше. Собственно, указанное правило — не придумывание велосипеда. Белоруссия уже давно работает по такому принципу, однако это не мешает владельцам кафе за 50 рублей вам выдать пароль от вай-фая. Понятно, это тяжело регулировать, но тем не менее, правительство хочет знать, куда мы подключаемся, как и это попадает тоже под государственное регулирование.

— А можно в суд подать на организацию, которая, допустим, не предоставила информацию о пользователях? Или кто может оспорить это решение? Или для этого обязательно в Мосгорсуд обращаться?

— Вы по какому основанию имеете ввиду?

— Допустим, я узнала, что какое-то кафе не предоставляет данные. И я лично, как физлицо, могу пойти и нажаловаться на предпринимателя?

— Нажаловаться можете. Пока еще нет ответственности, что лицо, предоставляющее вам wi-fi, не идентифицировало вашу личность. Я боюсь, что в ближайшее время эта ответственность может появиться. Но, видимо, пока это находится в тестовом режиме. Пытаются определить с игроками рынка какие-то правила, понятные всем, насколько этот закон может работать без ущерба для российского интернета. Потому что понятно, что право на интернет сегодня должно быть одним из главных прав. Есть даже федеральная программа по интернетизации населения. И, с одной стороны, государство пытается провести интернет в деревни и села, а с другой стороны оно принимает такие меры, чтобы ограничивать доступ к сети.

-Но это касается только публичных точек wi-fi?

— Публичных.

Другая проблема заключается в том, что теперь есть определенные правила для интернет-провайдеров ограничивать доступ к запрещенным сайтам. Но не было ответственности. Была общая ответственность за несоблюдение требований госорганов. Однако, эта ответственность была расширена. В КоАП ввели новые основания для привлечения, чтобы интернет-провайдеру не хотелось нарушать закон и не блокировать информацию. Поэтому за каждый случай нарушения они платят сейчас по 30-40 тыс. руб. Минкомсвязи предлагает повысить эту ставку до 50 тыс. руб. за первичное нарушение и до 200 тыс. руб. за повторное нарушение. Если это 50 или 100 сайтов, к которым не ограничивается доступ, то, соответственно, цифра должна быть помножена на 100.

И, конечно, любой интернет-провайдер может попрощаться со своей хозяйственной деятельностью и с дальнейшим бизнесом, если он не соблюдает указанные правила. Я думаю, что Минкомсвязи в ближайшее время настоит на принятии этого закона, потому что, на самом деле, проведенный анализ правоприменения показал, что большое количество провайдеров до сих пор не ограничили доступ к сайтам. Вы понимаете, да, чтобы проверить всех интернет-провайдеров в стране и все сайты, которые внесены в реестр, понадобиться большое количество времени и человеческих ресурсов. Поэтому сил Роскомнадзора не хватает. Армии чиновников, которые будут проверять исполнение этих законов, пока нет. И все это пока находится в очень ручном режиме управления.

Как еще ограничиваются права СМИ? Введены новые штрафы за оправдание экстремизма и пропаганду насилия. Прошу прощения — это еще проект ФЗ, который еще осенью 2014 года поступил в Госдуму. Инициатором его является Минкомсвязь. Установлена ответственность за выпуск СМИ, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или материалы, публично оправдывающие терроризм и другие экстремистские материалы. А также, внимание, материалы, пропагандирующие порнографию, насилие и жестокость. То есть, наиболее спорными являются, наверно, последние основания закона для блокировки. Штрафы предлагаются еще большие, чем в предыдущем случае — до миллиона рублей.

10

«Есть законопроект от депутата Дегтярева, который предлагает блокировать сайты за сексуальные тексты. Привет, господин Набоков и прочие»

Надо понимать, что после принятия какого-то нового ФЗ потом выходит еще ряд подзаконных актов. Правительство и контролирующие министерства пытаются пояснить, как это применить. Потом судебная практика пытается залатать дыры, там где законодатель недорассказал. И потом уже начинается правоприменение.

Дальше я хотел, наверное, вкратце рассказать, что еще предлагается для ограничения доступа к сайтам. Потому что таких оснований становится больше и больше с каждым годом. Есть огромное количество популистов, которые зарабатывают себе очки: это и члены Государственной думы, и некоторые представители министерств, которые предлагают новые основания. Итак, что у нас еще есть.

Есть законопроект от депутата Дегтярева, который предлагает блокировать сайты за сексуальные тексты. Привет, господин Набоков и прочие. Доступ к таким сайтам предлагается ограничить, в которых описывается сексуальная связь с несовершеннолетними. Это продолжение ранее принятой концепции по защите детей. Колдуны, астрологи, маги и прочие тоже попали в немилость. Ряд депутатов внесли законопроект, который вносит правки в закон «О рекламе» и закон «Об информации» и предлагается блокировать все сайты, которые предлагают услуги знахарей, колдунов, ясновидцев, провидцев, экспертов, специалистов оккультных дел и других.

Банки, конечно, же сказали: «А почему нас вы не защищаете?» Появилось еще одно предложение — блокировать сайты, которые распространяют недостоверную информацию о банках или публичных организациях. Появился он на заре, когда в России начали отнимать лицензии у большого количества банков. Многие банки запереживали, что это может отразиться на их бизнесе, распространение в соцсетях какой-то недостоверной информации, что ведет к панике со стороны вкладчиков и они забирают деньги. «Поэтому давайте расширим 149 закон «Об информации» и внесем туда ряд других изменений.

— А университеты, больницы входят туда?

— Нет. Публичными организациями являются организации с государственным капиталом, которые имеют какое-то стратегическое значение. То есть, это организации типа «Газпрома», РЖД и прочие, которые также являются субъектами регулирования по указанному законопроекту.

Депутат Михеев, один из самых скандальных депутатов, часто выступает с разного рода законодательными инициативами. Он также предложил блокировать сайты, которые не очень патриотичны. То есть, «запрещается распространение информации, которая направлена на пропаганду войны, разжигание расовой и межнациональной ненависти и вражды. Либо недостоверной информации, которая умаляет заслуги погибших при защите Отечества, авторитет Российской империи, СССР, РФ, Вооруженных сил, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность». Слава Богу, пока еще движения по данному законопроекту не было. Надеюсь на то, что он не пройдет, потому что там один Михеев и больше никто его не поддержал.

Вы знаете, что у нас также сейчас ограничиваются правила продажи алкоголя. Но многие предприниматели нашли лазейки, как избежать этот закон. В этом помог им интернет. В интернете вы можете заказать, что угодно — многие сайты сейчас предлагают такую формулу продажи — вы покупаете зажигалку, вам в подарок водка. Купили ручку — вам бутылка виски. Работают круглосуточно — могут и ночью вам привезти, когда вроде запрет есть. И видно, что бороться с этими сайтами было предложено также блокировать сайты, которые предлагают к розничной продаже алкогольную продукцию.

— Это уже на рассмотрении?

— Да, пока еще не принят. Моральные права — введение очередной категории запрещенной в интернете информации, которую можно заблокировать внесудебно, нарушающее личные неимущественные права гражданина, либо посягающее на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Когда мы говорим «нематериальные блага», мы говорим о праве на имя, праве на здоровье, праве на деловую репутацию, честь, достоинство. То есть, те права, которые также защищаются Конституцией. Предлагается еще один реестр — «черный список» сайтов, который будет вести Роскомнадзор с очень расширенной формулировкой и возможностью внесения под блокировку любого контента по сути.

— Согласно всем этим законопроектам имеются ввиду именно сайты, или также, как согласно предыдущему закону, блогеры, которые приравнены к СМИ?

— Блогеры, они же на каких то сайтах сидят. Когда говорится о распространении информации в сети Интернет, имеются ввиду любые площадки, будь это ваш собственный интернет-сайт, либо это будет поддомен какой-то. Либо это ваш профиль в социальных сетях. Все сюда подпадает и запрет касается всего.

Снова экстремизм — парламент Республики Северная Осетия предложил новую категорию — это экстремистские материалы и информация, пропагандирующая расовую, национальную и религиозную ненависть. При этом, несмотря на то, что этот законопроект не принят, мы уже видели ряд случаев, когда привлекали к ответственности пользователей за анекдоты, которые находили разжигающими национальную рознь. И какие-то шуточные фотожабы, которые тоже сюда подпадают.

Санкт-Петербургское Заксобрание решило — «а чего ж мы животных то не защищаем». Предлагается запретить распространение информации о жестоком обращении с животными. При этом, я, честно говоря, не очень понимаю, как будет освещаться деятельность скотобаз, скотобоен, индустрии, которая производит колбасы. Видимо, эту информацию тоже нельзя распространять будет.

Мертвые тоже попали под запрет информации. Соответственно, содержащие изображения тел, фрагментов тел людей, погибших в результате ДТП, катастроф, массовых беспорядков, стихийных бедствий и иных происшествий также запрещается распространять в СМИ и, в том числе, в сети Интернет. Вы знаете, это пока законопроект и никаких пояснений, что можно, а что нельзя, нет. Формулировки звучат так — «запрет публикации тел, фрагментов тел».

Опять о патриотизме. Депутат Александр Пономарев также предлагает информацию, отрицающую или искажающую патриотизм блокировать. Вводится само понятие патриотизма впервые. Это «любовь к Отечеству, преданность ему, стремление своими действиями служить его интересам».

Плохая пропаганда — это распространение какой-либо информации и причем законопроект не говорит, что такое плохая пропаганда. Это опять же депутат Михеев. Он предлагает любую информацию, которая не отвечает интересам РФ запрещать. Он известен большим количеством скандальных законов, которые дают инфоповод повыступать. Видимо ничего умного депутат придумать не может.

«Культ насилия и жестокости» — от заксобрания Кировской области. То же самое, что было с предыдущим законопроектом.

