Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
28.09.2017
В рамках мероприятия участники дискуссии расскажут об изменениях закона для СМИ за последние пару лет. 

«Обмен мнениями заканчивается тем, что каждый остается при своем»

Сергей Лузан, редактор

30.06.2014

"Аккредитация журналистов — не бронежилет"

Киев гарантирует безопасность только журналистам, аккредитованным в Службе безопасности Украины. Об этом заявил спикер информационного центра Совета нацбезопасности страны Андрей Лысенко. Первый зампред комитета Госдумы по делам общественных обвинений и религиозных организаций Михаил Маркелов и первый зампред комитета по информационной политике Вадим Деньгин ответили на вопросы ведущего Андрея Норкина в эфире "Коммерсантъ FM".

На востоке Украины погибли уже трое российских журналистов. 17 июня под минометный обстрел попали сотрудники ВГТРК Игорь Корнелюк и Антон Волошин. В ночь на понедельник в Донецке погиб оператор "Первого канала" Анатолий Клян.

А.Н.: Я, честно говоря, не очень понимаю, при чем тут аккредитация от Службы безопасности Украины, как она может защищать?

М.М.: Действительно абсолютно непонятная формулировка. Надо учитывать, что такого рода аккредитации в ходе различных военных кампаний, в которых я как журналист принимал участие, никоим образом не защищали никого из журналистов от пуль и разрывов мин. Более того, я хочу сказать, что вряд ли СБУ сможет контролировать ситуацию в тех местах, где сегодня военную повестку дня диктуют боевики из "Правого сектора", где есть представители так называемой Национальной гвардии. Эти люди не подчиняются напрямую ни Киеву, ни СБУ — это уже понятно, судя по тому, какого рода действия происходят сегодня на юго-востоке, по тем провокациям, которые участились на российско-украинской границе. Поэтому эта аккредитация — это не бронежилет, она ни в коей мере не защитит никого из журналистов, к сожалению.

А.Н.: То, что в понедельник Владислав Гриб предложил давать журналистам охрану, как вы оцениваете?

М.М.: Я думаю, здесь выход совсем в другой плоскости, и, возможно, варианты надо искать, исходя в том числе из международного опыта. Если бы такого рода охрана была предоставлена сотрудниками еще и ОБСЕ, то это уже целая делегация получается.

А.Н.: Естественно. Такой караван просто на, допустим, зону действий другой страны не попадет. Так что же делать тогда?

М.М.: Да, перемещаться невозможно. Здесь на сегодняшний день, к сожалению, тупик, потому что моя позиция подвергалась достаточно жесткой критике. Она заключается в том, что я бы все-таки ограничил поездки — я подчеркиваю слово "ограничил" — на юго-восток, на юг, туда, где сейчас происходят боевые действия, или, по крайней мере, чтобы люди не посещали такие места.

А.Н.: Откуда же тогда информацию получать?

М.М.: Информацию можно получать из штаба ДНР. Информацию можно получать из самих городов. Понятно, что линия фронта условна, но судя по последним событиям, я звонил журналистам, узнавал, что было причиной. Выяснилось, что поездка была ни с кем не согласована. Сейчас поступает информация, что с военными договорились матери о том, что приедут, заберут своих детей, но ехали без сопровождения, без охраны. Хотя вполне возможно, что, если бы ехали с сопровождением, с охраной, еще бы завязался бой, и еще бы хуже было, жертв было бы гораздо больше. В данной ситуации тоже такая общественная инициатива во время войны может еще не одну жизнь унести. Я вспомнил, как марши солдатских матерей проходили в свое время в Чечне, когда велись боевые действия. Матери собирались колоннами, ходили по селам, требовали остановить кровопролитие, но там постоянно на всех блокпостах их сопровождали военные.

А.Н.: Вадим Евгеньевич, мы с Михаилом Маркеловым пытаемся придумать какой-то механизм. Я сомневаюсь так же, как и он, в том, что заявление Совета национальной безопасности Украины по поводу аккредитации вообще имеет какой-то смысл. Предложение Владислава Гриба о вооруженной охране, как вы думаете, поможет защитить журналистов в горячих точках?

В.Д.: Все, что связано с безопасностью, — это необходимо. Я считаю, что они должны проходить специальные курсы по подготовке, обязательно иметь специальное снаряжение — пусть оно и тяжелое, и понятно, что оно будет сковывать движения — это тоже необходимо. Надеюсь, на этой неделе на пленарном заседании мы рассмотрим инициативу, которую я внес в Госдуму о том, чтобы оформлять специальную страховку журналистам, по которой, даже если они погибнут, будут получать родственники. Дай бог, чтобы это все в ближайшее время прошло, потому что та ситуация, которая творится — такого давно не было, честно говоря. То, что необходима обязательная реализация мер безопасности журналистов — это факт. На мой взгляд, конечно, надеяться на украинскую сторону не приходится.

А.Н.: Михаил Маркелов предлагает сейчас, пока нет этого внятного механизма, ограничить поездки — вот такой аккуратный термин он использует. Как вы к этому относитесь?

В.Д.: На мой взгляд, Михаил прав в том, что, конечно, граждан Российской Федерации мы должны оберегать и заранее купировать ситуацию. Но поймите правильно, журналисты ценны тем, что они доставляют "горячий" материал. Журналисты известных СМИ, которые работают на территории горячих точек, прекрасно понимают, на какую опасность они идут, на какую жертвенность они идут ради добывания этой информации, честной информации — это очень важно подтвердить. Поэтому мне, конечно, сложно подумать, как можно запретить СМИ туда никого не посылать, потому что могут быть и сами журналисты, которые с большим удовольствием побегут и будут находиться в этой горячей точке и оттуда транслировать и предоставлять абсолютно честную информацию. Идея правильная, но я боюсь, что она многими СМИ в погоне за определенными новостями не будет выполнима.

 

Источник: "Коммерсантъ-FM"