Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Как правило, люди играют, но не по правилам»

Аркадий Давидович, литератор

Материалы дела № 1: Определение Верховного Суда РФ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 16-ГОЗ-1

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

10 февраля 2003 года г. Москва Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в

составе:

Председательствующего Г.В.Манохиной

Судей В.Б. Хаменкова и В. П. Меркулова

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Шустермана Е.М. о признании недействующей ст. 53 Кодекса Волгоградской области об административной ответственности по кассационно9 жалобе Шустермана Е.М. и его представителя Калинина Е.Д. на решение Волгоградского областного суда от 20 ноября 2002 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Меркулова В.П., объяснения представителей заявителя Калинина Е.Д. и Быкова В.В., возражения представителя Волгоградской областной Думы Козюка М.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

Шустерман Е.М. обратился в суд с заявлением о признании недействующей ст. 53 Кодекса Волгоградской области об административной ответственности, ссылаясь на то, что указанная норма противоречит российскому федеральному законодательству, позволит административным и правоприменительным органам нарушать право граждан на свободу слова, выражения мнения, свободу средств массовой информации. Понятие административно наказуемого публичного оскорбления лиц, указанных в ст. 53 Кодекса, сформулировано неопределенно, и под него могут подпадать любые критические высказывания в адрес этих лиц.

Определение административно наказуемого оскорбления содержит отсылку к понятию уголовно наказуемого оскорбления, однако разграничения между ними не проведено, в связи с чем невозможно разграничить какое оскорбление является уголовно наказуемым, а какое административно наказуемым.

Из общего смысла оспариваемой нормы следует, что ее целью является защита авторитета государственной власти, государственного и муниципального управления, которые осуществляются через их представителей. Однако фактически она позволит привлекать к административной ответственности не только за публичные оскорбления, которые совершаются в связи с исполнением депутатами, главами администраций, государственными и муниципальными служащими своих должностных обязанностей, но и за публичные оскорбления, которые с этим не связаны, а могут быть отнесены лишь с «унижением личности» этих категорий лиц, что входит в противоречие с целями местного законодателя.

В Кодексе, содержащем оспариваемую норму, содержится существенное противоречие в отношении лиц, имеющих право составлять протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 53 Кодекса.

Оспариваемая норма противоречит статье 1.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях, так как ставит в неравное положение перечисленные в ней категории должностных лиц и всех иных должностных лиц, а также всех других граждан вообще.

Ст. 53 Кодекса области устанавливает размер штрафа, выше размера штрафа, установленного ст.3.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Решением Волгоградского областного суда от 20 ноября 2002 года постановлено: заявление Шустермана Б. М. удовлетворить частично.

Признать ст. 53 Кодекса Волгоградской области об административной ответственности в части установления административного штрафа, налагаемого на граждан за публичное оскорбление лиц, замещающих государственные должности и муниципальные должности Волгоградской области, а также должности государственной и муниципальной службы Волгоградской области, в размере до тридцати минимальных размеров оплаты труда противоречащей федеральному законодательству, недействующей и не подлежащей применению со дня вступления в законную силу настоящего решения.

Обязать государственное учреждение «Редакция газеты «Волгоградская правда» опубликовать сообщение о. решение суда о признании ст. 53 Кодекса Волгоградской области об административной ответственности в части установления административного штрафа; налагаемого на граждан за публичное оскорбление лиц, замещающих государственные должности и муниципальные должности Волгоградской области, а также должности государственной и муниципальной службы Волгоградской области, в размере до тридцати минимальных размеров оплаты труда противоречащей федеральному законодательству" недействующей и не подлежащей применению со дня вступления в законную силу настоящего решения.

В остальной части заявление Шустермана Е. М. оставить без удовлетворения.

Шустерман Е.М. и его представитель Калинин Е.Д. подали кассационную жалобу, в которой просят решение в части отказа в удовлетворении заявления отменить, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, и вынести новое решение об удовлетворении требований в полном объеме.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда в части отказа в удовлетворении заявления о признании недействующей ст. 53 Кодекса подлежащим отмене, а в остальной части оставлению без изменения.

В соответствии со ст. 3.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях размер административного штрафа, налагаемого на граждан, не может превышать двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда.

Волгоградская областная Дума установила максимальный размер административного штрафа, налагаемого на граждан, выше максимального предела, установленного федеральный законодательством.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что оспариваемая норма в части установления административного штрафа, налагаемого на граждан за публичное оскорбление лиц, замещающих государственные должности и муниципальные должности Волгоградской области, а также должности государственной и муниципальной службы Волгоградской области, в размере до тридцати минимальных размеров оплаты труда, подлежит признанию недействующей, сделан правильно, что не оспаривается в кассационной жалобе.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований о признании недействующей диспозиции оспариваемой нормы, суд сослался на то, что она принята областной Думой в пределах компетенции, предоставленной ей законом, а федеральное и местное законодательство о государственной, муниципальной службе, статусе депутатов представительных органов власти и местного самоуправления предусматривает возможность установления дополнительных гарантий для государственных и муниципальных служащих и депутатов представительных органов власти от насилия и угроз, других неправомерных действий.

