Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Народ нервничает: что-то давно ничем не награждали президента»

Владимир Калечицкий, журналист

12.07.2014

В ЧЕМ СИЛА, БРАТ?

Нужна ли в России независимая пресса? Да и что это, собственно, такое? Если СМИ полностью или частично финансируется из бюджета – может ли оно считаться независимым? Смогут ли «бюджетные» журналисты писать честно и непредвзято? А если финансировать взялся олигарх, не станет ли эта газета или журнал площадкой для личного пиара или для борьбы с конкурентами? 

В России издается 94 тысячи газет и 30 тысяч журналов (для сравнения в США газет издается в шесть раз меньше – около 15 тысяч). Кто читает все эти газеты и журналы? Возможно, для сельчанина газета еще остается источником новостей, тогда как горожане информацию черпают из интернета. К тому же доверие к СМИ стремительно падает – всего 18% граждан верят печатному слову, тогда как в СССР доверие к газетам было на уровне 80%. 

Главным источником информации для подавляющего большинства остается телевизор, у которого люди в среднем проводят 4,5 часа в день. Качество информационного потока из «зомбоящика» (термин появился несколько лет назад) оставляет желать лучшего. Поэтому наиболее прогрессивная часть россиян, которых, разумеется, меньшинство, ТВ не смотрит. 

В этом изобильном информационном потоке каким-то чудом сохраняются островки свободы и независимости, сохраняются скорее не благодаря, а вопреки. Правда, не так давно мы могли наблюдать «потопление» некоторых из них. «Убить» неугодное СМИ становится всё проще. Только за последние два года в российское информационное право было внесено столько изменений, что закон о СМИ стал походить на кастрата – вроде и позволено, а сделать ничего не может. 

КОВРОВАЯ БОМБАРДИРОВКА


На семинар-тренинг, организованный Центром защиты прав СМИ*, собрались журналисты из Мурманска, Тамбова, Ростова, Воронежа и Белгорода. Обычно подобные мероприятия ценны уже тем, что на одной площадке встречаются коллеги по цеху, которым всегда есть что обсудить, чем поделиться. Правда, спикеры были такого высокого уровня, давали такой объем разнообразной информации, что мы делились между собой лишь услышанным. 

О последних изменениях в законодательстве, ограничивающих распространение информации в СМИ и интернете, рассказала директор и ведущий юрист Центра Галина Арапова. Кстати, на все десятки тысяч российских газет и журналов в стране всего 20 практикующих медиа-юристов. Большинство судебных процессов с участием журналистов и СМИ заканчивается в Европейском суде по правам человека, который буквально завален делами. И не только из России. Поэтому порой решения приходится ждать не один год. 

Начала свое выступление Галина Арапова с принятого в апреле «законе о блогерах», обязавшего каждого владельца «интернет-страницы», которую в течение суток посещают более трех тысяч пользователей, выполнять требования, предъявляемые к СМИ. Закон также обязывает организаторов распространения информации в сети – поисковые системы, социальные сети и форумы – уведомлять Роскомнадзор о начале своей деятельности и хранить данные в течение шести месяцев. За нарушение установленных требований физические лица заплатят штраф от 5 до 10 тысяч рублей, юридические – от 10 до 50 тысяч, а для злостных нарушителей, многократно уклоняющихся от исполнения предписаний Роскомнадзора, устанавливается штраф в 500 тысяч рублей либо останавливается работа блога на 30 суток. 

По мнению Араповой (и с ним трудно не согласиться), изменения в законе – это персонифицированная реакция законодателей. Закон о блогерах – реакция на расследования Алексея Навального. Хотя документ был принят задним числом, поскольку блог Навального заблокировали раньше, руководствуясь законом о блокировке сайтов, принятым 1 февраля. Теперь любой сайт могут заблокировать в досудебном порядке за информацию, расцененную как призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности и участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением закона. 

После негативной реакции отдельных граждан на присоединение Крыма в мае были внесены поправки в закон о сепаратизме. Как сказал один из разработчиков законопроекта, лидер Профсоюза граждан России Николай Стариков: «Наш законопроект направлен на ликвидацию возможности проводить сепаратистскую пропаганду, вести дискуссии, рассказывать о желаниях населения разных регионов России отделиться и так далее – то есть мы хотим полностью закрыть этот вопрос». Видимо, с принятием поправок вопрос закрыли. 

После скандальной акции девушек из Pussy Riot был принят закон об оскорблении чувств верующих, предлагающий новую редакцию 148 статьи УК «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий». Закон предполагает наказание до трех лет лишения свободы за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих. Возможен и штраф до 500 тысяч рублей, а также обязательные и исправительные работы. 