И вот, что мы имеем, друзья, чтобы подытожить. Сегодня у нас статья 15 закона «Об информации» уже содержит 5 пунктов, которые содержат разные основания для блокировки сайтов. Без суда Роскомнадзор, Роспотребнадзор, ФСКН могут блокировать информацию о детской порнографии, суициде, наркотиках, информации о несовершеннолетних, пострадавших в результате преступлений. Вместе с тем, такое право дается гражданам и организациям — блокировать сайты по другим основаниям. Правда, уже через суд. Это нарушение права на изображение, нарушение правил оборота персональных данных и клевета, распространение недостоверных сведений. То есть, любой гражданин или организация могут обратиться в суд и потребовать ограничения доступа к сайту, если считает, что их права нарушены.

6

«Депутат Пономарев предлагает блокировать информацию, искажающую патриотизм»

Конечно, когда все это решается через суд, это более правовой механизм, чем когда есть непонятный серый алгоритм. Чиновники, которые принимают решения, причем по тем реестрам, которые уже есть, вы не найдете ФИО должностного лица, который принял то или иное решение о внесении сайта или страницы в реестр. Это создает большое количество вопросов в обществе — а кто принимает решение. А можем ли мы доверять их экспертному мнению. А как нам обжаловать эти экспертные мнения. Наверное, когда вопросы касаются блокировки через суд — это более предпочтительный путь, хотя далеко не самый лучший. На практике случается так, что владелец сайта не привлекается, как правило, к участию в судебных процессах. Истец привлекает либо провайдера, либо хостера, который не очень-то заинтересован. То есть, у него будет решение суда — он заблокирует. А ходить в суд, тратить деньги на юристов, доказывать, он не очень то заинтересован. Поэтому эти решения происходят очень быстро, в отсутствие второй стороны, состязательности процесса.

Районные прокуратуры показывают, что все 5 оснований, которые были в ст. 15 ФЗ «Об информации» зафиксированы, им не очень то нужны. Они сами принимают решение, какая информация является запрещенной. Поэтому помимо экстремистских материалов, список которых ведет Минюст, прокуратуры блокируют также всю информацию об онлайн-казино, тотализаторах, лотереях и других организациях, которые занимаются игровым бизнесом. Как вы знаете, у нас в России запрещены любые виды азартных игр, в том числе в сети Интернет. Никакого спортивного покера быть не может. Райпрокуратура обращается в суды и сайты блокируют. Но это не все. Было несколько случаев, когда обращались в суд в связи с тем, что на сайте распространялась информация о том, как давать взятки и это тоже становится причиной. Аргументация такая, что взятки запрещены, то информация, как их давать, тоже является незаконной.

И был очень серьезный рейд по проституткам. За этим стояла «Лига безопасного интернета». В двух словах скажу, что это за «Лига…». Ее называют иногда в Рунете «Лига БЕЗ Интернета». По сути, это такое общество, которое создавалось когда-то российским олигархом Малофеевым. Сегодня у них есть огромное количество «кибердружинников». Это такие волонтеры, которые ищут в интернете запрещенную информацию и направляют ее в Роскомнадзор и в контролирующие органы с требованием закрыть. Такие «стукачи». При этом они разыгрывают всякие конкурсы, кто больше информации соберет и получают какие-то призы. Было много скандалов с этим обществом, потому что изначально они вели базу по педофилии и, конечно, задавался вопрос — «а сотрудники Лиги без интернета Роскомнадзора просматривают эту информацию?» И говорили, что да, очень тяжелая работа, им надо доплачивать, потому что они интенсивно страдают, стресс, ведь целый день смотреть педофилию очень тяжело. При этом, что они сделали. По сути, они каталогизировали все сайты указанной тематики. И если вы захотите получить указанный контент, вам не надо искать его. Вы можете обратиться к реестру и получить всю информацию, где все эти сайты обозначены.

При этом, конечно, наибольшей сложностью является то, что мы понимаем, что если сайты блокируются на уровне интернет-провайдеров, это не значит, что сайты перестают существовать в сети Интернет. Они все там же. Просто доступ к ним уже приходится получать с помощью костылей. Я чуть позже поговорю о технических средствах для восстановления доступа к информации. Но регуляторы об этом знают. В одно время даже ходила речь о том, чтобы запретить технические способы обхода заблокированных сайтов.

Но давайте закончим еще раз с итогами, что еще запрещено. Это закон Лугового, закон о политической цензуре, Генпрокуратура может мгновенно закрывать сайты, которые призывают к участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением закона. Это митинги, призывы к массовым беспорядкам и экстремизму. Понятно, что этот закон появился ответом российской власти сделать «оранжевую революцию» в России и наделил Генпрокуратуру очень широкими полномочиями по ограничению доступа к таким сайтам.

Роскомнадзор по закону о персональных данных и по закону о блогерах получил возможность блокировать сайты через суд. Ну, и правообладатели, нарушения исключительных прав на произведения. Список становится все больше. 5 реестров и трудно найти пользователя, который сможет знать содержание всех этих реестров и держать их в голове, что же именно запрещено. Но за распространение вас будут привлекать, если вы неаккуратно отнесетесь к той или иной информации, потому что практика все больше образуется с подобными делами. Понятно, что тяжело искать автора или инициатора подобной информации, зато легко найти человека, который не прячется под анонимной маской и в соцсетях говорит о себе. Это самый большой риск.

— Прецедентов оспорить эти бессудебные закрытия не было еще в российской практике?

— Было много попыток это сделать, но ни одного решения суда не было. По умолчанию, государственные органы, которые принимают решения о блокировке сайтов, они правы. Потому что просто так у нас решения не принимаются.

Итак, что же добились наши ведомства за все это время. Соответственно, огромное количество сайтов было заблокировано. По нашей статистике таких сайтов и страниц уже более 150 тысяч. По нашему мониторингу 95% интернет-сайтов блокируются неправомерно по той причине, которую я указал в начале. Они имели оплошность находиться на тех же IP-адресах, что и сайты запрещенной информации. Поэтому сразу возникает вопрос — а стоит ли игра свеч? Из-за 5% запрещенного контента блокируется еще огромное количество ресурсов. В том числе и западных. Это могут быть различные интернет-сайты.

5

«Лигу безопасного интернета» часто называют «Лигой БЕЗ Интернета»

И это, вы знаете, создает большие проблемы для пользователей. Потому что, если, например, по работе, вам надо получить доступ к какому-то сайту зарубежному. Недавно у меня был клиент, который говорил, что он приходит на работу — он работает менеджером, ему надо закупать алюминий у какой-то германской компании и он не может получить доступ к каталогу, потому что провайдер блокирует этот интернет-сайт за то, что он находится на этом же IP-адресе. А другого провайдера на работе нет. И он говорит: «Мне приходится с помощью мобильного телефона настройкой VPN как-то эту информацию получать, чтобы работать». Но никого это не касается, все проблемы перекладываются на плечи самих интернет-пользователей и интернет-компаний.

Когда мы говорим об информационных посредниках. Кто у нас участвует в распространении информации? Какие субъекты? Любой информации.

— Те же СМИ, например.

— СМИ, пользователи, юрлица. Это те, кто распространяют изначально информацию. Они являются так называемыми генераторами контента. Наше законодательство выделило информационных посредников в отдельную группу.

Теперь у нас есть информационные посредники. Наше законодательство уже выделило информационных посредников в определенную группу. Как вы думаете, кто является информационным посредником? То есть, вы понимаете, да? Информационные посредники не являются генераторами контента, но они участвуют в процессе файлообмена. Первый кто вам в голову приходит в качестве посредника?

— Провайдер.

— Правильно, провайдер. В зарубежной практике их называют ISP — Internet Service Provider. Это то лицо, которое предоставляет услуги доступа в сеть Интернет. Какие еще бывают посредники?

— Непосредственно сайт не может выступать посредником?

— Сайт — это владелец юрлицо, либо пользователь, либо СМИ. Это оператор веб-сайта. Можно. Оператор веб-сайта. При этом надо понимать, что не всегда оператор генерирует контент. Есть определенные операторы, которые контент не регулируют. Их выделяют в отдельную группу. Это прежде всего социальные медиа, которые предоставляют лишь площадку. Это LiveJournal, Facebook, Вконтакте, Одноклассники, Twitter. Они сами не создают контент, они дают площадку. Плюс отдельно выделяют еще поисковики. Эти субъекты, которые настраивают поисковых роботов так, что вы по своему запросу можете получить доступ к тому или иному контенту. Хостеры. Они также не генерируют контент, а предоставляют серверные мощности, чтобы вы могли арендовать и разместить там любой свой веб-сайт. Собственно, эти три категории выделяет международное сообщество как информационных посредников.

Регулирование деятельности информационных посредников является очень важным в правовой науке, потому что всегда действует такой принцип, как «почтальонский иммунитет». Это значит, что почтальон ни в коем случае не должен нести ответственности за содержание письма, которое он несет. Не может почтальон предстать перед законом за то, что в письме, которое он несет, есть клевета, либо оскорбление кого-то. Потому что он всего лишь обеспечивает доставку из точки А в точку Б. Это делают и ISP, и хостеры, и операторы веб-сайтов.

Но в последнее время мы видим, что принцип почтальонского иммунитета серьезно подмывается и это происходит не только в России. Все мировое сообщество пытается определить, какую же ответственность возлагать на информационных посредников, за что они должны отвечать. В отношении, например, российских законов, у нас появилась новая статья — 1253.1. Она попала в Гражданский кодекс. Это ГК РФ, 4 часть. Она попыталась описать, кто такие информационные посредники. Не используя международную терминологию, они использовали два вида посредников. Это те, кто предоставляет возможность размещения информации, и кто предоставляет доступ.

Устанавливается, что информационный посредник ни в коем случае не должен нести ответственность, если он

а) не является автором контента;
б) если он не видоизменяет контент в процессе его доставки;
в) если он не знал о незаконности указанного контента.