Однако Судебная коллегия Верховного суда Российской Федерации находит, что су~ неправильно истолковал закон и не применил закон, подлежащий применению.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому свободу мысли и слова, но запрещает пропаганду или агитацию, возбуждающую социальную, расовую, национальную,

религиозную ненависть и вражду, запрещает пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства (ст.29 Конституции Российской Федерации).

Пределы осуществления такой свободы могут быть установлены федеральным законодательством (ст. 55 Конституции Российской Федерации).

Уголовное законодательство запрещает ряд деяний, в том числе «оскорбление представителя власти» (319 УК РФ), и устанавливает границу между допустимыми и недопустимыми формами осуществления свободы слова, что влечёт уголовное наказание.

Ст. 152 Гражданского кодекса защищает доброе имя гражданина от распространения не соответствующих действительности, порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений.

Положения ст. 53 Кодекса Волгоградской области об административной ответственности запрещают публичные оскорбительные высказывания, поступки и жесты.

Вместе с тем, вербальные (устные) высказывания, жесты выражают отношение одногс~ человека к личности, поступкам и поведению другого лица и, по сути своей, являются~ формами и средствами осуществления свободы мысли и слова.

Запретив оспариваемыми нормами публичные высказывания и жесты в отношении лиц, замещающих государственные и муниципальные должности, Волгоградская областная Дума установила дополнительные по отношению к федеральному законодательству предель1 допустимого осуществления свободы слова на уровне субъекта Российской Федерации и вышла за пределы своей компетенции, установленные ст. 55 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, суд неправильно истолковал ФЗ «Об основах государственной службы в Российской Федерации», «Об основах, муниципальной службы в Российской Федерации» и местное законодательство, поскольку нормы указанных законов не могут устанавливать гарантии, вторгающиеся в сферы конституционного права на свободу слова.

Помимо этого, вывод суда о том, что оспариваемая норма сформулирована четко и яснб и не вызывает сомнения в определенности содержания, является ошибочным и достаточным образом не мотивирован.

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 18 января 2001 г. Й б-О «По запросу Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа о проверке конституционности пунктов 1 и 3 статьи 120 и пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что «общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1 Конституции Российской Федерации); поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность еесодержания, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе, правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит - к нарушению принципов равенства и верховенства закона».

Признак административного проступка, предусмотренного оспариваемой нормой;: как унижение личности, если это не влечет уголовной ответственности, допускает вследствие своей неопределенности ответственность за любые действия и высказывания, не подпадающие под признаки оскорбления, преследуемого в уголовном порядке.

В Российской Федерации права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются в соответствии с Конституцией Российской Федерации и нормами международного права (статья 17 Конституции Российской Федерации), которые согласно статье 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Право на свободу мысли и равенство всех перед законом определено ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией 5.05.1998 года.

Ссылка суда на ч. 2 ст. 10 Конвенции, предусматривающей ограничения этих свобод, является несостоятельной, так как суд не принял во внимание, что содержание ограничений непосредственно связано с критерием рациональной необходимости установления подобных ограничений.

В данном случае, ст. 53 Кодекса Волгоградской области об административной ответственности допускает ограничение критики публичных лиц (государственных и муниципальных служащих, депутатов), что снижает степень контроля общества за их деятельностью и противоречит целям и задачам ограничений, установленных ч.2 ст. 10 Конвенции.

Таким образом, неопределённость диспозиции оспариваемой нормы, противоречит ст. 19 Конституции РФ и не соответствует критериям, при наличии которых установление ограничений свободы слова допускается ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Другие выводы суда о том, что действующее законодательство не запрещает установление административной ответственности наряду с уголовной за сходные правонарушения, что не нарушаются права заявителя оспариваемой нормой, не соответствуют обстоятельствам данного дела.

Учитывая, что судом неправильно истолкован материальный закон, установления фактических обстоятельств не требуется, Судебная коллегия полагает решение суда в указанной части подлежащим отмене с вынесением в этой части нового решения об удовлетворении заявленного требования, которое в соответствии со ст. 376 ГПК РФ вступает 6 законную силу с момента его вынесения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делай Верховного Суда Российской Федерации

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Волгоградского областного суда от 20 ноября 2002 года в части отказа в удовлетворении заявления Шустермана Е.М. отменить и вынести новое решение, которым признать ст. 53 Кодекса Волгоградской области об административной ответственности недействующей и не подлежащей применению, и обязать государственное учреждение «Редакция газеты «Волгоградская правда» поместить сообщение о решении Верховного Суда Российской Федерации.

Это же решение в остальной части оставить без изменения.

 

Председательствующий (подпись)

Судья (подписи0