Видимо, реакцией на широкое обсуждение шубохранилища Якунина стало то, что в октябре прошлого года глава 8 ГК РФ была дополнена статьей 152.2 «Охрана частной жизни гражданина». Новая редакция установила, что сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни гражданина без его согласия не допускаются, если иное не предусмотрено законом. Теперь информацию о количестве и стоимости шуб будет необходимо согласовывать с их владельцем. 

Хотя все эти инициативы законодателей, включая и закон о нецензурной брани, меркнут на фоне предложенного депутатом ГД Олегом Михеевым законопроекта «О защите населения от информации». Автор предлагает руководителям телеканалов и журналистам уделять негативной информации не более 30% эфирного времени. Все остальное время зритель должен получать позитив. За игнорирование допустимого уровня негатива в СМИ законопроект предполагает лишать нарушителей свободы на срок от 2 до 6 лет. Вот такой позитив. 

Признаться, после выступления Галины Араповой возникло желание сменить род деятельности. Стойкое ощущение руки, плотно сжимающей горло, не отпускало даже во время кофе-брейка. Верх взяло природное упрямство или… глупость, поскольку шансов выжить у независимых СМИ после ковровой законодательной бомбардировки остается ничтожно мало. 

НА СТОРОНЕ СЛАБОГО


О том, как прожить жизнь в журналистике и не потеряться по дороге, рассказала Виктория Ивлева – фотожурналист, спецкор «Новой газеты (2003-2011 гг.) и невероятно неравнодушный человек. Журналистское любопытство, основанное на неистребимом желании рассказать и показать людям «как это было», без ретуши, без постановочных кадров, влекли ее в 80-е и 90-е в Афганистан и Таджикистан, Азербайджан и Приднестровье. 

В 1994 году Виктория Ивлева стала единственной в СНГ женщиной-журналистом, попавшей на войну в Руанде. Узнав, что туда летит самолет МЧС, она позвонила в министерство и попросилась на борт. Ей категорично отказали. Тогда она ухитрилась попасть на прием к министру Шойгу. На следующий день Виктория улетела в Руанду, а по возвращении представила миру фотографии, демонстрирующие ужасы той братоубийственной войны. 

Вместе с физиками-энтузиастами, которые в 1991 году полулегально вели исследования на Чернобыльской АЭС, Ивлева оказалась внутри четвертого реактора, где получила облучение в 5 бэр – тогдашнюю годовую дозу для профессионалов. «Оказывается, радиация распространяется неравномерно, а пятнами, – рассказывает Виктория. – Ребята, обмотанные в обычный плотный целлофан, закрепленный скотчем, будто сталкеры шли внутри реактора, обходя смертельные ловушки». Когда фотограф, стоя на специальной площадке, подалась немного вперед в поисках лучшего ракурса, ей доходчиво объяснили, что больше так делать не стоит – рядом было радиоактивное пятно в 5000 рентген. 

Виктория стала единственным журналистом, который побывал внутри взорвавшегося атомного реактора. Снимки разошлись по всему миру, а фоторепортаж получил награду «Золотой Глаз» в одном из крупнейших фотоконкурсов мира «World Press Photo». В России фотографии впервые были опубликованы в «Новой газете» в 2004 году. 

Решив своими глазами увидеть то, что происходит на Украине, Ивлева в конце марта написала на своей страничке в ФБ: «Я собираюсь в долгую поездку на Украину. Хотите, чтобы я стала там вашими глазами, ушами, ногами и руками? Хотите видеть фотографии тех мест, в которых я побываю, и тех жителей страны, с которыми я буду разговаривать? Моя жизнь пойдет среди самых обычных людей разных профессий – украинцев и русских, татар и евреев, левых и правых – в общем, тех, кто живет в сегодняшней Украине. Это будет честная журналистика без прикрас». Русский ФБ помог деньгами, а украинский отозвался готовностью встретить, накормить и приютить. Русским хотелось знать, а украинцам было важно, чтобы о них узнали правду. Так родился новый фотопроект Виктории Ивлевой «Мандривка или путешествие фейсбучного червя на Украину». 

И вот мы сидим на семинаре притихшие. Виктория рассказывает о своих впечатлениях от каждого посещенного города, а фотографии, сменяя одна другую в слайд-шоу, иллюстрируют рассказ. Путешествие началось и закончилось в Донецке. На фото горы отвалов вблизи шахт на окраине, суровые лица шахтеров, разбитые дороги, хмурая женщина с самодельной тележкой, ведро угля на продажу – люди нелегально добывают уголь в копанках. Митинг с требованиями референдума и возвращения российских телеканалов, паренек с автоматом у казармы за колючей проволокой, сбор подписей против фашизма. В лицах какая-то тоскливая безысходность. 

