Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Нашим чиновникам всё по карману»

Болеслав Вольтер, д.т.н., профессор

05.10.2016

Атака на 282-ю

Юристы и правозащитники готовят «атаку» на «экстремитсткую» 282-ю статью Уголовного кодекса. Среди активных противников этой нормы закона - «Открытая Россия» и Общество защиты интернета. Поводом для активизации усилий стал приговор блогеру Антону Носику, которого по этой статье оштрафовали за пост в «Живом журнале» на полмиллиона рублей. Юристы прогнозируют, что это дело может создать прецедент, который повлияет на правоприменительную практику в целом. 
 
Юристы готовятся к бою
 
Правозащитное направление «Открытой России» собирается «атаковать» в судах статью 282 Уголовного кодекса «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Об этом в своем блоге заявил медиаменеджер Антон Носик после заседания суда, который признал его виновным в нарушении этой статьи и приговорил к полумилионному штрафу за пост в поддержку бомбардировок в Сирии.
 
«Как выяснилось по ходу рассмотрения моего дела, в России немало адвокатов и коллегий, которые сами рассматривали вопрос об оспаривании 282-й, но не решались выступить в одиночку. Теперь усилия разных юристов объединятся, и будет дан тот самый бой, ради которого вся наша судебная эпопея затевалась», - говорится в его записи в «Живом журнале».
 
«Мы готовим жалобу в Конституционный суд», - подтвердила эту информацию Лениздат.Ру координатор правозащитного направления «Открытой России» Мария Баронова. По ее словам, в организации статью 282 УК РФ считают противоречащей Конституции РФ.

Статья «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», как следует из ее названия, предусматривает наказание за возбуждение ненависти по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии публично, с использованием СМИ или в интернете и некоторое время основной ее «целевой аудиторией» считались неонацисты. Однако в последнее время юристы отмечают, что применение этой статьи все чаще выглядит наказанием за инакомыслие – дела возбуждаются против пользователей интернета, в чьих постах и высказываниях, по оценкам Информационно-аналитического центра «Сова», не было ничего противоправного по сути или общественная опасность их была несоразмерна наказанию.
 
Атаку на статью 282 готов поддержать и глава Общества защиты интернета (ОЗИ), соратник Алексея Навального Леонид Волков. Он сообщил, что в ближайшее время обсудит эту тему с Антоном Носиком. «Я готов его поддержать, в том числе по линии ОЗИ. Нужна политическая кампания, нужно привлечь внимание общества и оказать давление», - заявил Лениздат.Ру Волков. По его мнению, добиться изменений в законе – вполне реальная задача. «Когда они (власть – прим. Лениздат.Ру) решают, что политические издержки от наличия 282-й статьи перевешивают политические бенефиты от того, что она есть, они ее убирают. И президентские выборы, конечно, помогут», - полагает руководитель ОЗИ.
 
С необходимостью общественной дискуссии вокруг применения статьи 282 согласны многие участники правозащитного сообщества. «Очень большое количество правозащитников, юристов, людей науки и политики обращают внимание на то, что 282-я серьезно угрожает правам человека и свободе слова», - прокомментировал намерения «Открытой России» в беседе в Лениздат.Ру руководитель «Центра защиты цифровых прав» Саркис Дарбинян. Он отметил, что с похожими инициативами уже выступали Партия роста, общество «Мемориал», Информационно-аналитический центр «Сова», Московская Хельсинская группа. «Мне кажется, это все создает дискуссию и акцентирует внимание на проблеме, которая должна быть каким-то образом решена», - сообщил эксперт.
 
С одобрением к этой идее относятся в Информационно-аналитическом центре «Сова», сотрудники которого недавно и сами выступили с похожим предложением. «Мы считаем, что любые подобные инициативы полезны. Ставить вопрос о несовершенстве этого законодательства полезно. Очень часто страдают невинные люди», - рассказала Лениздат.Ру руководитель отдела «Неправомерный экстремизм» центра «Сова» Мария Кравченко. Она напомнила, что эксперты центра регулярно выступают по этому поводу и разными способами пытаются донести свое мнение до властей. Кроме того, она добавила, что на эту тему есть мнение авторитетных международных органов, в том числе заключение Венецианской комиссии (консультативный орган по конституционному праву при Совете Европы) на закон об экстремизме, которая признала этот нормативный акт нарушающим международные стандарты прав человека.
 
