Центр Защиты Прав СМИ
учреждён в 1996 году
09.09.2016
Союз журналистов России и Центр защиты прав СМИ объявляет Второй конкурс « Большие победы маленьких людей». К участию ...

«Обмен мнениями заканчивается тем, что каждый остается при своем»

Сергей Лузан, редактор

18.01.2014

Большой брат следит за блогерами

Недавние сообщения в СМИ о том, что  силовики усилят мониторинг публикаций блогеров, встревожили интернет-общественность. Или, по меньшей мере, обеспокоили наиболее граждански активную ее часть. Вполне возможно, "топ негативных авторов", а попросту — оппозиционеров, потенциально опасных для действующей власти, давно составлен. Именно поэтому некоторые блогеры и журналисты отнеслись к вышеуказанной информации с сомнением: неужели до этого протестными настроениями в интернете так мало интересовались?

 Тем не менее пока не ясно, означает ли усиление мониторинга то, что блогеры, опубликовавшие критический пост, будут более часто и систематически привлекаться к ответственности за свои высказывания, а также какова именно будет эта ответственность.

 Как заявлено, цель нововведения — обеспечить безопасность граждан и предотвратить неправомерные акции. Конечно же, отрицается, что подобный мониторинг позволит более эффективно "закручивать гайки". В таком случае очень странно, что согласно условиям контракта, результаты мониторинга будут распределяться по следующим "темам": президент РФ, руководство АП РФ, премьер-министр РФ, протесты оппозиции, главы субъектов РФ, негативные события в РФ, происшествия и ЧС и критика власти. 

Блогер Антон Носик заметил, что подобные программы, которые позволяют сортировать блогеров по степени их "негативной настроенности" по отношению к власти, были запущеныеще осенью прошлого года. Он подозревает, что госконтракт на 2014-2015 год стоимостью практически в 32 миллиона рублей — это лишь очередной распил госбюджета. 

Журнал «7x7» внимательно ознакомился с условиями обоих контрактов и выяснил, что они действительно практически идентичны. Разница между ними чисто символическая. Естественно, в каждом из контрактов проставлены соответствующие даты и цены госконтрактов (в 2013 г. он заключался всего на пару месяцев и его цена составила 351 тысячу рублей). Есть и небольшая разница в наименовании: из формулировки 2013 г. — "оказание услуг по предоставлению результатов автоматического отбора информации СМИ, изучения и оценки информационного поля, мониторинга блогов и социальных медиа" в 2014 году убрали слово "оценка".

 Выходит, пользователям Интернета действительно есть, чего бояться? 

Мы решили спросить у общественников и экспертов, следят ли за каждым из нас в сети на самом деле? Станет ли меньше критических отзывов? И кто, на их взгляд, может попасть в этот самый "топ негативных авторов"?

 Галина Арапова, директор Центра защиты прав СМИ (Воронеж):

— То, что государство следит за общественным мнением, не удивительно, думаю, это делается во всех странах и не только социологическими агентствами, но и спецслужбами. Но чтобы вот так в открытую говорить, что они будут составлять списки «негативно настроенных блогеров» — это уже слишком. Любое ограничение права на свободу выражения мнения должно соответствовать целям, прямо установленным частью 2 ст. 10 Европейской Конвенции, ратифицированной Россией еще в 1998 году. Среди таких законных целей, ради которых может быть ограничено право высказывать мнения, собирать и распространять информацию — например, государственная безопасность, территориальная целостность, общественный порядок, авторитет правосудия. Вызывает серьезные сомнения, что фильтрация информации, распространяемой в Интернете по "темам": президент РФ, руководство АП РФ, премьер-министр РФ, протесты оппозиции, главы субъектов РФ, негативные события в РФ, происшествия и ЧС и критика власти — преследуют те самые законные цели. Создается впечатление, что это, скорее, направлено на ограничение критики власти и преследование позволяющих себе такую критику. Ведь и сейчас возможных механизмов судебного преследования за высказанное мнение огромное количество, начиная с клеветы, экстремизма и заканчивая чем угодно, вплоть до государственной измены. А тут мы видим, что деньги налогоплательщиков тратятся на помощь в вылавливании таких текстов. Возникает закономерный вопрос — зачем вылавливать, если потом не реагировать на это и не пытаться приглушить этот «негативный голос» критики.
К тому же, законодательно не определен статус блогера. Формально — это любой человек, публикующий, по аналогии с внештатным автором в СМИ, свои тексты, размышления, оценки на любой платформе в Интернете, будь то онлайн-СМИ или социальная сеть. Таким образом, мы имеем дело с созданием государством базы данных граждан, которые позволяют себе высказывания, которые не нравятся власть предержащим. Ведь в темах мониторинга нет ничего про призывы к государственному перевороту или совершению теракта, что требовало бы от государства оперативной реакции, поскольку ставило бы безопасность и жизни любой под угрозу. А в данном случае, что рассматривается заказчиком такого исследования, как угроза? Только благополучие самой власти. И это, по меньшей мере, стыдно, что мы докатились до такого примитивного по содержанию, но вполне полицейского по формату реагирования государства на критику. Важно также обратить внимание на то, что право на свободу слова и свободу выражения мнения (согласно ст. 10 Европейской конвенции, ст. 29 Конституции РФ, ст. 47 Закона РФ о СМИ) гарантирует не только позитивное или нейтральное мнение, но и критическое, негативное, даже порой резкое и провокационное. То есть российских граждан, высказывающих свое мнение на вполне законной основе, не просто проверяют, но и группируют в некие списки по уровню критичности их взгляда на происходящее в стране. Это весьма сомнительная инициатива…
 