Если бы этих ограничений для информационных посредников не было бы, это могло бы серьезно ударить по всему интернет-бизнесу, которого бы привлекали к судам. Собственно, их и сейчас привлекают. Но сейчас, привлекая к судам, с них не могут требовать возмещения морального вреда, возмещения компенсаций. Единственное, чего от них могут требовать, это ограничения доступа. В отношении ISP — это ограничение доступа к сайту. В отношении хостера — это прекращение обслуживания указанного веб-сайта. И, соответственно, к операторам веб-сайтов тоже начинают предъявлятся определенные требования.

Пока еще мы не видели, чтобы в российской практике такие компании, как Google или Яндекс привлекались к ответственности, но, например, Вконтакте часто становится ответчиком в разных судах по нарушениям прав на авторские произведения. Понятно, правообладатели обращаются в суд на социальную сеть. Заявляют, что соцсеть дает возможность пользователям нарушать права. Вконтакте, конечно, говорит, что «мы не виноваты, пользователи сами загружают, мы бы этого не хотели». Тем не менее, они часто попадают.

Поисковики на самом деле сильно попали под удар в прошлом году. Было одно очень крупное дело, которое слушалось в Европейском суде справедливости. Это так называемое «право быть забытым». Один турецкий профессор обратился в суд на Google в связи с тем, что Google по поисковому запросу его имени и фамилии выдает персональную информацию о нем. Он не захотел, чтобы персональная информация о нем распространялась и он обратился в суд, чтобы запретить Google эту информацию выдавать в поисковой выдаче. Был целый ряд судебных слушаний. Дело дошло до Европейского суда по правам человека в Страсбурге, который фактически решил, что поисковик должен удалять информацию о пользователе в случае, если пользователь этого требует.

Мировое сообщество до сих пор обсуждает это право. Кто-то называет это «правом на амнезию». Потому что поисковые сервисы должны «забыть» какого-то пользователя. Это вовсе не значит, что информация пропадает. То есть, сайт продолжает существовать, но поисковики обязаны пессимизировать выдачу. Когда мы говорим о пессимизации выдачи, это значит, что часть запросов должны удаляться поисковиком в ручном режиме по запросам пользователей.

В РФ сейчас мы видим, что информационных посредников начали уже контролировать. Начали возлагать на них определенные обязанности. Это, в том числе. и по реестру, когда они могут в добровольном порядке эту информацию удалить, если информация не будет удалена, то сам информационный посредник будет привлечен к ответственности.

Собственно, это все, что я хотел вам рассказать по поводу ограничения доступа к интернет-сайтам. Больше вы найдете информации на RuBlackList.Net. Там подробно описано каждое основание, по какому основанию может быть заблокирован. Постоянно мы ведем мониторинг всех кейсов, самых громких случаев ограничения доступа к сайтам. Иногда самые крупные ресурсы, которыми пользуются миллионы людей, становятся жертвами этого закона. Понятно, что деться от него куда-то довольно тяжело, потому что многие сегодня находятся в России, и хостятся в России, и доменные имена получают в России. И, кстати, главное правило, которое я, как адвокат, всегда даю своим клиентам — не хоститесь в России, не используйте российские доменные зоны, потому что это влечет новые риски. Если сайт находится за территорией РФ, то единственное, что может делать госорган, это ограничить доступ. Если он находится на территории РФ, либо хостер на территории РФ, здесь уже можно обращаться в суд РФ и и требовать возмещения имущественного, морального вреда, расходов на судебные издержки и прочее.

Но очевидно сегодня одно. Что инвестпривлекательность Рунета становится все хуже и хуже. Большое количество владельцев сервисов уже принимают решение свои стартапы начинать в других юрисдикциях, не нацеливаясь на российских пользователей. Многие увозят команду своих сотрудников в другие страны. Так произошло с сайтом Meduza. Один из популярных сайтов в Рунете, который уехал в Ригу. Уезжает много владельцев сайтов. Недавно владелец крупной энциклопедии «Лурк» — это такая неофициальная Википедия, Луркоморье Дмитрий Хомак тоже покинул Россию, уехал в Израиль и пытается там сделать новые стартапы. Не говоря уже о бегстве многих других деятелей, таких, как Павел Дуров, который сначала опубликовал заметку «10 причин, почему надо остаться в России». А через три месяца его не стало в России. Все удивились — а чего публиковал?

— То есть, студенческие сайты тоже могут запросто закрыть.

— Да. При этом с университетами и школами происходят дела еще хуже. Потому что на уровне вуза, либо школы принимаются решения о фильтрации всего контента, которого может и не быть в реестре. Но вы понимаете, администрация института может принять решение, например, закрыть полностью выход в соцсеть. Оперируете какими-нибудь причинами, что это отвлекает от учебы и прочее.

Но, вы знаете, это не самый даже худший вариант. Все, что я писал, это модель «черных листов», так называемых «блэклистов», когда информация вносится в список и она запрещена к распространению на территории РФ. Но есть более худшие предложения, которые еще не реализовались, это так называемые предложения по «белым листам». То есть, предлагается сделать списки сайтов, на которые можно заходить. Все остальное по умолчанию уже будет блокироваться. «Лига без интернета» предложила указанную концепцию.

Для этого предлагается установить на уровне интернет-провайдеров доступ к DPI — это спецоборудование, которое может определять разный вид трафика: соцсетей, медиа и так далее. Может фильтровать и так далее. Эта модель, если она будет реализована, она введет систему фильтрации на уровне интернет-провайдеров по умолчанию. То есть, при модерации всего контента, до того, как он попадет в Сеть. Этому способствует также другая концепция, которая недавно также обсуждалась в Минкомсвязи. Она предусматривает двухуровневый доступ к сети. На верхнем уровне будут находиться ISP 1 — те крупные провайдеры, которые смогут обрабатывать международный интернет-трафик, то есть, все сообщение с миром будет происходить на уровне ISP-1. Они смогут преодолевать так называемые цифровые границы РФ. И ниже будут более мелкие провайдеры, которые лишаются права самостоятельно международный трафик интернета обрабатывать. Они будут иметь возможность только работать с российским трафиком, а международный закупать у вышестоящих интернет-провайдеров. Это даст возможность фильтровать на примере китайского образца, когда весь трафик, заходящий в страну и выходящий из нее, очищается, а дальше уже интернет-провайдеры распространяют уже отфильтрованный чистый трафик по всем каналам связи. Это более худшая модель, потому что никто не понимает, что туда будет входить.

12

Очевидно сегодня одно. Что инвестпривлекательность Рунета становится все хуже и хуже

Понятно, что фильтр установить возможно, но пока никто не предложил какого-то понятного механизма работы этих фильтров. Потому что вы можете внести в этот фильтр какие-то слова «терроризм», например. Но слово терроризм может звучать в зависимости от общей концепции предложения. То есть, контекст может быть разный. Но фильтры, машины, не могут воспринимать контекст. Они просто будут выдергивать части текстов и заносить информацию в реестр. При этом, не очень понятно, что делать с аудиовидеоконтентом. Сегодня уже есть технологии так называемых цифровых отпечатков, когда определенный аудиовидеоконтент имеет признаки, так называемые цифровые идентификаторы и машины смогут определять, что это за контент. Но далеко не все изготовители контента используют эти цифровые отпечатки, поэтому система очень спорно будет работать. При этом система «белых списков» абсолютно не будет работать с частью шифрованного трафика. Такого становится больше. Это протокол https, который был создан на базе протокола http для передачи данных. Он передает шифрованные пакеты данных, которые невозможно вообще определить, что там, кроме набора нулей и единицы. Ни один посредник не сможет узнать, что это за контент. Это также bit-torrent-контент, он также не определяется этими машинами. Плюс, конечно, мы видим очевидный тренд многих компаний шифровать свой трафик полностью по умолчанию. Это решение было принято и Фейсбуком недавно. Фейсбук появился в подпольной сети Tor, о котором я еще позже поговорю.

И, конечно, в связи со скандалами Эдварда Сноудена, массовой слежки за пользователями Сети, конечно, любой интернет-сервис, который хочет беспрепятственно работать на разных территориях, он принимает технические меры, чтобы избегать все эти барьеры. Поэтому сейчас мы увидим переход многих операторов веб-сервисов на шифрованные протоколы. Кроме этого, сегодня появляется огромное количество мессенджеров, которые также позволяют шифровать данные пользователя на уровне входа и выхода. То есть, не имея пар ключей, ни один из информационных посредников не сможет определять, что за трафик находился в передаваемом пакете информации. Вот, собственно, все, что я хотел вам рассказать о системе распределения информации.

Во второй части своего мастер-класса Саркис Дарбинян сосредоточил внимание слушателей на способах, которые сегодня позволяют продолжать работу с контентом, который по тем или иным законодательным причинам стал недоступен в той или иной стране

Главные проблемы, которые сегодня обсуждаются в российском интернете и которые сейчас являются крайне важными для всего сообщества – это снова защита авторских прав. Кроме принятия всех мер, которые уже были, по «антипиратскому» закону, который позволяет заблокировать любой сайт в сети Интернет, сейчас предпринимается ряд иных попыток. Одна из них предпринималась известным российским режиссером Никитой Михалковым. Есть такойРоссийский союз правообладателей, который представляет интересы правообладателей. Другое дело, что реальных правообладателей там мало – в основном, это какие-то аффилированные с господином Михалковым деятели культуры, советской культуры в преклонном возрасте, интересы которых они представляют. Но РСП имеет очень серьезную силу. В России это единственная аккредитованная организация, которая может собирать так называемый «налог на болванки». Г-н Михалков со своей организацией собирает 1% со всего импорта всего оборудования в Россию: флэшек, дисков, ноутбуков, телефонов. Все импортеры оборудования платят 1%. Этот процент фактически называется компенсацией за личное использование объектов авторских прав. За то, что вы можете копировать, распространять какой-то контент в Сети, уже по умолчанию эти деньги были собраны РСП и в дальнейшем должны распределяться.

