Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
28.09.2017
В рамках мероприятия участники дискуссии расскажут об изменениях закона для СМИ за последние пару лет. 

«Многие шевелят мозгами только в момент их сотрясения»

Сергей Сидоров

20.06.2015

ЕСПЧ про ответственность сайта за комментарии пользователей

ЕСПЧ разъясняет пределы ответственности новостного интрнет-сайта за комментарии пользователей,  содержащих язык вражды и призывы к насилию

Привлечение организации, профессионально управляющей крупным коммерческим новостным интернет-порталом, к весьма умеренной и исключительно финансовой ответственности за то, что она не предотвратила размещение под статьей, опубликованной самой этой организацией на указанном портале, очевидно недопустимых комментариев, содержащих язык вражды и призывы к насилию в отношении истца, и не удалила их незамедлительно, пусть истец и не обращался к ней с таким требованием, не предприняв при этом достаточных мер, чтобы обеспечить истцу реальную возможность привлечения к ответственности самих авторов комментариев, не представляло собой непропорционального ограничения свободы выражения мнения, гарантированной этой организации статьей 10 Конвенции.

К такому выводу пришла Большая Палата ЕСПЧ в своем Постановлении по делу «Делфи АС» против Эстонии» (Delfi AS v. Estonia, жалоба N 64569/09), оглашенном 16 июня 2015 года.

Таким образом, в принципе Большая Палата ЕСПЧ согласилась с мнение Палаты, которая в своем Постановлении от 10 октября 2013 года пришла к аналогичному выводу. Однако Постановление Большой Палаты отличает расстановка акцентов. Кроме того, учитываяпубликацию Роскомнадзором на своей странице в Фейсбуке информации о Постановлении Большой Палаты всего через несколько часов после его оглашения, я считаю важным обратить внимание на весьма ограниченную сферу его применения.

Во-первых, речь идет только и исключительно о новостных интернет-порталах. Причем коммерческих. На что в Постановлении Большой Палаты многократно обращается внимание. Более того, возможно, имеются в виду только крупные коммерческие новостные интернет-порталы, поскольку и это обстоятельство неоднократно упоминается. И речь идет о привлечении к ответственности организации, управляющей коммерческим новостным интернет-порталом, в отношении комментариев, оставленных на таком портале под опубликованным ей самой (порталом) материалом. Постановление не касается комментариев, например, в социальных сетях, о чем Большая Палата посчитала необходимым прямо написать в пункте 116 своего Постановления.

Большая Палата отметила, что Делфи нацелен на появление большого числа комментариев под публикуемыми им материалами. Портал принимает меры к увеличению количества комментариев, от этого зависит посещаемость сайта и его прибыль. В связи с этим Большая Палата согласилась с выводом национального суда, что Делфи предоставлял контентную, а не просто техническую услугу, и с соответствующими аргументами в пользу этого вывода, которые были признаны относимыми с точки зрения статьи 10 Конвенции.

Во-вторых, речь идет только о таких комментариях, которые со всей очевидностью содержат язык вражды или призывы к насилию, а потому не охватываются гарантиями свободы слова (комментарии воспроизведены в пункте 18 Постановления и включают в себя призывы убить истца разными способами, убиться ему самому, националистические и грубые бранные высказывания в его адрес). Соответственно, это дело совершенно не касается свободы выражения мнения авторов комментариев. Более того, речь идет лишь о комментариях, противоправность которых очевидна и не требует никаких специальных познаний.

Большая Палата со ссылкой на широкие возможности выразить свое мнение в интернете указала, что обязанность крупного новостного портала принимать эффективные меры к ограничению распространения языка вражды и призывов к насилию никоим образом не может приравниваться к «частной цензуре» (в смысле осуществляемой не государством). Большая Палата также придала значение тому обстоятельству, что возможности потенциальной жертвы языка вражды постоянно мониторить публикации в интернете намного более ограничены в сравнении с возможностями крупного коммерческого новостного интернет-портала быстро удалить такого рода комментарии.