Анатолий Кравченко, председатель воронежского отделения партии "Народный альянс" (Воронеж):
— Мониторинг блогосферы и составление каких-либо списков по результатам мониторинга тех или иных материалов меня совсем не беспокоят. Если опасаться, что тебя кто-то прочтет и внесет в какой-то список, то, может быть, и блог вести не нужно? Если я пишу в блоге, то я хочу, чтобы это прочли. Другой вопрос, как будет использоваться полученная информация. Если в результате подобного исследования будет проводиться анализ "болевых точек" и работа по решению проблем, волнующих людей в сети, то это один вопрос. Другое дело, если в результате мониторинга сети будут выявлены пользователи, к которым будут применяться действия, нарушающие их права.
 
 
Виктор Беккер, журналист, информационно-аналитический портал "В засаде" (Воронеж):
— Начну с того, что я не блогер. Несмотря на то, что юридически сайт «В ЗАСАДЕ.РУ» — это действительно личный блог со всеми вытекающими правовыми последствиями, на самом деле он сделан по типу СМИ, да и занимаюсь им не я один. А не регистрируем мы его как СМИ, думаю, по понятным причинам. Кроме того, формально я житель не России, а Германии (у меня ВНЖ), и, хотя в настоящий период по семейным обстоятельствам большую часть времени я все же провожу в России, такой статус дает мне возможность вообще не интересоваться, следит ли кто-то там за нашими, в частности, моими публикациями или не следит — мне почти все как с гуся вода. Да и потенциальные «контролеры» прекрасно понимают: если под давлением внешних обстоятельств я вынужден буду резко «смотаться» обратно в Германию, мне это только на руку. Я благодаря этому получу определенные дивиденды, а им останется отмываться от «нечистот». Поэтому меня им лучше не задевать для их же спокойствия. 
Мне кажется, следить за каждым из нас — это физически и технически невозможно. Не исключено, что мониторинг происходит по каким-то ключевым словам или фразам. Кроме того, не во всех социальных сетях и форумах это возможно. Если «В Контакте» или, скажем, «Одноклассники» и так давно находятся под контролем российских спецслужб, то что касается Facebook, все сложнее. Пока, по крайней мере, они не дают информации (в частности, данных аккаунта) по российским запросам. Поэтому доказать, что Вася Иванов из «Фейсбука» — это и есть настоящий Вася Иванов — весьма, как мне представляется, проблематично. 
 
Подобные действия только обозлят блогеров, они спешно начнут шифроваться, скрывать аккаунты (а сети и форумы западного происхождения вряд ли будут им препятствовать в этом), менять имена и т. д. Но количество критических отзывов только увеличится, и они станут более бескомпромиссными.
 
Кто попадет в "топ негативных авторов"? Логику спецслужб и остальных правоохранительных органов постичь трудно. ФСБ, скорее всего, будут следить за теми, кто представляет реальную опасность для режима (активные оппозиционеры левого или ультранационалистического толка, лидеры общественного мнения и т. д.) или для государства (террористы и прочие экстремисты прямого действия). Что касается всяких «Отделов «Э» (подразделений полиции), то судя по воронежскому опыту, они дилетанты, ничего не понимающие в теме. Поэтому они как раз могут имитировать бурную деятельность, усилив мониторинг тех, кто на самом деле никакой опасности ни для режима, ни для общества, ни для государства не представляет: например, различных юных любителей рок-музыки, которые постят на своих страницах песни и группы, по каким-то неведомым и идиотским причинам попавшие в запрещенные списки (ну, типа песни «Убей мента» группы «Психея»). Поэтому вывод парадоксальный. Для большинства блогеров и пользователей соцсетей слежка со стороны спецслужб особых «траблов» нести не будет, а вот полиция может доставить неприятности. Но зато с полицией можно справиться путем широкой огласки и сильной массовой «вони», а вот если дело дойдет до ФСБ, то им на все это будет наплевать.
  