11

Главные проблемы, которые сегодня обсуждаются в российском интернете и которые сейчас являются крайне важными для всего сообщества – это снова защита авторских прав

Единственный вопрос вызывает прозрачность этого органа. Потому что после того, как он собрал все эти деньги, он должен распределить их между всеми авторами всего мира за весь создаваемый контент. Будь то португальский джазмен или голландский режиссер – все должны получить. Главная проблема этой организации заключалась в ее прозрачности, а вернее в полной непрозрачности. Ежегодно РСП публикует отчет, в котором фигурирует всего 3 строчки: «денег собрано», «денег распределено», «денег не распределено». За 2014 год эта информация пока не опубликована. За 2013 год это 1,7 млрд рублей, которые не распределены между авторами. Проходит 3 года исковой давности, если никто из авторов не обращается, соответственно РСП оставляет эти деньги себе. Разумеется, кроме тех агентских, которые они уже поимели с этой непрозрачной процедуры, они еще обогащаются на эту сумму.

Конечно, такое положение дел не устраивало ни одного правообладателя. Долгие годы с РСП судились, однако РСП является единственной аккредитованной организацией правительством РФ, чтобы собирать эту мзду со всех импортеров оборудования. Главное нарекание в этом механизме было то, что Союз собирает деньги на так называемой бездоговорной основе. То есть, автору или правообладателю не надо заключать договор с РСП, чтобы они собирали за него деньги. Это, конечно, не лезет ни в какие ворота. Международные конвенции РФ, а вы знаете, что Россия присоединилась недавно к ВТО и есть правило ТРИПС — правила торговли, которые не допускают бездоговорное управление авторскими правами. Россия приняла на себя обязательства поменять эту систему, потому что кроме РСП есть еще несколько организаций, таких, как РАО (Российское авторское общество), которое собирает компенсацию за использование авторских прав со всех кафе, ресторанов, стадионов, баров, шашлычных. В общем, где люди могут присутствовать в одном месте. И есть организация ВАИС, которая также на бездоговорной основе собирает компенсацию за смешанные права: права артистов, исполнителей, диджеев и так далее.

941354492

«С одной стороны, публичные интересы, которые пытаются защитить госорганы. С другой — ваши частные интересы, права. Они страдают, потому что 29-ю статью Конституции никто пока не менял»

И вот эти три организации, их еще называют ОКУПы (общества по коллективному управлению авторскими правами). Их называют в сети еще иногда «оккупанты», потому что они оккупировали сферу авторских прав и извлекают личный доход, прикрываясь защитой широкого круга авторов. Но господину Михалкову стало мало того оброка, который он фактически собирает. И недавно, осенью 2014 года появилась такая концепция, как «глобальная лицензия». Соответственно, РСП предложил, и эта инициатива была поддержана Минкультуры и даже была развита. Правообладатели, в лице определенных бенефициаров решили запустить «клешни» в интернет и теперь они хотят собирать деньги за весь контент, который есть в Сети. При этом, идея такова — каждый пользователь за каждое подключенное устройство к сети Интернет платит 25 рублей в месяц, что составляет около 300 рублей в год и пользуется без ограничений всем контентом, который есть в Сети. РСП собирает эти деньги через интернет-провайдеров, которые уже в подключении к Сети добавляют эту стоимость «глобальной лицензии» и перечисляют в фонд РСП. И также, как с «налогом на болванки» должен распределить эти средства между всеми авторами. Конечно, когда эту концепцию в первый раз подали, она сразу получила название«налог на интернет», потому что таким образом хотели провести обязательный порядок оплаты за потребляемый контент.

Но ее восприняли в штыки кроме профильных ведомств пользователи и ассоциации. И сами правообладатели сказали: «Мы не хотим г-ну Михалкову свои деньги доверять». Никто эту концепцию не поддержал. Ввиду спорных очень моментов, прежде всего, теперь получается пользователь будет два или три раза платить за один и тот же контент. В первый раз, когда он его купил, потом РСП, даже если контент бесплатный, все равно будет платить. Плюс, если у вас есть домашний компьютер, подключенный к Сети, плюс планшет, телефон, вы будете платить с каждого устройства. Потому что провайдеры не могут вести единую базу всех подключений к Сети и все эти деньги будут перечисляться с каждого устройства. Поэтому расходы каждой семьи могут быть выше, чем 300 руб. в месяц. Придется платить за каждое подключенное устройство.

И, конечно, больше всего вызвал вопрос того, как вообще распределять конечные суммы. Минкульт продолжило эту концепцию и предложило устанавливать на базе интернет-провайдеров все то же оборудование DPI (Deep Packet Inspection)которое будет определять и анализировать, какое количество трафика каждый пользователь потребляет, что он скачивает, и уже на основании этого в дальнейшем распределять денежные средства. Несомненно, это также нарушает права на тайну личной жизни и тайну переписки, потому что интернет-провайдер, в случае реализации этой концепции будет анализировать весь ваш трафик, куда вы входите, что вы используете с применением фильтров и дальше сливать эту информацию в РСП.

Mihalkov

«Реальных правообладателей там мало – в основном, это какие-то аффилированные с господином Михалковым деятели культуры, советской культуры в преклонном возрасте»

Это, конечно, вызвало массовое недовольство самих пользователей Сети. Мы запустили не так давно кампанию и уже около 20 тыс. пользователей просят правительство РФ не допустить принятия так называемой «глобальной лицензии», либо налога на интернет. Потому что это нарушает права пользователей, поднимает стоимость выхода в Сеть и явно никак не способствует легализации пиратского контента.

Авторы концепции, когда пытались протащить этот закон, они пытались говорить о следующем — что сегодняшние меры по борьбе с пиратством в сети Интернет не приносят никаких результатов, поэтому, якобы, эта концепция легализует весь тот пиратский контент, который есть. Хотя это, конечно, не так. Потому что никто не собирается отменять «антипиратские закон» в двух его версиях. Никто не собирается уголовное, административное, гражданское законодательство и пересматривать ответственность пользователей. При этом, мы видим, что в последнее время все большее количество юзеров привлекается за файлообмен в торрент-сетях. Недавно в Татарстане закончилось крупное дело. Мы выиграли в первый раз в российской практике, отбились от Российского Антипиратского Общества, которое представляет мейджоров с голливудских холмов и полностью оправдали лицо, хотя изначально его признали виновным и осудили.

— В совершении чего признали невиновным?

— По составу ст. 146 за распространение объектов авторских прав в особо крупном размере.

— Особо крупные размеры — много гигабайт?

— Нет, там стоимость определяется. При этом, возникает, конечно, вопрос, кто определяет стоимость. Потому что 11 млн руб за распространение в локальном торрент-трекере 10 фильмов не поддается никакому логическому обоснованию. Мы подсчитали, что это порядка 270 тыс. билетов в кино если по цене 400 руб. за билет. И такой ущерб он нанес выложив в локалочке какие-то торрент-файлы. Но прокуратура всегда принимает информацию о стоимости прав от самих правообладателей. То есть, правообладатель как хочет, так и оценивает стоимость прав. Вот он считает, что его фильм стоит 1,5 млрд долларов, значит эта стоимость и будет фигурировать. И в таких делах крайне трудно добиться экспертизы. Как правило, суды отказывают в назначении финансово-экономической экспертизы, которая бы обосновывала хотя бы заявленные требования, потому что у нас статья действует, если размер ущерба более 100 тыс. руб. — уголовное дело. Меньше — это либо административное, либо гражданское дело.

Это одна из главных проблем. Она до сих пор обсуждается в Рунете. До конца марта Шувалов предложил Минкульту представить итоговый вариант законопроекта по «глобальной лицензии». Мы очень надеемся, что он все-таки принят не будет. Потому что кроме обогащения нескольких бенефициаров он не несет ничего хорошего ни российским пользователям, ни развитию интернета в России.

12

«Кроме VPN у нас сегодня множество других инструментов, в том числе бесплатных»

Кроме этой концепции есть еще несколько других проблем. Они пока не столь существенны в России, но уже начинают обсуждаться. Первое касается «сетевой нейтральности». Это одно из базовых принципов распространения в сети Интернет, которое говорит о том, что ни один веб-сайт не должен дискриминироваться в Сети. То есть, недавно в США был прецедент, когда Верховный суд США принял решение, по которому «сетевая нейтральность» была отменена. Это значит, что если, например, вы владелец Skype и вашим сервисом пользуется большое количество пользователей, нагрузка на сети увеличивается и, якобы, вы должны, как владелец сайта, доплачивать деньги интернет-провайдеру за то, что он вас будет гонять. Если вы не будете доплачивать, соответственно, скорость соединения с этими сервисами будет ниже, чем скорость соединения с другими сервисами. Это нарушает правило доступа к Сети, как инструменту информационному. И американцы с помощью тех правозащитных организаций, которые есть. Прежде всего это EFF (Фонд электронных рубежей) — крупнейшая организация, которая занимается проблемой сетевого права. Она добилась отмены этого решения суда. Ряд протестов, митингов прошло. Но сейчас в России тоже это право обсуждается и, вполне возможно, будет какое-то решение принято.

Другая проблема — это «право быть забытым», о котором я уже говорил. Оно тоже является ключевым, потому что если это правило будет реализовано в России, это означает, что многие публичные лица будут добиваться на законных основаниях удаления информации из поисковой выдачи об их личностях, их деятельности, их деяниях. Это также может ограничить свободу самовыражения. Причем понятно, что не все мнения в интернете могут подтверждаться вступившими в силу решениями судов, однако они могут быть правдивыми, либо могут отражать какую-то объективную реальность. Поэтому, если такое право будет введено, такая «легкая амнезия» может привести к серьезному «инсульту», когда из Сети будет удалено большое количество информации. При этом понятно, что на поисковики будет возлагаться обязанность в ручном режиме эти заявления проверять и удалять. Но это может очень серьезно нарушить права информационного посредника.