Минимально необходимые меры
 
Взгляды на 282-ю статью в обществе не однозначны. Большинство правозащитников и юристов считают ее ненужной и говорят о необходимости полной отмены. «282-я статья - это позор как для российского законодательства, так и для правосудия, которое приговаривает людей за «мыслепреступление». Причем применение этой статьи для разных людей не одинаково. Когда один может одобрять операции ВКС в Сирии, а другой, одобряя, получает за это срок, это выглядит, как минимум, странно», - считает руководитель «Центра защиты цифровых прав» Саркис Дарбинян.
 
Его взгляды разделяют многие эксперты, признают в центре «Сова». Однако сотрудники этой организации придерживаются кардинально противоположной точки зрения. «Мы считаем, что отменять статью не нужно. Опасная пропаганда существует и с ней нужно бороться, например, неонацистская пропаганда», - рассказала Мария Кравченко. По ее словам, позиция центра заключается в том, что законодательство об экстремизме должно быть исправлено, чтобы наказание, связанное с реальным лишением свободы, назначалось только в случае призывов направленных на насильственные преступления против личности или на некоторые категории особо тяжких преступлений. Также правозащитники считают, что суды должны принимать во внимание не только содержание высказывания, но и сопутствующие моменты. Например, как сам обвиняемый относится к тому, что он опубликовал, сколько человек в реальности могли иметь доступ к этой информации, насколько это действительно было опасно. «Высказывание Носика резкое, и мы считаем, что его можно расценить как призыв к войне. Но читатели его блога не пошли бы искать на улицах сирийцев. А наши войска к мнению блогера не прислушаются. Общественная опасность его высказывания – нулевая», - поясняет эксперт. «Но в наших судах эта аргументация не работает. Если бы она работала, дел было бы меньше, а наказания – мягче», - добавила Кравченко.
 
Информационно-аналитический центр сформулировал и опубликовал свои «Минимальные предложения в сфере антиэкстремитского законодательства и правоприменения». Например, правозащитники предлагают изъять из состава статьи 282 УК РФ слова об «унижении достоинства» людей в соответствии с различными признаками. Такое правонарушение может быть перенесено в зону действия КоАП, полагают в центре «Сова».
 
Спор о том, нужна ли российской правовой системе принятая в 2002 году 282 статья, вступил в последние годы в активную фазу. В 2010 году вопрос об отмене этой статьи на заседании Госдумы поставил лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который заявил, что «по этой статье сидят только русские». В июне 2016 года его соратники Алексей Диденко, Михаил Дегтярев и Иван Сухарев вернулись к этому вопросу. В пояснительной записке к законопроекту об отмене статьи они указывали, что состав преступления прописан нечетко, а это влечет за собой потенциальную возможность использования этого закона против практически любого гражданина, в том числе в политических целях. 
 
Противники отмены статьи, среди которых депутат петербургского Законодательного собрания Борис Вишневский и депутат псковского областного парламента Лев Шлосберг, разделяют позицию центра «Сова» и настаивают на том, что статья должна остаться, поскольку «разжигание национальной, социальной, культурной розни является преступлением и таковым должно быть при любой правовой системе». 
 
Штраф по верхней планке
 
По данным судебной статистики, в России за первое полугодие 2016 года было возбуждено 237 дел по так называемым «экстремистским» статьям 280, 280.1, 282, 282.1- 282.3. Для сравнения за аналогичный период 2015 года таких дел было 223. 
 
Сумма в 500 тысяч рублей, которую обязан по решению суда выплатить Антон Носик, на сегодняшний день - самый крупный штраф, к которому приговаривали по 282-й статье. Это максимальный штраф, предусмотренный этой статьей. Ранее штраф за экстремизм редко превышал 200 тысяч рублей. 
 
