Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Некоторые люди слушают собеседника только для того, чтобы возразить»

Болеслав Вольтер, д.т.н., профессор

01.11.2016

Когда цензуры нет, а есть заказчики

Про риски пересечения «двойной сплошной» на дорогах российской журналистики

10 лет прошло с тех пор, как в октябре 2006 года убили Анну Политковскую. За это время следствие так и не смогло назвать имена заказчиков жестокого расстрела журналистки и правозащитницы в лифте ее дома в центре Москвы. Но сомнений в том, что ее убили из-за профессиональной деятельности, ни у кого не было и нет. Анна Политковская была не просто журналистом, она по-настоящему боролась за то, чтобы люди знали правду. Это признают все ее бывшие коллеги, друзья и враги. В списке журналистов, погибших в постперестроечной России с 1993 по 2016 год, много фамилий, но ничтожно мало судебных отметок, что эти убийства раскрыты.

По данным Фонда защиты гласности, за 23 последних года в России погибло 242 журналиста. Из этих убийств, согласно исследованиям Международного комитета по защите журналистов (Committee to Protect Journalists – CPJ), 56 совершенно точно были связаны с профессиональной журналистской деятельностью. 56 человек погибли в нашей стране за свободу слова – одну из самых важных свобод демократического государства.

Регулярно Россия попадает в первую десятку ежегодно публикуемого CPJ «Глобального индекса безнаказанности». «Глобальный индекс безнаказанности» – это список стран, где убивают журналистов, а их убийцы остаются на свободе. Эксперты комитета считают, что Россия «остается в Европе и Центральной Азии страной с худшим «послужным списком» в смысле привлечения убийц журналистов к ответственности».

Действительно, если вспомнить громкие убийства журналистов России нового времени, можно убедиться, что, несмотря на то что они почти всегда имели серьезный общественный резонанс и что высокопоставленные чиновники и силовики обещали внимательнейшее расследование и оперативный розыск исполнителей и заказчиков, почти все эти преступления так и не были раскрыты.

В 2004 году при выходе из офиса был застрелен главный редактор русской версии журнала Forbеs Пол Хлебников. Его убийцы также до сих пор не названы. Журналистка и правозащитница Наталья Эстемирова была похищена 15 июля 2009 года у своего дома в Грозном. Вечером того же дня ее тело обнаружили в лесополосе на территории соседней Ингушетии. Убийцы и заказчики не найдены. Сколько таких историй…

Особенно показательна и трагична история Михаила Бекетова – главного редактора и учредителя газеты «Химкинская правда», которая активно критиковала деятельность администрации Химок и выступала за сохранение Химкинского леса. Бекетову неоднократно угрожали. В 2007 году даже взорвали его машину, а через несколько месяцев после этого взрыва журналист был жестоко избит неизвестными. Почти полтора года он провел в больнице. Ему ампутировали правую ногу и три пальца на руке, провели сложную операцию по извлечению осколков костей черепа из мозга. Домой Бекетов вернулся в инвалидном кресле. В январе 2012 года ему вручили правительственную премию в номинации печатных СМИ. Его лично поздравил Владимир Путин и даже обещал активизировать расследование об избиении. Спустя год Михаил Бекетов умер. Преступников, которые избили его, так и не нашли.

В беседе с «НГ-политикой» президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов припомнил всего лишь несколько случаев, когда были выявлены заказчики преступлений, совершенных в отношении российских журналистов. Исполнителей устанавливают чаще. «Проще всего раскрыть убийство бывает тогда, когда это связано с какими-то бытовыми вещами. Как только становится понятно, что убийство связано с исполнением профессионального долга, дело начинает затягиваться и в конце концов переходит в ранг висяка», – утверждает Алексей Симонов. Так происходит, по его словам, потому, что заниматься серьезным исследованием работы журналиста, вчитываться в его статьи и пересмотреть репортажи хотя бы за последние месяцы перед убийством «и сложно, и скучно». «Проще поймать зайца и бить его до тех пор, пока не признается, что он китайский император», – с горечью говорит глава фонда.

Федеральный телеканал НТВ сейчас прочно ассоциируется с фразой «скандалы, интриги, расследования». И мало кто вспомнит сейчас, что когда-то НТВ было «новым», «независимым», «негосударственным», «нашим» телевидением. Качественно другие новости, реальное обсуждение актуальных проблем, жесткие теледебаты в прямом эфире, бесстрашные журналисты и ведущие, мнения диаметрально противоположных сторон в одной передаче, вообще все, из чего делается настоящая, свободная журналистика, – это все и было НТВ. И такая журналистика была востребована обществом, она была интересной. Подтверждение тому – высочайшие рейтинги старого НТВ – телеканала, которого уже нет. Ушел в небытие и канал ТВ-6, куда ушли журналисты НТВ после смены владельцев. Они сделали попытку работать по-старому на новом канале. Но попытка оказалась неудачной, и теперь про ТВ-6 мало кто помнит.