Елена  Ларионова, координатор проекта «Баренц Пресс» (Мурманск):
— Разумеется, следят. Наверное, не за каждым, а по мере возникновения интереса. Какими критериями руководствуются «следящие», неведомо, но можно предположить, что в первую очередь интересуются теми, кто, например, не в восторге от действий властей. Критических отзывов не станет меньше, по крайней мере, до тех пор, пока, не дай Бог, не начнутся массовые репрессии по отношению к недовольным. Все могут попасть. В первую очередь, например, блогеры «Новой газеты».

 

Дмитрий Качалов, главный редактор region51.com , заместитель секретаря общественной палаты Мурманской области (Мурманск):

— Не вижу проблемы в том, что планируется проводить подобный мониторинг. Мониторинг вообще должен проводиться, одной из целей может быть оценка текущей деятельности, желание понять, чем недовольны и как свое недовольство выражают люди в интернете, а самое главное, как улучшить свою работу. Кстати, цель, о которой заявляют — обеспечить безопасность граждан и предотвратить неправомерные акции, — не несет в себе чего-то плохого. Если кто-то опасается за себя, за то, что его записи как-то противоречат закону, он может выступать в интернете анонимно, что многие с удовольствием и делают. Но всегда надо помнить о том, что есть хорошая поговорка: «Все тайное всегда становится явным». Тут главный вопрос в том, какие санкции будут предъявляться и будут ли предъявляться вообще. Насчет бюджета тех конкурсов, что были объявлены, я судить не берусь, их должны оценивать эксперты, которые действительно могут сказать, много это или мало, а пустые разговоры, они ни к чему…

 

Александр «БОБ» Борисов, член Союза Журналистов России, корреспондент «7x7», (Мурманск):

— У группы «АукцЫон» есть такая композиция «Рожденный под колпаком». Песня, написанная еще в конце 80-х годов прошлого столетия, актуальна до сих пор. Все мы по прежнему «под колпаком». Это, в принципе, и ожидаемо, так как пока будет существовать государство, репрессивная машина не должна останавливаться ни на секунду. Как мне кажется, мониторинг публикаций на том же «7x7», так или иначе, идет постоянный. Ярчайший тому пример — ситуация, в какую попала сейчас правозащитник Ирина Пайкачева,когда начальник мурманского СИЗО№1 «возбудился» после опубликованного поста Ирины Владимировны.

 

Михаил Силантьев, «Аграрная партия России» (Архангельск):

— Вообще-то давно известно — за нами всеми всегда следят. Где-то больше — как в Москве, где видеокамеры установлены даже в каждом подъезде и объединены в общегородскую сеть слежения. Где-то меньше — как у нас в Архангельске, где, несмотря на установленные видеокамеры, медная чайка трижды!!! улетала со шляпы памятника Писахову. И каждый раз никто ничего не видел — хотя это самый центр города...

 Все телефонные переговоры тоже фильтрует спецаппаратура на наличие определенных слов-ключей, и перечень этих слов можно расширить... Сам телефон легко определяет свое месторасположение. Пластиковая карта тоже всегда сообщает, где, когда и что покупает ее владелец, шпионя за нами... Интернет в этом деле, не то, что не исключение, а хуже того! Там постоянно фиксируется вся информация о тебе. И, что бы ты не делал, как бы ты не прятался за настройками приватности и пр., каждый твой клик сохраняется навечно в глобальной сети, как отпечатки ботинок астронавтов на Луне... 

Теперь об ФСО. Думаете — до сих пор они не знали о возможностях сети и не изучали посты блогеров? Думаете — они не контролируют все наши публичные сети? Не нужно настолько дремучей считать крупнейшую радиоэлектронную службу РФ, когда даже отсталая от жизни служба судебных приставов и та проводит задержания, приглашая на свидания участников групп — неплательщиков, годами до этого скрывавшихся в недрах страны! Так что мы давно под колпаком "дядюшки Мюллера"! О чем же тогда речь? Да руководство этой службы просто решило погреть руки на необходимости приобретения нового оборудования! Это ведь как бы новое дело, важное дело, для претворения в жизнь которого нужно купить массу оборудования, набрать и переобучить массу сотрудников, приобрести и отремонтировать массу офисных помещений — и на всем этом так здорово можно пооткатывать!!! Вот и весь сыр-бор. Такова жизнь...

 

Андрей Захаров, блогер (Архангельск):

— Силовики усилят мониторинг публикаций…

 Да, это опасно. Орлов Игорь Анатольевич (губернатор наш, кто не знает) может подтвердить: он усилил, и сразу — зверюшки. И даже не зверюшки, а звери начали ему мерещиться. Звери в региональных СМИ, порочащие его честное имя… 

А мне звери не привиделись. Потому что я закусывал.

 

Источник: "7x7"