Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Закон джунглей не оставляет места правам человека»

Константин Кушнер, историк

09.06.2017

«Это притеснение и преследование собственных граждан»

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев — об идее ограничения VPN-сервисов

В Госдуме хотят запретить инструменты, с помощью которых российские интернет-пользователи обходят блокировку запрещенных сайтов. Соответствующий законопроект представители трех фракций в четверг внесли на рассмотрение парламента. Документ предполагает ввести ограничения для так называемых анонимайзеров и VPN-сетей. Депутаты посчитали, что существующая в России система блокировок недостаточно эффективна. Инициативу в вечернем эфире «Коммерсантъ FM» прокомментировал интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев в беседе с ведущими Натальей Ждановой и Петром Косенко.

Петр Косенко: Есть ли чисто техническая возможность настроить каким-то образом анонимайзеры, чтобы пользователь все-таки не мог получить доступ к набору запрещенных сайтов?

Дмитрий Мариничев: Сделать, конечно, можно все что угодно. Вы должны понимать: VPN означает, что поднимается виртуальная частная сеть, она подвержена тем же законам администрирования, как и любая другая сеть, которая присоединена к интернету. Но администрированием должен заниматься администратор этой сети.

Если на русский язык перевести, депутатами предлагается фактически фильтровать контент в отдельно взятой квартире – в границах вашей собственности, у вас дома, у вас на работе.

Это просто за гранью разумного, за гранью добра и зла. По-другому государство никак проконтролировать не может. Проконтролировать, что человек пользуется VPN, возможно. Проконтролировать, легальный это VPN или нелегальный, публичный или приватный, кто сервис-провайдер, сдал он ключи или фильтрует ли он там контент — это вообще невозможно сделать.

Петр Косенко: А сколько подобных сервисов в принципе в природе существует? Сотни, тысячи?

Дмитрий Мариничев: Миллиарды. У каждой компании есть свой VPN, каждый человек к ресурсам компании подключается по своей частной сети. Люди между собой могут поднять VPN. Люди вправе пользоваться VPN, это их святое право. Естественно, регулировать это все административно просто невозможно, это бессмысленная регуляторика. Ровно точно так же можно регулировать разговоры между гражданами на улице. Или, условно, вы не можете ругаться матом, и вы предлагаете закон, чтобы штрафовать за ругань матом на собственной кухне. Понятно, что это безумие, абсолютное безумие. Лучше прививать мораль, этику и пропагандировать новое здоровое общество.

Фактически это притеснение и преследование собственных граждан.

Наталья Жданова: Для чего вообще это делается? У нас с этой инициативой выступают депутаты сразу из трех фракций, Совет безопасности, Роскомнадзор. Их волнует то, что люди заходят на запрещенные сайты? Или это способ борьбы с анонимностью в интернете? Сейчас, когда люди используют эти технологии, невозможно отследить, кто где реально находится, какие записи делает?

Дмитрий Мариничев: Это технологическая безграмотность и оболванивание населения. Тупым населением проще управлять. Здравомыслящее население может творить, оно может создавать новые услуги, повышать качество жизни, а это деградация населения. Вообще нужно отменить все эти запреты, это просто чушь. Они достигли своего апогея, они начали блокировать сами себя. Скажите мне, в чем разница, если, например, человек купил билет на самолет или на поезд и уехал в другую страну — в Германию, во Францию, неважно — и там все ресурсы, которые запрещены на территории России, работают, он может получить к ним доступ. По этому закону предлагается запретить человеку и в другой стране контактировать с иностранными жителями и получать доступ к тем сервисам, которые у нас заблокированы.

Но тогда давайте приставим по КГБшнику к каждому гражданину, который выезжает за рубеж, для того, чтобы он не вступал в контакт с иностранными жителями.

Петр Косенко: Так это же было совсем недавно. Помните?

Дмитрий Мариничев: И сейчас это точно такая же агония, только в информационном пространстве. У нас президент декларирует цифровое общество, а они нарушают основные постулаты цифрового общества. Они хотя бы учебники почитали, к чему должно прийти человечество, страна наша в первую очередь. Они откатывают это все назад. Они не понимают этого абсолютно.

Наталья Жданова: Такая забавная ситуация складывается — у нас «ВКонтакте», «Одноклассники», которых запретили на Украине, рассылали совсем недавно инструкции, как обходить блокировки, рассказывали, как пользоваться анонимайзерами, говорили о том, как с помощью VPN можно с легкостью обойти любые блокировки и, кажется, не видели в этом ничего плохого. У нас в России об этом говорили совсем недавно. А сейчас получается, что мы тоже самое вводим на территории нашей страны. Как вы думаете, чем может обернуться этот запрет на анонимайзеры и VPN для граждан в конечном счете?

Дмитрий Мариничев: Для граждан это можно сказать, что просто цензура. С точки зрения урона бизнесу непосредственно — это просто классический подрыв национальной экономики, который приведет к тому, что огромное количество сервисов будут фактически генерировать огромное количество штрафов, чуть ли не в автоматическом режиме, либо будет под угрозой сам факт существования таких привычных сервисов, которые работают поверх сети интернет. Не нужно забывать, что вы управляете тем же банковским счетом через VPN — вы присылаете коммерческую информацию, вы контактируете с иностранными и внутренними партнерами, это все у вас закрытые сети и шифрованные каналы. И шифровать информацию и оберегать ее от посторонних глаз — это основа основ любого предпринимателя.

Наталья Жданова: Кстати, в законопроекте сделаны исключения для компаний, которые используют собственные VPN и другие средства обхода блокировок, если эти средства доступны только сотрудникам.

Дмитрий Мариничев: Вы должны понимать, что нет разницы. Им нужно будет предлагать трудовые договоры по данному VPN? VPN можно смастерить за полчаса, он будет функционировать, прокси стоит на каждом предприятии. Как доказывать, какой VPN правильный, а какой неправильный для гражданина? И кто должен контролировать --провайдер, оператор связи? Каким образом он, фактически просто участник всего этого процесса, будет это контролировать? Последнее время и так все сложили на операторов, на организацию распространения информации. Сейчас блокировка сайтов происходит практически в автоматическом режиме, компании не заморачиваются, просто все блокируют, потому что приходят в автоматическом режиме штрафы. Это уже сейчас серьезнейшая проблема, которая назрела. И техническая сложность этой ситуации приведет к тому, что мы получим не интернет, а какой-то набор проводов, больше ничего.

Петр Косенко: Вы же сами сказали, что чисто технологически практически невозможно, не запретив полностью тот или иной вид технологии коммуникации, ограничить использование VPN или анонимайзеров.

Дмитрий Мариничев: Конечно, нет. Потому что это же основа на сегодняшний день взаимодействия сети интернет. Единственное, что можно применять — такое избирательное право, избирательное наказание. Я приводил пример уже, что все это очень сильно смахивает на домашнее самогоноварение: мы сейчас запретим пиво варить и самогон для личных нужд в своих квартирах и пошлем полицейских, чтобы они ходили, нюхали под дверьми, ловили и штрафовали, и наказывали тех, кто занимается самогоноварением. То есть право человека отбирается у самого человека, у гражданина.

Источник: "Коммерсантъ"