Леонид Волков оценил приговор Носику как оправдательный. «Мы с вами хорошо знаем, что сейчас оправдательный приговор выглядит так: когда ничего нет, назначают штраф. Это типичная ситуация», - пояснил глава Общества защиты интернета.
 
Эксперт центра «Сова» Мария Кравченко полагает, что вынесенное Антону Носику наказание относится скорее к сфере политики, чем к области права. «Власти могли не обратить внимания на его слова, как это бывало неоднократно. Почему они обратили, почему именно на эти слова и почему сейчас  - это все вопросы к самой власти. Наверное, сыграло свою роль, что он все-таки видная фигура», - предположила Кравченко. 
 
Приговор блогеру вынесен очень серьезный, уверен Саркис Дарбинян. «Полмиллиона штрафа – огромная цифра за тот состав преступления, который ему вменяют. Нанесенный ущерб никто не доказывал. А получить такой штраф только за изложение своих мыслей – это удивляет многих», - заявил юрист, подчеркнув, что в своей практике не видел таких штрафов за нарушение 282-й статьи. «Но если исходить из того, что могли и колонию дать, можно сказать, что судья поступил гуманно», - напомнил Дарбинян. Он уверен, что приговоры надо обжаловать, чтобы формировать определенную судебную практику. «И эти вопросы надо в том числе ставить перед пленумом Верховного суда, который время от времени высказывает свое мнение по поводу правоприменения таких ужасных законов», - резюмировал юрист. 
 
Показательный процесс и борьба с безумием 
 
Как повлияет дело Антона Носика на правоприменительную практику в целом, эксперты однозначно утверждать не берутся. Леонид Волков полагает, что дела, возбуждаемые по 282-й статье, сугубо индивидуальны и степень тяжести приговора может зависеть от личности обвиняемого. В случае Носика, по его мнению, целью властей могло быть устрашение общества. «Поскольку дело было громким и освещаемым, важно было дать такую большую историю, дать такой большой штраф и максимально громко написать, чтобы об этом наибольшее количество людей узнало», - полагает глава Общества защиты интернета.
 
Он напомнил, что в России 80 млн пользователей интернета, из них, по его оценкам, пять миллионов так или иначе занимаются политикой, в том числе в сети. «Наверное, 500 тысяч из них так или иначе формально нарушали 282-ю статью, при этом возбуждаются сотни дел. Но эти дела громко освещаются в целях запугивания», - рассказал Волков.
 
С ним в целом согласна и эксперт центра «Сова» Мария Кравченко, которая также предположила, что дело известного блогера было использовано в качестве «показательной порки». При этом поводов для ужесточения судебных решений она пока не видит «Мне кажется, что гайки уже настолько закручены, что в дальнейшем ужесточении власть не нуждается в данный момент. Только что был принят «пакет Яровой», там уже много что ужесточено», - отметила правозащитница. «Такой крупный штраф по 282-й статье – это впервые. Но законодательство ужесточается и суммы растут», - констатировала Кравченко.
 
Суды разных субъектов РФ могут выносить совершенно разные приговоры: где-то мягче, где-то жестче. Но понимание единообразия судебной практики все-таки есть, отмечает Саркис Дарбинян. «И суды, которые будут рассматривать аналогичного рода дела, могут равняться на то, что в рамках подобного рода дела пользователь был приговорен к полумиллионному штрафу. Это конечно пугает», - сказал эксперт. 
 
По его мнению, в текущей ситуации интернет-пользователям необходимо осваивать меры безопасности в цифровом пространстве, методы анонимизации и шифрования и не надеяться на то, что Конституция сама по себе сможет кого-то защитить. А Антону Носику нужно обжаловать приговор, уверен юрист. «И ради себя, и ради остальных пользователей, которые тоже могут попасть под эту статью. Надо судебными, правовыми способами бороться с безумием», - заявил Дарбинян.

Татьяна Чернышова

Источник: "Лениздат.ру"