Так, один за другим сначала телевизионные СМИ, а потом и некоторые газеты и журналы сначала меняли владельцев, потом главных редакторов, потом уходили журналистские коллективы, ну а следом кардинально менялась политика. До недавнего времени казалось, что в Интернете как-то сохраняется статус-кво, интернет-СМИ оставались довольно свободными и независимыми. Считалось, что аудитория этих изданий не очень велика. Но с началом протестного движения после выборов в Госдуму в 2011 году власти стало понятно, что большинство участников протестов – молодые россияне, которые живут с постоянно включенным компьютером, но с выключенным телевизором. Как результат – реформированию редакционной политики были подвергнуты многие интернет-издания. Лишь в случае с Лента.ру сценарий дал небольшой сбой. Коллектив Ленты во главе с харизматичным редактором создал новый сайт Medusa.io, обосновавшись в Риге. Так журналисты сократили риски внезапной смены руководства и смены редакционной политики. И сейчас в лучших традициях диссидентского движения читатели узнают новости про Россию из-за границы.

Совсем недавно информационный холдинг РБК расстался с шеф-редактором Елизаветой Осетинской и ее заместителями – редактором газеты РБК Максимом Солюсом и главным редактором информационного агентства РБК Романом Баданиным. По странному совпадению это случилось после публикации в РБК целой серии журналистских расследований, в которых фигурировали сотрудники администрации президента, члены его семьи и его друзья. Однако официальная версия звучит так: управляющие холдингом и шеф-редактор не пришли к единому мнению в вопросах дальнейшего развития РБК.

Сейчас мы наблюдаем очередное расставание с главным редактором. Но уже в «Ведомостях», которые тоже опубликовали ряд занимательных журналистских расследований о доходах и расходах госчиновников и топ-менеджеров госкорпораций. Комментируя отставку главреда Татьяны Лысовой, пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил, что уход главного редактора никак не связан с судебным иском исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина к газете «Ведомости». В августе этого года Игорь Сечин подал на газету в суд, требуя уничтожить тираж «Ведомостей», где содержалась статья про его элитный дом в подмосковной Барвихе, а также удалить с официального сайта эту публикацию. В октябре иск был удовлетворен.

Отставка главного редактора «Ведомостей» Татьяны Лысовой и разгадывание истинных причин ее ухода совпало едва ли не с самой обсуждаемой сейчас в соцсетях и СМИ темой цензуры в России. Поводом к началу острой дискуссии стало весьма эмоциональное выступление народного артиста Константина Райкина на съезде Союза театральных деятелей, в котором он заявил об угрозе цензуры в искусстве. Видеозапись выступления артиста быстро разошлась по Интернету и набрала большое число просмотров. Количество просмотров увеличилось еще больше после того, как Райкину ответили из Кремля. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков довольно оперативно не согласился с художественным руководителем театра «Сатирикон». По словам Пескова, «цензура недопустима». Однако пресс-секретарь сделал существенную оговорку, что «необходимо четко дифференцировать те постановки и произведения, которые создаются за государственные деньги, и те, которые создаются с привлечением каких-либо иных источников финансирования». Эта оговорка, конечно, не осталась незамеченной и вызвала еще больше споров. «Просто невероятно, с какой легкостью сейчас происходит подмена понятий. Никто даже и не морщится. Мы говорим: «Это цензура», они говорят: «Это госзаказ», – раскритиковал слова Пескова режиссер Андрей Звягинцев. Еще резче известный режиссер сказал и о госденьгах, которые чиновники почему-то считают своими, а не деньгами народа. «Они забыли, с какой удивительной легкостью изъяли из своего сознания простую и очевидную мысль, что это не их деньги, а наши. Общие. Деньги, на которые они «заказывают» свои агитки, взяты у народа».

Эта дискуссия представляется абсолютно применимой и к деятельности средств массовой информации. Там, где государство тоже стоит на позиции заказчика, выделяющего бюджетные дотации СМИ, оно считает вполне возможным контролировать информационное поле. И вот уже все меньше разговоров в журналистском сообществе про свободу слова и все больше – про «двойную сплошную», пересекать которую лучше не стоит, если ты не хочешь потерять работу, статус или даже жизнь. И все-таки, согласно Конституции, Закону о СМИ и утверждению Дмитрия Пескова, цензура в нашей стране запрещена.   

Источник: "Независимая газета"