Проблем сегодня в Сети стало большое количество. Я на вас нагнал много жути за предыдущий час. Те законы, которые уже вступили, которые предлагаются к вступлению. Но есть и позитивный момент, который всегда радует. Он в том, что технологии всегда опережают право, и оно все-таки является институтом регулирования, который вроде должен новые общественные отношения как-то упорядочивать. На деле получается, что новые общественные отношения ограничиваются новыми законами. Но Сеть рождает решения, которые способны нивелировать все эти законы и ограничения прав пользователей. Прежде всего, это инструменты, которые нацелены на обход блокировок. Сегодня таких инструментов становится все больше и больше.

vpn

VPN позволяют создавать мосты между вашими компьютерами и удаленными серверами и, грубо говоря, между вами и сайтом, который вы хотите посетить, находится «заглушка»

Прежде всего, одно из самых распространенных средств во всем мире — VPN, виртуальные частные сети. Они позволяют создавать мосты между вашими компьютерами и удаленными серверами и, грубо говоря, между вами и сайтом, который вы хотите посетить, находится «заглушка», поставленная ISP. Но есть сервер, который, условно, находится, в Новой Зеландии и ваш запрос поступает на него и уже отсюда передается к сайту. Сайт на ваш запрос реагирует, передает на сервер VPN информацию и получает ее обратно. Получается, что блокировка, которая изначально была введена, не работает. Сервисов VPN в Сети предлагается огромное количество. Они, как правило, платные, но стоят небольших денег. Но позволяют А) обходить блокировки, Б) защищать себя, свое сетевое соединение. Потому что вся информация интернет-провайдера, по доступу, будет определять IP-адрес не ваш, который дает вам провайдер, а сервиса VPN. Вы становитесь защищенным и вас не могут так просто вычислить.

Но сегодня у нас есть множество других возможностей и, в том числе, бесплатных, которые также используются. Это всякие плагины к браузерам. Есть плагин ZenMate, HideMyAss, который также использует систему проксирования. То есть, подмены серверов. Это FreeGate. Когда вы подключаете этот плагин к своему браузеру, то все соединения происходят по сайтам, которые внесены в реестр, они также происходят через удаленный сервер. Информация отправляется на удаленный сервер и от него вы получаете доступ к сайту. Работают в автоматическом режиме. Ничего делать не надо. Надо просто их установить. Чем они отличаются от VPN — тем, что не все запросы будут через удаленные сервера поступать. То есть, будут поступать запросы к удаленным серверам только в отношении сайтов, внесенных в реестры. Потому что вы должны понимать, что каждый раз, когда идет запрос через удаленный сервер, соединение может проходить медленнее. Поэтому VPN при низкой скорости сокращают ее.

Третье — одно из самых популярных решений становится Tor.

Tor дословно переводится The Onion Router — “луковый маршрутизатор”. Это интернет-браузер, который работает на несколько других принципах, чем обычный интернет браузеры, при помощи которых выходите в сеть. Устроен он так, фактически есть три соединения. Здесь находится пользователь, каждый раз загружая Tor — браузер система определяет список НОДов. НОДы — это узлы, которые обеспечивают соединение с глобальной сетью. Сначала информация идет на один НОД, который может находиться в допустим Германии. Этот НОДом соединяется с НОДом, который находится в США, этот НОД соединяется с третьим, который находится на например Украине. И уже соединяясь по веб-сайту эти пакеты он направляет обратно таким же образом и здесь пользователь получает доступ к заблокированным сайтам. Система работает так, что каждые десять минут эти НОДы произвольно меняются. Если например заинтересованные правительства, а с TorБраузером борются.

Tor

«Tor разрабатывался американцами, там были и бюджет и деньги США, поэтому много раз Tor обвиняли в том, что он подконтролен ФБР»

В Китае сеть многолетняя практика, они определяют НОДы, вносят спецсредства и блокируют доступ к ним. Система дает возможность каждый раз менять последовательность цепочки узлов и соединения и таким образом Tor остается одним из самых лучших программных решений для тех стран в которых усиленна онлайн цензура. После 2012 года мы увидели резкий всплеск использования Tor — браузера, потому что новые реалии заставляют людей искать новые решения для того, что бы посещать любимые сайты. Кроме того Tor может обеспечить вашу приватность сети. Работает он при плохом соединении медленно, сказать по правде хорошо он работает, когда скорость довольно таки высокая. Когда она медленная из — за этой долгой истории понятно, что скорость может сильно падать и вы будете сильно нервничать, если будете ждать какого то результата, какой то выдачи.

Tor разрабатывался американцами, там были и бюджет и деньги США, поэтому много раз Tor обвиняли в том, что он подконтролен ФБР и не такой уж и безопасный, но пока ни в одной провокационной кампании Tor замечен не был. Команда разработчиков пытается улучшать этот браузер с каждым годом они обеспечивают безопасность его использования. Очень много нареканий из — за своей анонимности и возможности безопасных соединений.

В Tor существуют собственная система адресации — точка onion. Здесь вместо привычных вам например Facebook, как вы привыкли Facebook.com забивают, здесь огромное число разных символов, которые вы никогда не запомните. Есть специальные каталоги Tor-ресурсов, которые показывают все те сайты, которые здесь работают.

Сеть использовалась часто преступниками. Был известный магазин SilkRoad — “Шелковый путь”. Это была крупнейшая наркоплощадка, где можно было купить вагон героина, либо состав гашиша, продавали оружие, рабов. Это все вызвало серьезную провокацию Tor, как браузера для преступников. Во многих странах, под этим соусом с технологией боролись, раз она не подчиняется общим правилам, то она способна легализовать преступные доходы, скрывать злодеев и значит с ней надо бороться. Как показала практика даже эта система не защищает преступников. Все с желаний правоохранительных органов. В США мы видели, как владелец SilkRoad после ряда оперативно — розыскных мероприятий вычислен. Там использовалось внедрение, использовалась разная система его отлова и несмотря на всю анонимность его поймали, а значит при желании можно поймать любого, другой вопрос цена этих операций. Tor сегодня очень популярен, особенно в таких странах, как Китай, Сирия. Сейчас в России его очень много используют. Вы его можете установит набрав в интернете Tor с TorBrowser Bundle официального сайта скачать себе на компьютер и спокойно осваивать те ресурсы, которые запрещены.

Есть несколько более простых способов, так называемый режим Турбо. Он есть в Яндекс.Браузере, есть в Оpera, в двух браузерах такой режим есть. Изначально этот режим использовался не для того, чтобы заходить на запрещенные сайты, а использовался для того, чтобы заходить быстрее на какие-то сайты. По сути те сайты сервера. которых находятся далеко за пределами РФ и вы можете видеть, что один сайт загружается быстрее. Режим Турбо позволял загружать быстрее сайты за счет системы адресации к удаленному ресурсу он ускорял процедуру соединения с определенным веб — сайтом, но не документированная возможность этого режима является доступом ко всему списку запрещенных сайтов. Пункт браузера вы просто включаете Турбо режим и забываете про эти реестры, можете заходить на все что хотите, хотя это кому то не нравится. Госпожа Мизулина называла это “педофильское лобби эта лоббирует внедрение новых систем для обхода цензуры”.

“GoogleПереводчик”, либо “Яндекс.Переводчик” — это доступные переводчики с претензией на простую вещь. Вы, например, находитесь на компьютере, где не можете установить специальную программу, либо купить VPN платное. Просто подключаете Google Translate, в одно поле вбиваете запрещенный сайт, в другом у вас он открывается. Понятно, что бы обратится к сайту Google направляет запрос на свои сервера и с серверов доставляет вам эту информацию.

Есть еще более сложные вещи. Это “сокеты”, “прокси”, которые используются бизнесом. Для вас эта тема с обходом интересна не только тем, чтобы заходить на сайты запрещенные реестром, мы недавно видели практику, как многие американские сервисы выключают… Выключен Steam, выключен GoDaddy, расторг все договоры на доменные имена. ряд сервисов для жителей республики доступ в сеть и поэтому использование ряда анонимайзеров и технических средств может позволить вам получить доступ к той информации которая закрывается. У меня, как у юриста, как у активиста вызвало большое недоумение, почему американские компании решили наказать обычных пользователей Крыма воздействию на Россию.

17

«VPN у меня всегда по умолчанию включен, когда захожу в сеть не со своего домашнего адреса»

VPN у меня всегда по умолчанию включен, когда захожу в сеть не со своего домашнего адреса,потому что VPN не только дает доступ к заблокированным сайтам, а защищает от хакерских атак, если вы не хотите, что бы третье лицо влазило в ваше соединение. другой вопрос насколько вы доверяете VPN сервису, если сигнал идет через него и ваш запрос, понятно, что провайдер этих услуг может получать информацию о вас. Каждый волен выбирать из того количества сервисов, которые сеть их очень много. Чередование средств обхода блокировок позволяют нивелировать онлайн-цензуру, которая сегодня существует в стране.

Есть ряд американских сервисов, которые ограничивают использование на других территориях. Есть крупный кинотеатр Netflix американский, если вы попытаетесь зайти на этот кинотеатр с территории Украины или России вам вылезет надпись, что использование данного сервиса на вашей территории невозможно. используете VPN, заходите, например, через Францию и вы открываете для себя часть ресурсов, которые были созданы для внутреннего потребления, для американских, канадских граждан и на правах этих граждан можете использовать те блага новой контентной индустрии.

Что еще можно использовать, что бы технически защищать себя? Есть ряд крупных мессенджеров, которые по умолчанию поддерживают глубокое шифрование. Есть мессенджер, который объединяет Google Talk, FacebookChat и Jabber и при помощи одного приложения вы можете шифрованно общаться со своими друзьями. Он не сохраняет пользовательских логов, историю переписки, но зато позволяет вам безопасно общаться. Огромное количество решений CryptoChat.

Технологии движутся дальше появилось несколько специальных приложений, которые позволяют шифровать еще и голосовой сигнал между абонентами. Это было одной из крупных проблем всех пользователей, которые не хотели, чтобы их прослушивали. На iPhone есть приложение Signal, все голосовые пакеты зажимает в определенный шифрованный пакет, отправляет на сервер, оттуда отправляет другому пользователю На сервере все дешифруется и пользователи могут говорить друг с другом. Занимает какое то время пока соединение наладится, но третий попытается внедриться сюда оно ничего не поймет, здесь никакого голоса не будет.
Для Android есть аналогичное приложение.