В-третьих, речь идет о ситуации, когда организация-оператор новостного интернет-портала не предприняла надлежащих мер, которые позволили бы установить личности авторов комментариев с тем, чтобы привлечь к ответственности именно их, при практической невозможности установить их личности без помощи этой организации. Таким образом, из Постановления ЕСПЧ не следует прямо, что привлечение к ответственности организации-оператора в случае, когда авторы комментариев действительно могут быть установлены, соответствует статье 10 Конвенции. Впрочем, ничто в Постановлении Большой Палаты этого также и не исключает (например, по той причине, что комментарий может быть доступен на время продолжительного разбирательства в отношении его автора).

В-четвертых, из Постановления Большой Палаты не следует, что необходимо премодерирование комментариев. Т.е. из него не следует, что привлечение оператора интернет-портала к ответственности только за то, что он непредотвратил публикацию комментария, при прочих равных соответствует статье 10 Конвенции. Это объясняется тем, что решение национального суда предполагало возможность интерпретации, согласно которой Делфи мог и не быть признан виновным, если бы быстро удалил опубликованные комментарии (они провисели на сайте порядка 6 недель и были удалены в день обращения к Делфи юристов истца). Соответственно, Большая Палата выбрала именно эту, более узкую, интерпретацию. А поскольку в результате такой интерпретации речь не шла о привлечении Делфи к ответственности лишь за то, что он не предотвратил публикацию недопустимых комментариев, вопрос о пропорциональности — применительно к такому варианту — вмешательства в свободу выражения мнения остался за рамками дела. Как прямо указали в своем особом совпадающем мнении Судьи Раймонди, Каракас, Де Гаетано и Кжолбро, в случае более широкой интерпретации решения национального суда, при которой тот факт, что комментарии не были быстро удалены, являлся бы лишь «отягчающим обстоятельством» к допущению их публикации, исход разбирательства по этому делу в ЕСПЧ мог бы быть иным.

При этом Большая Палата ЕСПЧ отметила, что автоматической системы блокировки комментариев из-за использования в них бранных слов недостаточно, о чем явно свидетельствует настоящее дело: такая система, использовавшая Делфи, не заблокировала комментарии, которые со всей очевидностью недопустимы, т.к. явно содержат язык вражды и призывы к насилию (добавлю от себя, что многие грубые бранные высказывания также не были заблокированы автоматически, вероятно, из-за неправильного написания авторами соответствующих слов, которые при этом легко прочитываются). Что касается возможности пожаловаться на любой комментарий, которая также была доступна на сайте Делфи, то, по мнению Большой Палаты, реализация предусмотренной законом возможности привлечения к ответственности новостного интернет-портала за то, что он не принял мер к безотлагательному удалению комментариев, содержащих язык вражды и призывы к насилию, при том, что жалобы на них не подавались, не противоречит статье 10 Конвенции. Другими словами, немедленное удаление комментария после получения претензии от юристов истца никоим образом на ответственность Делфи не повлияло. Фактически речь идет о том, что оператор коммерческого новостного интернет-портала должен самостоятельно незамедлительно удалять такого рода комментарии с этого портала (или блокировать их публикацию).

Наконец, большое значение имеет содержание и объем ответственности, к которой привлечен новостной интернет-портал. По мнению Большой Палаты, компенсация морального вреда в размере, эквивалентном 320 евро, которая была присуждена истцу по настоящему делу, не может считаться не соответствующей нарушению, принимая во внимание, что организация-заявитель является профессиональным оператором одного из крупнейших новостных интернет-порталов в Эстонии. Большая Палата при этом отметила практику эстонских судов, сложившуюся после вынесения решения по делу Делфи, которая свидетельствует, что с признанных виновными операторов интернет-порталов не взыскивается компенсация морального вреда, речь идет только о необходимости удаления комментариев. Большая Палата также приняла во внимание, что привлечение Делфи к ответственности не отразилось негативно на его работе.

Постановление Большой Палаты сопровождается, в частности, 18-страничным совместным особым мнением Судей Сайо и Цоцория, которые проголосовали против его принятия и выступили с развернутой критикой позиции большинства Судей Большой Палаты.

Источник: europeancourt.ru