Запорожье всего в 230 км от Донецка, но контраст разительный. Кроме прямых потомков казаков Запорожской сечи в области живут представители больше ста национальностей. Правда, теперь они называют себя украинцами и желают лишь мира и покоя своим семьям, родному городу, стране. На фото митинг памяти Небесной сотни: люди стоят с портретами погибших, а для бабушки-инвалида кто-то вынес на площадь стул. Эта маленькая, но такая трогательная деталь говорит больше, чем сотни слов. 

В Павлыш – родной город Сухомлинского – Виктория приехала специально, чтобы вновь побывать в созданной знаменитым педагогом «Школе радости». Здесь она была много лет назад и увезла с собой прекрасную сказку о лебедушке, написанной восьмилетней девочкой. Девочка давно выросла, живет в другом городе и написанную сказку почти забыла. А Виктория нашла ее и напомнила. А еще попросила учеников «Школы радости» написать письма детям России и Западной Украины. Все письма разные, а посыл в них один: мы все братья, мы вас любим, пусть будет мир. 

На Майдане Викторию Ивлеву удивила расслабляющая атмосфера всеобщего добрососедства. Люди несколько месяцев живут в палатках в центре столицы. Они, как смогли, наладили свой быт. Вокруг сваленные в кучи покрышки, на палатках, как адресные таблички, названия городов. Каркас для так и неукрашенной елки оброс самодельными плакатами и лозунгами, выражающими, в основном, крайнюю нелюбовь к нашему президенту. По площади гуляют мамы с колясками, проезжают велосипедисты, люди приносят свежие цветы. Никакой враждебности не ощущается – лишь терпеливое ожидание справедливых выборов и решимость отстаивать свою правду. До конца. 

В Житомире ребе заверил, что всё спокойно, а во Львове Виктории удалось встретиться с сыном Романа Шухевича и его связной. Юрий Шухевич был арестован в 15 лет сразу после опознания отца. Отсидел 20 лет, был сослан из Украины на Северный Кавказ, где за связь с диссидентами снова сел на 11 лет. На зоне ослеп и сейчас доживает свою жизнь в родном городе. Дарье Гусяк – связной Шухевича – сейчас 91 год. Когда ее арестовали, ей было 26 лет. Освободилась – в 51. Она не хочет вспоминать годы заключения. А на вопрос, сохранилось ли у нее зло на русских, ответила, что очень сочувствует русским людям, потому что им предстоят тяжелые и непростые испытания. 

Одна из особенностей работ фотожурналиста Виктории Ивлевой – большая часть фотоснимков черно-белые. Наверное, чтобы ничто не отвлекало от смысла. От тонкой грани, разделяющей войну и мир, любовь и ненависть, нежность и жестокость, свободу и тотальное бесправие. А зритель сам почувствует, в какую сторону качнулся маятник в его душе. 

СИЛА В ПРАВДЕ


Второй день семинара был полностью посвящен журналистской этике. Иосиф Дзялошинский – профессор НИУ ВШЭ (все регалии долго перечислять) – постарался доказать нам истинность слов, некогда сказанных Маркесом: «В журналистике профессионализм и этика неразделимы так же, как жужжание и муха». 

Среди «смертных грехов» журналиста, объединенных профессором в единый список, оказались такие популярные сегодня форматы подачи информации, как создание иллюзорной картины мира, формирование нереалистичных жизненных сценариев: «жизнь как игра», «жизнь как успех», «жизнь как потребление», создание и навязывание стереотипных образов – идолов и отверженных. Причина тотального грехопадения, по мнению Дзялошинского, кроется в продажности журналистов, а она стала возможной потому, что несовершенны этические регуляторы. Поэтому журналист сам должен для себя решить, насколько далеко он может зайти и что для него важнее – свобода или колбаса. 

Иосиф Дзялошинский, как и все ученые, идеалист. Наверняка в идеальном мире людей, чутких к звуку внутреннего голоса или совести, откровенно лгущий журналист получал бы лишь презрение, а не награды. Но мы живем в несколько иной реальности, где правда часто воспринимается как ложь, и наоборот. Как говорил Платон: «Мораль – это свойство свободного человека». А много ли у нас в стране по-настоящему свободных журналистов, готовых ради правды лишиться не только колбасы, но и жизни? Верно, их единицы. Но к их голосу чутко прислушиваются и друзья и недруги, их фоторепортажи ждут, как света истины, их отвагой восхищаются, их успеху завидуют. Они неудобны для многих, но без них никак нельзя. Иначе мы навсегда утратим способность отличать правду от лжи. А именно в правде – сила. 


* Центр защиты прав СМИ – некоммерческая организация, основной целью которой является содействие в становлении в России института свободы слова и свободы выражения мнения как фундаментального элемента демократического, правового государства. Центр зарегистрирован как некоммерческая организация в ноябре 1996 года, располагается в Воронеже. 

 

Источник: "Белгородский бизнес-класс"