— Даже, если спецслужбы подслушать захотят?

— Не смогут. Сейчас каждому IT-провайдеру подключается СОРМ — средство оперативно розыскных мероприятий. Любой интернет провайдер доступа должен получать лицензию. По условиям этой лицензии, обязательным установка СОРМ. При помощи него оперативно розыскные органы, в том числе и ФСБ России могут получать доступ ко всему вашему графику. При этом 48 часов доступ может осуществляться без решения суда, по истечении этого срока необходимо получить определение суда для того, что бы нарушить тайну переписки, личной жизни и их контролировать. В 95% случаев суды выдают такое разрешение. Но СОРМ не может никак справляться ни c Signal, ни с Tor, ни с множеством других видов зашифрованного траффика. Специалисты говорят, что сегодня шифрованного траффика в интернете около 30%, к следующему году будет около 50%. Со временем весь трафик в сети будет зашифрован, значит СОРМ уже не сможет справляться. Хотя они его постоянно апгрейдят, но технологии быстро растут, улучшаются, поэтому у СОРМ большие проблемы.

В связи с этим недавно была очередная инициатива, которая сначала поступила от ФСБ, затем ее озвучил депутат Левин, который стал председателем комитета Госдумы по информационной политике. Предложение заключалось в том, чтобы запретить все это, но запрет этих технологий грозит полным падением всего бизнеса. Эти средства используются не только для несогласных пользователей, либо педофилов. Они используются бизнесом. Система проксирования, система VPN используется банками, торговыми компаниями, все заинтересованы защищать персональные данные и данные своего пользователя от хакерских атак, внешних угроз. Запретить все это крайне сложно. При этом законодатель может прописать в законе от… какой то программный код, такой то код запрещен. Это не значит, что код видоизменится и он не будет работать дальше. Бизнесу запретить нельзя, потому что посыпается интернет торговля.

Кроме этого есть ряд других инициатив. Криптовалюту Bitcoin пытаются запретить. ЦБ и ФСБ решили, что это денежные суррогаты. Принимают меры для того, чтобы запретить оборот криптовалюты на российском рынке из этого ничего не выходит, но может стать реальностью в ближайшее время. Пока обычный пользователь мало знает, что такое криптовалюта с чем ее едят и т.д. В России мало организации, которые используют криптовалюту. Но в мире они получают все большую популярность. В США рассматривают на уровне банковской структуры легализовать и использовать потенциал криптовалют которые есть. Потенциал их огромен, они заменяют все настоящие деньги, которые подкреплены золотовалютным запасом. Криптовалюты ни чем не подкреплены, кроме договоренности людей, но показывают стабильную жизнедеятельность.

8

«Криптовалюту Bitcoin пытаются запретить. ЦБ и ФСБ решили, что это денежные суррогаты»

Не бойтесь использовать эти средства, это абсолютно законно, если вам надо что-то посмотреть и вы увидели заглушку от интернет провайдера. Используете мессенджеры безопасные. Ваши сведения должны быть надежно защищены, потому что не все с точки зрения закона может быть легальным и безопасным.

Сейчас мы запустили еще один сервис DigitalRights.Center — центр защиты цифровых прав и мы предлагаем еще один уникальный сервис, который нацелен на судебную защиту. За эти несколько лет применения всех этих законов мы видели проблемы с тем, что сами пользователи, владельцы сайтов не идут в суды защищать свои права. После анализа почему это происходит, выяснили, что прежде всего это расходы на юристов. Многие пользователи понимают, что это крайне низкоэффективная мера. Скорее всего суды откажут, вам придется это обжаловать и т.д. Легче принять технические меры, сменить домен, IP-адреса и сервис опять будет доступен. Пока нет массовой судебной практики мы не можем обратить внимание Верховного суда на массовое нарушение прав пользователей интернет-бизнеса. Это количество дел надо увеличивать и тот сервис, о котором я вам сказал, позволяет сгенерировать заявление в суд, не надо никуда ходить и это заявление вы можете сами подать в суд.

Кроме этого, мы ведем работу с самими интернет-провайдерами, потому-что есть то, что и они могут делать для защиты прав пользователей. В том числе вешать вместо заглушек, которые говорят о том, что ресурс не доступен на территории РФ, они могут вешать инструкцию как эти блокировки обойти. Ряд интернет — провайдеров уже пошли на это, вешали наши заглушки. Провайдер обязан ограничить информацию, но нет ответственности, за то, что провайдер расскажет о том, как можно обойти онлайн — цензуру.

Недавно по “России-24” выступал господин Жаров, руководитель Роскомнадзора. Рассказывал про все то, что я вам сейчас говорил При этом господин Жаров пытался быть актуальным и соответствовать трендам. Рассказывал и про Tor, про Пиратскую партию, Роскомсвободы, которая непонятно чем занимается и рассказывал про “эффект Стрейзанд”.

Это явление, которое в первый раз было зафиксировано в США . Заключается в том, что возможность ограничения доступа какой то информации через суд ведет к тому, что посещаемость ресурса увеличивается в десятки, сотни раз. Многократно этот эффект был ощутим в российском интернете. Недавно пытались защитить Валерия Сюткина, фотожаба которого вышла на Лурке. Мама Сюткина пожаловалась в Роскомнадзор, что оскорбляют ее сына. Роскомнадзор подал в суд на интернет-сайт, что бы запретить это фото. До этого обо всем знало только сообщество Лурка, то потом весь интернет начал копировать это изображение. Нечто подобное было с карикатурой “Шарли Эбдо”. Роскомнадзор решил, что нельзя карикатуры на религиозных деятелей распространять, это направили ряд предупреждений в СМИ и опятьэффект Стрейзанд.

Роскомнадзор понимает эту проблему. Если раньше это было ведомство, про которое никто не знал, они отвечали за радиочастоты, за выделение каналов связи, то теперь это главное цензурное ведомство страны, на них работает большое количество кибер — дружинников, есть собственная команда чиновников, специалистов, которая занимается мониторингом и набивают себе балл активности. Вся эта борьба с противоправным контентом вызывает много вопросов. У нас первым ФЗ.139 запретили часть информации, в том числе пропаганда суицида. Мы поднимали статистику, стало ли меньше суицида. Статистика показала, что их стало еще больше в 2014 году. При этом непонятно как на деле это все ведет к борьбе с правонарушениями. Абсолютно точно, что это видимость борьбы с правонарушениями чем реальная борьба, потому что вместо того, чтобы ловить педофилов, у нас госорганы нацелены на того, чтобы блокировать сайты с педофилией, при этом они никуда не денутся. Если вы хотите получить доступ ко всему спорному нелегальному контенту, запросто с помощью этих средств вы можете это сделать. Эффективность закона близка к нулю.

Негативный эффект закона — это 97% сайтов, которые блокируются вместе с теми сайтами, которые находятся в реестре. Количество новых законопроектов, которые уже предлагаются они предлагают еще больше цензуры и ведут к тому, что сервисы взвешивают риски, а стоит ли дальше продолжать работу в российском сегменте. Некоторые принимают ряд мер по самоцензуре. Microsoft выключила форум у себя на сайте, что бы не было лишних вопросов. Участники IT-бизнеса, которые в этом существуют пытаются с новыми правилами совладать, чтобы остаться на рынке. Долго договариваться не получится в том ключе, что сложно становится это делать. Затем уже появляется раздражение у операторов сайта, каждый раз удалять какие-то внесудебные решения госорганов.

Законодательство РФ немного поменялось в последнее время. Раньше была возможность обжаловать нормативный акт напрямую в суд, о нарушении ваших прав. Теперь это сделать не так просто.

Обжаловать в Конституционный суд закон вы можете только тогда, когда он нарушает ваши права. Должно быть сначала инициировано дело в суде общей юрисдикции, где вы говорите о нарушении своих прав. И только через указанное заявление вы можете подать иск в Конституционный суд и поставить вопрос о нарушении законом статей Конституции, права, обозначенные во Всеобщей декларации прав человека. Единичных случаев становится все больше и больше. Обычно, когда возникают пробелы в законодательстве, есть Верховный суд, который собирает всю судебную практику и выпускает по всей стране обзоры-пленумы ВС, в которых говорится, как надо трактовать закон. Например, многие вопросы должны дойти до ВС, в том числе и за перепосты каких-то экстремистских материалов. Сейчас явно есть «дыра» в законе, которая позволяет привлечь любого к ответственности.

При этом, конечно, ждать от пользователя, что он будет знать, что является запрещенным, а что нет, глупо. Обычный пользователь не может знать содержание 6 реестров: 5 реестров Роскомнадзора и реестра экстремистских материалов Минюста. Иногда туда попадают самые неожиданные материалы попадают: анекдоты, картинки и так далее. Не говоря уже о деятельности ряда украинских организаций, которые под тотальным запретом. Если вы сделаете перепост информации по «Правому сектору», вполне можно ожидать, что к вам придут домой и обвинят в том, что вы нарушили закон. Поэтому каждый раз заходя в соцсети, нажимая на кнопку, думайте, что вы нажимаете. При этом, был ряд смешных ситуаций, когда одного пользователя привлекали за «лайк». Марку Цукербергу ставили вопрос, почему нет кнопки «Dislike», потому что, нажимая кнопку «Мне нравится» не имеете ввиду, что вам нравится публикация. Может быть, вам нравится тематика, вы хотите обсудить это. Был еще интересный случай, когда отметили пользователя на видео и отметили девочку, которая якобы была в каком-то экстремистском ролике и сотрудники органов предъявили ей этот факт: «Распишись в протоколе». Это абсурдные случаи с точки зрения международного законодательства и с конвенцией ООН по свободе выражения мнений в интернете никак вообще не сочетается.

— То есть, эти сайты никак себя не могут защитить, если их заблокировали, кроме как зеркала какие-то создавать? Как пользователь может найти доступ — понятно. А вот как владелец сайта защищен?

— Владельцу сайта остается либо менять доменное имя, что многие делают. Либо делать поддомен. То есть, заблочили, например, blogger.ru — он не будет доступен. Но поддомен его — какой-нибудь maxim.blogger.ru будет работать. Поэтому многие идут на какие-то ухищрения, создают несколько доменов третьего уровня, четвертого, пятого уровня. Либо работают, как это делала команда Навального — они очень сильно издевались над Роскомнадзором. Когда их начали блочить, они начали создавать «зеркала». Целая команда сидела и добавляла, а Роскомнадзор по собственной инициативе эти «зеркала» добавлял в реестр. Команда Навального потом сделала «Большую красную кнопку» — написала на сайте «Дорогие чиновники Роскомнадзора, это красная кнопка, при нажатии на которую вы переходите на случайно выбранный сайт» и он перекидывал на одно из зеркал вас. Роскомнадзор тоже заблочил сайт с кнопкой, потому что не смог стерпеть такое издевательство. Тогда команда Навального сделала следующее — они определили IP-адреса всех госорганов: Генпрокуратуры, Роскомнадзора и сделали так, что при заходе с этих адресов им показывались котики. А все остальные пользователи заходили нормально.

5

«В зарубежной практике есть еще ряд других мер. Это так называемое «взятие в осаду» сервисов»

Мера Навального показала, что несмотря на то, что пытались побороться. ничего не вышло. Технологии всегда дают возможность владельцу сайта свою информацию предоставить. Понятно, конечно, что если вы блогер или владелец маленького бизнеса, то для вас это очень тяжело — каждый раз придумывать «зеркала», регистрировать новые домены. Для тех, кто занимается противоправной деятельностью, для них сложностей нет. Например, онлайн-казино — пожалуйста. Они создадут 500 сайтов.

Такие сложности не способствуют развитию российского сегмента Интернета. Кроме того, у госорганов есть еще и другие ухищрения. Например, один из способов — разделегирование доменных имен. То есть, ряд регистраторов, которые Национальным координационным центром утверждаются. В России таких порядка 40-50 организаций, которые регистрируют доменные имена. Есть правила таких регистраций — и надзорные ведомства иногда направляют запрос регистратору и говорят: «Разделегируй доменное имя». А что такое доменное имя — это нейм. Он имеет сведения о DNS сайта и перекидывает на цифровое значения сайта. Это значение мы никогда не запомним. Если сайт разделегируется, то доменное имя больше не ведет к сетевому адресу.

В зарубежной практике есть еще ряд других мер. Это так называемое «взятие в осаду» сервисов. На уровне, допустим, платежных агрегаторов (Visa, MasterCard) запрещают работать с определенными сервисами. Поисковики заставляют пессимизировать выдачу. Эти средства — вне права. Это корпоративные соглашения между провайдерами с одной стороны и заинтересованными лицами в цензуре. В России в меньшей мере, потому что у нас и так достаточно мер.

Поэтому, друзья, я подчеркну. Первое — используйте меры, не стесняйтесь узнавать. Заходите на наши сайты. Мы призываем всех защищать и знать свои права, потому что сегодня мы столкнулись с серьезным противодействием. С одной стороны, публичные интересы, которые пытаются защитить госорганы. С другой — ваши частные интересы, права. Они страдают, потому что 29-ю статью Конституции никто пока не менял, тем не менее, на практике получается, что цензура в России есть.

А в плане копирайта, у нас уже есть целая концепция. Работает сайт ChangeCopyright.Ru. Там мы рассказываем, что вообще необходимо менять законодательство об авторском праве. При этом, несмотря на все меры, которые недавно приняты в России, на деле это показало, что в России это никак не помогает. В плане — международное сообщество считают Россию самой крупной «пиратской» страной. Есть специальный доклад 301 Торгпредства США. Там они ежегодно публикуют те страны и сервисы, которые являются наиболее пиратскими. И вот Россия с «Вконтакте», Rutrackerом, так и остались в этом списке. И вроде зачем мы делали все эти телодвижения на законодательном уровне, которые, по сути, защищают интересы только крупных правообладателей, а никак не молодых авторов, которые находят новые способы общения со своей аудиторией.

То есть, вместо использования запретов рынок использует те новые способы доставки, логистики контента, которые есть. И вот если мы посмотрим правде в глаза, то мы увидим, что никакой проблемы пиратства в Сети не существует — эта проблема очень надумана. Например, крупный игровой сервис Steam. Я думаю многие его знают, это крупный игровой сервис. который позволяет вам покупать не контент, а позволяет вам получать доступ к контенту. Вы получаете доступ к играм, которые находятся на удаленных серверах. Вам не надо ничего хранить на компьютере, не надо думать о «сохранялках». Вы получаете качественный сервис за небольшие деньги. Они не знают проблемы с пиратством, потому что продают сервис.

6

«Если мы посмотрим правде в глаза, то мы увидим, что никакой проблемы пиратства в Сети не существует — эта проблема очень надумана»

Другие крупные, например, кинокомпании, компания HBO. Я думаю, вы смотрели такие сериалы, как «Игра престолов», «Во все тяжкие», они не борются никак с пиратством, потому что они предоставляют сервис. Вы можете купить недорогую подписку и получаете качественный контент в высоком качестве.

Музыканты молодые тоже не испытывают никаких проблем. Вот мы встречаемся с правообладателями старого поколения и каждый раз у меня складывается мнение, что это люди с аналоговым мышлением в цифровую эпоху. То есть, они пытаются старые схемы сегодня применить в интернете. Говорят о том, что пиратство нарушает их права и не дает им капитализировать это. Но на самом деле это является чушью. Потому что, например, Тимати и его команда не испытывают никаких проблем с авторским правом. У них есть каналы в YouTube, есть соцсети, которые они активно ведут и получают фидбэк и продают свой контент.

То же самое и с крупными кинопроизводителями России. Вот «Левиафан». Он вышел в пиратской версии за месяц или полтора до премьеры в кинотеатрах. Тем не менее, он показал второе место по собираемости в кино. И сегодня российский мультик про богатырей, хоть его и запиратили везде, тоже показал отличные рейтинги. То есть, я часто встречаю мнение, что в России публика не имеет достаточного уровня уважения к авторским произведениям. Что у нас культура потребления не та, что мы привыкли к «халяве». Но мне кажется, что это ерунда. Потому что если вспомнить 90-е, то люди тратили кучу денег на покупку видеокассет, аудиокассет. И не было разницы, пиратское это или нет. Главными критериями всегда были цена и удобство. Если у вас рядом с домом палатка, то по пути с работы вы потратите денег 200-300 рублей. Поэтому единственное, о чем надо говорить, это о повышении сервиса, повышении качестве, заботе по пользователях. Если вы не хотите этого делать, технологии просто сметут вас.

Один из примеров — есть такая московская компания «Кино без границ». Сэм Клебанов, он был один из лидеров артхаусного кино. Долгое время занимался бизнесом по продаже видеокассет, потом DVD. Он первым, кстати, обратился по «антипиратскому закону» в Мосгорсуд с требованием заблокировать сайт. И что в итоге? Нет ни Сэма Клебанова, ни «Кино без границ». Потому что компания закрылась, так как никому не нужны их диски и кассеты. Столько боролись с пиратством, а в результате технологии убили все аналоговое пиратство. Понятно, цифровое пиратство существует и никуда не денется. Сейчас борются со скачками. Хотя я общаюсь со многими агрегаторами контента и мы видим статистику, что падает скачивание. Качать уже и не надо, потому что все смотрят стриминги. Онлайн-фильмы, музыка.

logo_yandexmusic

«Есть огромное количество сервисов, которые дают возможность слушать»

Есть огромное количество сервисов, которые дают возможность слушать: ЯндексМузыка, SoundCloud — вы просто включаете и случаете. Без всякой оплаты. На самом деле, проблема пиратства очень сильно раздута. И она идет всегда от США, которые пытаются навязать всему миру новые правила игры. И есть очень опасные предложения от США. Одно из них — TransPacificPartnership. Это договор о международном сотрудничестве азиатских стран, США и Европы о том, чтобы на границе таможенники имели право досматривать ваши ноутбуки, мобильные устройства на предмет содержания контрафактной продукции.

— Как они это определять будут? Сколько это времени займет?

— Я думаю, будут определять по цифровым отпечаткам, которые есть, либо будут задавать вам множество вопросов: «А где вы взяли этот фильм» и так далее. Но все больше этих предложений становится сейчас. И это не единственное предложения. Совет Европы рассматривает предложение по ужесточению контроля за оборотом контента в Сети. В ближайшее время может выйти что-то более строгое в Еврозоне и я думаю, что все страны испытывают примерно одни и те же проблемы.

Везде есть свои особенности. Например, в исламских странах борются с каким-то религиозными карикатурами, отрицанием исламских ценностей. На Западе это копирайт. В Израиле блокируют доступ к арабским сайтам, в арабских — к израильским. В Германии блокируют информацию об отрицании Холокоста. Принцип остается один и тот же — есть пользователи, есть информационные посредники, есть контролирующие органы, которые хотят контролировать частные коммуникации граждан.

— Кто выступает правообладателем, если написано «запись Моцарта удалена по обращению правообладателя»?

— Моцарт, наверно, не может быть удален, потому что сроки авторских прав истекаемы. Но может быть там есть смежные права — права исполнителей. Вы знаете, почему эта проблема вызывает самую большую сложность, потому что сегодняшнее гражданское законодательство России устанавливает, что права автора сохраняются с момента создания, не требуют никаких формальных процедур. Чтобы ваши права охранялись, вам не надо его куда-то регистрировать. Поэтому всегда тяжело понять — а является ли кто-то действительно правообладателем, либо это тролль. Как заводят права в России — отдельная песня, потому что когда речь идет о кино, там целая цепочка прав. И если вы не юрист, вы никогда в жизни не разберетесь.

Facebook

Cказать по правде, китайцам даже и не нужны ни Facebook, ни Twitter, ни Google, которые у них залочены, потому что у них есть свои аналоги

Лицензионный договор на какую-нибудь офшорную компанию на Кипре, от нее на российскую компанию, потом по сублицензии на третью компанию. А потом владелец сайта получает «абьюзу» — претензию, от слова abuse, где указано, что ООО «Рога и копыта» являются правообладателем на произведение на территории РФ. Непонятно, как реагировать на это. Некоторые удаляют сразу. Например, крупные торрент-трекеры удаляют все. Они даже права раздают правообладателям — удаляйте сами. Есть те, которые игнорируют, либо устраивают такой контртроллинг. Говорят — а представьте нам, пожалуйста, заверенные нотариусом учредительные документы, лицензионные, сублицензионные договора, с переводом на английский и так далее.

Я сторонник того, чтобы охрана авторского права сегодня производилась по новым правилам, как это установлено для промышленной собственности. Товарные знаки, патенты и прочие. Если вы хотите, чтобы государство вам выдало охранный документ, вы несете свой товарный знак, спецреестр, платите госпошлину. Информация вносится в реестр, где каждый, кто хочет проверить ваши права, видит, что такое-то ООО имеет права на такой-то товарный знак на таких-то условиях и на такой-то срок. Создание такого реестра было бы хорошим решением для интернет-индустрии. Здесь было бы полезным использование аналога американского Digital Copyright Act. Этот документ регламентирует взаимоотношения интернет-бизнеса и правообладателей. Без судов и прочего правообладателям есть возможность писать в сервисы, чтобы они удаляли тот или иной контент.

Google, кстати, ежегодно публикует отчеты, в которых указывают, какой контент был удален и по чьему требованию. Они дают прозрачную систему, там миллионы ссылок и обращений в год. Информационным посредникам тоже приходится нелегко, они нанимают дополнительный персонал, юристов, менеджеров, которые будут заниматься только принятием претензий, ответом на них. Тем не менее, этот механизм может быть использован, потому что он создает более понятные и прозрачные правила игры. Когда есть возможность заблокировать сайты через Мосгорсуд, это уже не очень понятно. Почему Вася Пупкин, владелец какого-то стишка с нулевой литературной ценностью может пойти и заблокировать крупную соцсеть, потому что его права на стихотворение были нарушены. Тем более, сегодня вы понимаете, такие явления, как перепост, тоже являются нарушением авторских прав. То есть, если вы увидели какую-то картинку и сделали перепост на свою страницу, фактически вы распространили это произведение без разрешения правообладателя. Формально это нарушение прав.

-Там же есть ссылка на источник.

— Да, но здесь будет нарушителем и человек, со страницы которого вы сделали перепост. Поэтому, конечно, когда мы говорим об интернете, мы должны понимать, что это огромное хранилище авторских прав. При этом законно говорить, что авторские права охраняются независимо от их художественной ценности.

Пиратская партия стоит на том, что пытается объяснить старому аналоговому миру, что правила поменялись, давайте пересматривать охрану авторских прав в Сети. И все наше авторское право держится на Бернской конвенции. Она, чтоб вы знали, была принята в XIX веке, когда еще никакого интернета в помине не было и были понятны возможности контролирования тиражей и так далее. Для того, чтобы в XIX веке скопировать приложение, вам надо было вручную это было вручную его переписать, либо потратить много времени, чтобы картину перерисовать. То есть, это технические и финансовые затраты. В XXI веке для скопировать и распространить достаточно 2-3 секунды и никаких финансовых средств для этого не надо. Поэтому правила о 70-летнем сроке охраны после смерти автора кажутся сегодня дикими. Между жизнью автора этот срок может быть около 120-140 лет с момента создания произведения. Это не лезет ни в какие логические обоснования, зачем столько права охранять. Кому они через 140 лет нужны в общественном достоянии, кроме любителей ретро.

Есть много других принципов авторского права, которые тоже требуют изменения. Это способы добросовестного использования. Потому что авторские права — это права не только на собственность автора, они затрагивают и публичные интересы, когда государство должно обеспечивать максимальный общественный доступ к произведениям науки, культуры до максимального количества людей. Проблема общественного достояния тоже является глобальной проблемой, которая сегодня до сих пор не решена. И все советское кино-, музыкальное наследие, хроника ИТАР-ТАСС, все находится под копирайтом, хранится в закрытых архивах и не может быть нами нормально использовано для создания новых каких-то работ на их основе.

International Peace Conference

«Надо выходить из Бернской конвенции, что, в принципе, для мирового сообщества сейчас нереально»

Вот этот вопрос очень серьезно встал и на уровне Европарламента. Наши коллеги по Пиратской партии, которые входят в Европарламент — там сегодня один депутат, было их два в прошлом созыве. Они поставили вопрос о реформе копирайта в цифровую эпоху. Серьезно изучили этот вопрос и дали ряд рекомендаций, что надо поменять в этом устаревшем законодательстве, чтобы сегодня оборот контента в Сети был как-то упрощен и здесь вопрос соблюдения этого баланса тонкого между авторами, правообладателями и пользователями был соблюден.

Прежде всего, здесь надо выходить из Бернской конвенции, что, в принципе, для мирового сообщества сейчас нереально. Потому что на базе Бернской конвенции строятся все торговые отношения по ВТО. Изменение Бернской конвенции возможно только при 10% голосов всех международных участников. Поэтому поменять ничего невозможно, а можно только выйти. Но если мы выйдем оттуда, мы выйдем из ВТО, в которую мы так долго стремились.

— А усовершенствовать как-то?

— Посмотрим. Что у нас решат. Была у нас развернутая концепция. Пару лет назад мы представили — Московская конвенция об авторском праве, которая могла быть более хорошим результатом в том же союзе БРИКС, крупнейших стран, которые могли бы договориться о новых правилах использования цифрового контента в Сети. Но для этого надо предпринять огромное количество усилий. Боюсь, что наша незарегистрированная партия пока с этим не справится, потому что никаких голосов у нас нет. Есть ряд депутатов, которые нас поддерживают, меньшинство в Госдуме, через которых мы пытаемся какие-то законы пропихнуть периодически, но без указания свыше эти законопроекты так и пролежат годами в Госдуме и никогда не будут приняты.

Надо принять ряд серьезных мер, чтобы поменять правила игры. Сегодня мы столкнулись уже с новой волной холодной, которая уже противопоставляет интересы «империалистических» стран и нашего бывшего постсоветского лагеря. И настало время менять какие-то правила игры, по крайней мере касательно копирайта. Потому что для развивающейся страны выгодны более гибкие условия развития. Возьмем в пример Китай, который когда-то наплевал на все интеллектуальные права. Они копировали все, что можно копировать. Это стало причиной, почему эта страна сегодня — одна из лидирующих стран и в IT-области и, несмотря на тотальную цензуру, которая там существует, они добились очень крупных успехов и, сказать по правде, китайцам даже и не нужны ни Facebook, ни Twitter, ни Google, которые у них залочены, потому что у них есть свои аналоги, свои китайские песни, фильмы и они вполне довольны тем, что у них происходит.

А в России, как в стране, которая вроде должна была вкладывать в инновации, получается так, что интересы западных правообладателей соблюдаются. При этом, собственного производства либо нет, либо оно на очень низком уровне, особенно, что касается технологий. И принимаются все меры для того, чтобы сюда больше никто не приходил, ни один инвестор и не начинал бизнес в таких сумасшедших условиях, когда твой сайт могут заблочить, а тебя привлечь к ответственности.

— Как можно вступить в вашу партию?

— Pirate-party.ru. Пока не могут зарегистрировать, но как в партии говорят — пока законодатели пишут законы, пираты пишут коды, поэтому у нас в сообществе много IT-специалистов, гиков и мы используем разные средства. Пока никто не решил нас заблочить. Но надо сказать, что никакой противоправной информации мы не предоставляем. Мы рассказываем о технических средствах, об инновациях, реформе. У нас есть ряд ресурсов, которые повествуют обо всех информационных угрозах, которые существуют для пользователей от власти, хакеров, мошенников и так далее. Мы не генерируем противоправный контент и причин для этого нет. Хотя, конечно, если покопаться, то его можно найти. Лично в моих постах я нарушаю авторские права. Мне надо какую-то иллюстрацию под мой пост. Что я делаю — я в ЯндексКартинках выбираю картинку. При этом на блог-платформе добавляю код — адрес этой картинки и она добавляется автоматически. По сути, я нарушитель авторских прав. Ко мне может прийти владелец этой картинки и сказать: «Какого черта ты ее опубликовал».

— Но есть же куча ресурсов, где можно без авторских прав брать картинки?

— Есть и они, слава Богу, развиваются. Лицензии CreativeCommons развиваются благодаря профессору Лессигу из Гарвардского университета, который первым придумал идею свободной лицензии, когда любой автор может свое произведение предоставить на тех условиях, которые он считает нужным. Конечно, в современном мире автор тоже конкурирует за пользовательскую аудиторию, как это происходит на любом другом рынке. Если вы конкурируете, вы должны наоборот предоставлять широкий доступ. Иначе у вас нет никаких шансов, что о вас узнают. Если вы музыкант, наверное это будет благо для вас, если соцсети и файлообменники будут распространять ваши произведения.

cclogo

«Лицензии CreativeCommons развиваются благодаря профессору Лессигу из Гарвардского университета»

И, кстати. в прошлом году, наконец, мы добились введения свободных лицензий в 4 часть ГК. Потому что в принципе у нас законодателем не было предусмотрено возможности предоставить произведения на тех условиях, которые вы хотите. С осени прошлого года такая возможность в законодательстве закреплена. Правда, это надо еще доносить до самих авторов, потому что они еще не знают.

Еще существует большой пласт так называемых «сиротских» произведений. Они существуют в Сети, но определить автора невозможно, либо его нет. Как определить и спросить разрешение — непонятно.

Источник: "РосКомСвобода"